facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ЭВТАНАЗИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Автор Доклада: 
Габриелян А. А.
Награда: 
ЭВТАНАЗИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

ЭВТАНАЗИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Габриелян Армен Айказович, докторант, доцент
Рижский университет им. Страдыня
Балтийской Международной академии


Данная статья посвящена одной из самых обсуждаемых тем в мире о проблеме права на жизнь Правовые проблемы, связанные с эвтаназией, должны рассматриваться в тесной связи с правом на жизнь, которое является одним из базовых и неотъемлемых прав человека. Право на жизнь является право свободы, а также позитивное право, так как она предоставляет пациентам возможность воздержаться от него. Жизнь является самым важным из социальных и правовых благ личности, ибо все остальные права, свободы и обязанности утрачивают смысл и значение в случае гибели человека. Право на жизнь является основой существования человеческого общества и потому не может рассматриваться в контексте понимания жизни как собственности, которой человек может распоряжаться по своему личному усмотрению. Это относится не только к праву на жизнь, но и к проблемам распоряжения человека своим телом.
Ключевые слова: эвтаназия, активная эвтаназия, пассивная эвтаназия, права человека, право на жизнь.

This article deals with one of the most debated topics in the world - right to live or die. Legal issues relating to euthanasia should be considered in close connection with the right to life, which is one of the basic and inalienable human rights. The right to life is a liberty right and also a positive right, as it provides patients with the opportunity to refrain from it. Life is the most important social and legal benefits of the individual, because all other rights, freedoms and duties lose their meaning and significance in the case of human death. The right to life is the foundation of human society, and therefore a person's life cannot be viewed as her property to dispose of, at her sole discretion. This applies not only to a person’s right to life, but also to dispose of her body.
Key words: euthanasia, active euthanasia, passive euthanasia, human right, right to life.

Актуализация проблемы приоритетности прав человека, ситуацией, когда, по данным социологических опросов, нередко значительная часть населения разных стран считает эвтаназию допустимой, несмотря на то, что против эвтаназии жестко и последовательно выступают представители самых разных религий, а также целый ряд государств - законодателей. Очевидно, что эвтаназия является посягательством на самое святое - человеческую жизнь.
Смысл эвтаназии заключается не в том, каким образом умертвить больного, а в принятии решения об умерщвлении. Как показывает история человечества, и раньше многократно возникали ситуации, когда людям приходилось решать дилемму: обрекать ли своих собратьев на мучительную смерть или разом прекратить их страдания. Однако предметом дискуссий и жгучего общественного интереса проблемы эвтаназии стали только в последнее время. Раньше такого рода ситуации и обусловленные ими отношения, как правило, рассматривались, как случайность.
В настоящее время они приобретают закономерность постольку, поскольку следуют из достижений научно-технического прогресса, в области медицины, биотехнологий и непосредственно детерминируются ими. Преимущественно возникая в рамках системы здравоохранения, они требуют учета всех без исключения аргументов, как «pro», так и «contra» эвтаназии, их глубокого философского осмысления, достижения сбалансированной аксиологической, морально-нравственной, правовой позиции (консенсуса) и адекватного нормативно-правового регулирования.
Люди, выступающие против практики эвтаназии, обращаются к принципу священности жизни. Этот принцип утверждает, что человеческая жизнь настолько уникальна, что мы никогда не должны прерывать её. Эммануил Кант выступает с философской защитой этой уникальности путём своего категорического императива. Сформулированный простыми словами, его принцип гласит, что «мы должны всегда рассматривать разумные существа, как конечную цель, а не, как промежуточный этап. Я никогда не должен прерывать вашу жизнь только потому, что она затруднительна для Вас». Кант мог бы продолжить, говоря, что Вы не можете покончить со своей жизнью потому, что она невыносима для Вас. Те, кто применяют принцип священности жизни к вопросу эвтаназии, очевидно, придерживаются точки зрения, что прекращение жизни по любой причине нравственно недопустимо.
Вопрос, который затрагивают философы в отношении эвтаназии, - это различие между убийством и позволением умереть. Некоторые авторы утверждают, что пассивная эвтаназия не является эвтаназией вообще, но данный подход – это только отталкивание проблемы в сторону. Даже если позволение умереть не является эвтаназией, необходимо показать, почему это позволение нравственно и допустимо, тогда, как убийство непозволительно, следуя подобному раскладу вещей.
Кодекс Американской Медицинской Ассоциации, касаясь вопроса эвтаназии, гласит, что «врачи никогда не должны прерывать жизнь». Но, несмотря на это, врачи не обязаны продлевать жизнь, руководствуясь сверхъестественными усилиями, когда восстановление здоровья невозможно. Таким образом, представляется, что АМА делает два различия.
Первое – между убийством и позволением умереть – заключается в том, что убийство запрещено законом, а позволение умереть разрешено. Второе отличие – это применение сверхъестественных усилий и обычных препаратов. Если мы зададим вопрос, что подразумевается под сверхъестественными и естественными усилиями, ответ, скорее всего, будет дан в терминах расходов и частоты использования. Так, например, использование дорогой системы поддержки жизни для тяжёлого коматозного пациента считается сверхъестественным, тогда как недорогие антибиотики, предписываемые некоторым пожилым пациентам, больным пневмонией, считаются обычными. Глядя на эти примеры, можно с готовностью согласиться, что пациенту, страдающему пневмонией, должны прописываться антибиотики, тогда как система поддержания жизни не должна использоваться для поддержки безнадёжного коматозного пациента.
В основе проблемы эвтаназии, а также связанных с ней, таких, как проблемы аборта и экспериментов над эмбрионами, лежат понятия ценности и святости человеческой жизни. Ценность жизни отражает уважение не к самой жизни, а к личности, как носителю жизни. Уважение к личности включает в себя следующие четыре аспекта:
1) заботу о благополучии личности; 2) уважение к ее желаниям; 3) уважение к ее жизненным ценностям; 4) уважение ее интересов. Уважение к личности допускает попытки индивида создать свою собственную жизнь для себя. Следовательно, уважение к личности допускает и добровольную эвтаназию, как попытку создать уход из жизни. Тот, кто получает от жизни не удовольствия, а страдания, имеет право сознательно покинуть эту жизнь.
Отрицание этого права во имя «святости» жизни означает особую форму моральной тирании. Реальная проблема эвтаназии, - это трагедия преждевременных и нежелательных смертей тысяч людей из разных стран мира, которые умерли от недостатка медицинских или иных средств или, которые были обречены на смерть только потому, что окружающие пришли к убеждению, будто их жизнь не стоит поддерживать.
Джон Финнис указывает, что сторонники применения эвтаназии нередко отвергают различие между «активной» и «пассивной» эвтаназией, т.е. между убийством с использованием техники и инструментов, служащих для ускорения смерти, и убийством посредством отказа от дальнейшего лечения. В условиях нацистской Германии эвтаназией считалось любое убийство, осуществляемое с помощью медицинских средств, будь то с целью избавления пациента от страданий или с намерением «очищения расы», или «освобождения жизненного пространства». По мнению автора, в условиях современной демократии, хотя и существует определенное отвращение к нацистской практике, реликты некоторых нацистских идей все же сохраняются. В частности, популярна концепция, согласно которой, определенного рода жизнь не стоит сохранять: жизнь в подобном состоянии подрывает достоинство пациента, и защита интересов пациента требует прекращения подобной жизни.
Джон Харрис в «Ответе Дж.Финнису» выделяет в статье Дж.Финниса три основных момента: моральное значение намерения, концепция личности и различие между двумя типами убийства. Джон Харрис соглашается с Дж.Финнисом в том, что любое намерение проявляется в свободном выборе. Люди несут ответственность за всю совокупность последствий, которые являются результатом свободного выбора. Расхождение двух авторов сводится к тому, что считать выбором к разным концепциям поступка. Что касается концепции личности, то автор разделяет положение Финниса о том, что личность отличается от других существ, способностью к осознанному выбору. Он, однако, не согласен с Финнисом в том, что, теряя эту способность, индивид остается личностью, сохраняя единство души и тела. «Например, находясь в постоянном вегетативном состоянии, душа индивида не отделяется от тела - просто тело перестает быть телом личности. Это тело живущего человека, но это не тело живущей личности».
По мнению Харриса, такая внутренняя ценность, как сохранение жизни, не может отрицать права людей самостоятельно распоряжаться своей жизнью в соответствии со своими внутренними ценностями. «Мы уважаем ценность жизни личностей, уважая вместе с тем их свободу. Это подтверждение ценности жизни - уважать желания личностей, чья жизнь подошла к естественному концу».
Ценность и достоинство человека не может измеряться медицинскими показателями. Очевидно, что ни критерий платежеспособности, ни критерий социальной значимости человека не могут, этически, оправдать предпочтительный выбор. Еще сложнее обстоит дело с активной эвтаназией. Современная эпоха - это эпоха агрес-сивного правосознания, посягающего на нормы и ценности, в том числе, и человеческую жизнь. В добровольной пассивной эвтаназии индивид является субъектом права и право-вого действия. В случае активной добровольной эвтаназии субъектом законодательной нормы на эвтаназию является государство, а субъектом действия - медицинский персонал. Ситуация предельно обостряется, если просьба об эвтаназии исходит от неавтономного больного. В случае отсутствия законодательной нормы разрешающей эвтаназию, медперсонал принуждает жить беспомощного больного, реализуя волеизъявление большинства.
Сторонники эвтаназии эту ситуацию оценивают, как несправедливую дискри-минацию неавтономных пациентов, по сравнению с автономными больными. Этическая и юридическая проблема заключается в возможности делегирования права на смерть медицинскому учреждению, поддерживающему жизнь больного. Принцип автономии подразумевает независимость индивида от общества, отделенность целей, действий, выбора свободы. Активная эвтаназия же подразумевает зависимость индивида от социума, преобразованную в обязанность медиков совершить действие, противоречащее гуманистическим ценностям, воплощенным в медицинской деятельности.
Право на жизнь имеет сложную структуру и содержание, детерминированное сущностью самой охраняемой ценности, т.е. человеческой жизни. Содержание права на жизнь складывается из правомочия на сохранение жизни (индивидуальности) и правомочия на распоряжение жизнью.
Правомочия на сохранение жизни (индивидуальности) проявляются в возможности самостоятельно решать вопросы (давать или не давать согласие) об изменении пола, пересадки органов и тканей животных. Правомочие на сохранение жизни таких субъектов, как слабоумные и душевнобольные, лица, находящиеся в летаргическом сне, дети, воспитанные животными в природной среде, должно обеспечиваться дополнительными мерами со стороны обязанных лиц (специальное обучение, медицинское обслуживание, уход и пр.). Правомочие по распоряжению жизнью состоит в возможности подвергать себя значительному риску (например, проведение опасного опыта на здоровом человеке-добровольце) и возможности решать вопрос о прекращении жизни (в частности, отказ от ампутации конечности при гангрене приводит к смертельному исходу).
Для защиты права на жизнь характерны превентивные способы защиты, гражданин вправе требовать пресечения действий, создающих угрозу нарушения этого права. Если возникновение неизлечимой болезни произошло по вине других лиц (например, неосторожное заражение вирусом иммунодефицита человека при переливании крови), то потерпевший может взыскать компенсацию морального вреда.
Право на жизнь, а, следовательно, и право на смерть — неотчуждаемое и непередаваемое право. Неотчуждаемость и непередаваемость — это его специфика. Автономия подразумевает действие, определяемое на основе воли, зависящей полностью от субъекта волеизъявления, неотделимого от нее. Эвтаназия, как действие, совершаемое медперсоналом, санкционированное государством, (этическое обоснование активной добровольной эвтаназии) не соответствует принципу биоэтики, как уважения автономии личности пациента и не согласуется с принципом справедливости.
Проблема эвтаназии инициируется и экономическими соображениями. Возникает вопрос, насколько целесообразно отвлекать недостаточные медицинские средства на продление, поддержание жизни людей, страдающих мучительными недугами, и, обреченными на болезненную смерть? В связи с тем, что финансовые аспекты здравоохранения обостряются в результате использования многих дорогих реанимационных мероприятий, продлевающих жизнь безнадежно больных пациентов, в глазах многих людей значение экономических соображений заметно усиливается. Высокие затраты неизбежно оцениваются в терминах денежной выгоды. Само пред-ставление об экономическом благе должно быть осмысленно с более широких позиций. Если сохранение, продление жизни человека рассматривается, как бесспорное общественное благо, то исключение эвтаназии из практики современного общества, есть шаг, максимизирующий общую полезность. Кроме того, экономическое благо не задает принципов, правил, норм этики, поэтому не может быть основой этической оценки, этического регулирования.
Моральная аргументация не может апеллировать к экономическим аргументам. Регулярно подтверждаемые экономические приоритеты, деятельность СМИ, способствуют внедрению идеи удобной (в том числе и малозатратной), хорошей, легкой смерти. Интенсивная трансляция идеи эвтаназии, как блага, и высокая скорость интроекции, приводят к тому, что человек достаточно быстро присваивает такую оценку, выдает ее за собственную мотивацию, включает ее в свою систему ценностей.
Ценность жизни проявляется в бесконечных связях не только с материальным миром, естественно-природным и рукотворно-вещественным, но и с «миром» духовным, воплощенным в других людях, в одухотворяемых человеком естественных природных явлениях. Жизнь - это системообразующее начало всех ценностных отношений, таких как свобода, достоинство и справедливость. Эвтаназия не только уничтожает ценностные смыслы вместе с жизнью просящего о ней неизлечимого больного, но и деформирует и элиминирует многообразные ценности общества.
Если принять во внимание все многообразие традиций и взглядов конкретного сообщества (так называемый, принцип социально-культурного контекста), можно заключить, что эвтаназия не будет являться единственной системой помощи при умира-нии. Альтернативой эвтаназии выступает специальная система медицинской помощи, болеутоляющих средств, дающих возможность уйти достойно, не прибегая к активной эвтаназии.
Паллиативное лечение «palliative care» состоит из двух основных аспектов: «лечение» и «уход». Паллиативный уход – это медицинское вмешательство, которое призвано облегчить физическую и моральную боль, способствуя тем самым повышению качества жизни (на конечной стадии). Паллиативный уход применяется не только в ситуациях, когда не могут избавить от болезни, но и для улучшения качества жизни на различных стадиях болезни и лечения злокачественных заболеваний.
Главный принцип паллиативного ухода - комфорт пациента, «поддерживать пациента, свободным насколько возможно, дальше от боли и страданий», а не только избавление от болезни. Между паллиативным уходом и эвтаназией существует зыбкая грань. В обоих случаях используются одни и те же лекарственные препараты, но разной дозировки. Дает ли врач опиум с целью ускорения смерти или для того, чтобы уменьшить боль? Побочным следствием паллиативного вмешательства (ради уменьшения болей пациента) часто становится ускорение наступления смерти.
Главное различие между позволением умереть и милосердным убийством, между активной эвтаназией и паллиативным умиротворением - намерение, т.е. какую цель преследовали врачи. Ускорить наступление смерти (активная эвтаназия), умиротворить, избавив от страданий (паллиатив), или позволить прийти естественной смерти, не предпринимая активных лечебных процедур (пассивная эвтаназия)? Главные условия принятия решения пациентом по любой биомедицинской технологии - это сбалансированность информации, предоставляемые специалистами, и качество жизни, которое может дать или не дать указанная технология.


Литература:
1. Baruch A. Brody. Suicide and euthanasia: historical and contemporary themes. Kluwer Academic Publishers. 1989. P. 46.
2. Finnis J. A philosophical case against euthanasia//Euthanasia examined. - Cambridge, 1997. - P.23-35
3. Harris J. The philosophical case against the philosophical case against euthanasia//Euthanasia examined. - Cambridge, 1997. - P.36-52.
4. Saunders C. What's in a name // Palliative Medicine. 1987. № 1. P. 57.
5. Assisted Dying for the Terminally Bill. HB Bill 17 // Published by Authority of the House of Lord. 2004. P. 7
6. Tannsjo T. Terminal Sedation: Euthanasia in Disguise? 2. Terminal Sedation. A substitute for Euthana-sis? Dordrecht. Boston~L., 2004. р. 8 

9.55556
Ваша оценка: Нет Средняя: 9.6 (9 голосов)
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.