facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

Фольклорный дискурс: о некоторых лингвистических признаках манипуляции сознанием (на материале англо-американских фольклорных текстов)

Фольклорный дискурс: о некоторых лингвистических признаках манипуляции сознанием (на материале англо-американских фольклорных текстов)
Алевтина Колистратова, преподаватель

Братский государственный университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

 

Статья посвящена некоторым итогам исследования современных текстов народного искусства, репрезентирующих фольклорный дискурс, который в контексте данной работы трактуется как манипуляционный.

Ключевые слова: фольклор, новая культурная стадия, языковые средства манипуляции.

           

Выбор предмета исследования, а именно кризисных явлений в области филологии, явился основанием для написания настоящей статьи, главная мысль которой базируется на понимании ключевого термина вслед за C.И. Ожеговым, а именно,  кризис - резкий, крутой перелом [1]. Крутым переломом в современных лингвистических исследованиях, на наш взгляд, является изучение технологической сущности манипуляции сознанием, ее лингвистических признаков.

Таким образом, целесообразно утверждать, что современное словесное народное искусство, рождающееся в новом коммуникативном пространстве, обладает определенным лингвистическим механизмом, позволяющим осуществлять процесс манипуляции национальным сознанием. 

Фольклор, сегодня,  как один из компонентов национальной культуры привлекает внимание не только ученых, но и общественности в целом. По определению, принятому Комитетом правительственных экспертов при ЮНЕСКО в 1985 году, фольклор – «это основанное на традициях творчество групп или личностей, отражающее ожидания общины, являющееся адекватным выражением ее культурного и социального самосознания» [2].

Б.Н. Путилов пишет, что данное определение не указывает на развитие фольклора, на эволюцию его традиционных форм. В нем отсутствует констатация того факта, что появляются новые виды и формы творчества. Такая критика определения термина фольклор, на наш взгляд, представляется несколько необоснованной, так как определить четкие границы фольклорного творчества весьма сложно. Тем более, сейчас, когда неотъемлемым компонентом развития общества является информационная сеть, оказывающая существенное влияние на современное фольклорное пространство, под которым мы понимаем совокупность возможностей передачи культурного наследия.

В настоящее время много говорят и пишут о том, что сетевая коммуникация заменяет реальное человеческое общение, следовательно, фольклор также перемещается в сетевое пространство, облачаясь в новые формы, наполняясь новым содержанием. Фольклорные формы модифицируются в соответствии с новым временем культуры. Если говорить о значимости данной проблемы, то она подкрепляется рядом фактов, свидетельствующих о том, что сетевая среда становится одной из основных сфер осуществления активности человека.

Использование фольклора в Интернет-пространстве связано, прежде всего, с пониманием его как коммуникативной системы, в которой  отражается современный мир в образах прошлого. Именно здесь происходит необходимая трансформация, возникает специфическая «кавер-версия / ремикс» архаического фольклорного произведения или создается нечто совершенно новое, вызывающее неподдельный интерес.  Таким образом, в центре наших исследовательских интересов оказались тексты современного фольклора.

В качестве примеров таких текстов мы рассматриваем один из жанров современного фольклора – англоязычные сетевые городские легенды. Это рассказы людей нового поколения, которые берут некие элементы объективной реальности или знаки исторического фольклора и «раскрашивают» их в свои определенные цвета, семиотически значимые для той или иной группы лиц в пределах определенного социокультурного контекста.  В результате создается некая «магия данного времени культуры», оказывающая воздействие на национальное сознание, которое, в рамках настоящей работы, можно рассматривать как манипуляционное.  

А.М. Каплуненко, доктор филологических наук, профессор Иркутского государственного лингвистического университета, занимаясь проблемой исследования манипуляционных механизмов,  раскрывает признаки манипулирования сознанием, опираясь на различение Мира Действия и Мира Ценности. Согласно мнению исследователя в формулировках признаков манипуляции сознанием выделяется характерная особенность: лингвистические показатели МД противоречат показателям МЦ. Поскольку дискурс порождается и функционирует в МД, но проецируется, планируется, исходя из сущностей МЦ, можно полагать это противоречие как статутный признак манипуляционного дискурса [3].

В качестве языкового материала, подтверждающего данное положение, рассмотрим пример городской легенды “BloodyMary”. В человеческом сознании, точнее, в МЦ, концепт “BloodyMary” закреплен за определенным мифологическим знанием, которое вызывает чувство страха и опасения за свое существование. Источником такого знания является английский исторический миф о Кровавой Мэри. Целесообразно напомнить его суть. Кровавая Мэри – это старуха, которая жила в глубине леса и собирала на продажу лечебные травы. Люди из ближайшего поселка считали ее ведьмой. Как-то в округе стали исчезать маленькие девочки. Убитые горем родители обыскивали лес, но не могли нигде найти своих детей. Кровавая Мэри отрицала свою причастность к пропаже девочек. Но жители поселка заметили, что старуха очень изменилась. Стала выглядеть моложе и привлекательнее. В итоге обнаружилось, что убивала детей именно она и затем использовала их кровь, чтобы омолодиться. Люди решили сжечь ее на костре. Сгорая, Кровавая Мэри выкрикнула проклятие. К любому, кто упомянет ее имя перед зеркалом, придет мстительный дух и человек погибнет ужасной смертью.

Современная версия городской легенды, т.е. версия, бытующая в МД, посредством переноса сюжета в другое временное пространство вызывает отчуждение таких знаний от человека. Пугающий первоначальный смысл мифа теряется, уходит на задний план, остается ощутимой лишь слабая, но не исчезающая связь с архаическим инвариантом знаками Mary, blood, child. В сознании современного человека суть-исторические фольклорные знаки становятся пустыми, вследствие происходящих изменений в его обыденной жизни, повлекших изменения МЦ. Таким образом, в дискурсе современной легенды предлагается поиграть с чувством страха и ужаса в повседневной жизни.

Now if you follow these instructions, you may be able to see Mary for yourself. At midnight on Friday the 13th, turn off all the lights in your house. Go to the bathroom and turn on the water in the shower and the sink. Flush the toilet, look into the mirror and say “Bloody Mary” 5 times. She will appear in mirror. You need to hurry and turn on the light or she will stab you in the back.

Данный пример выводит на первый план мысль о том, что современному человеку не хватает острых ощущений, не хватает ситуаций, способствующих выбросу адреналина, которые, как правило, способствуют выработке иммунитета к частым стрессовым ситуациям, наполняющим его жизнь. Таким образом, вышеизложенные размышления позволяют сделать вывод о том, что изменения МЦ влекут за собой создание копий исходных знаков, закрепленных в коллективном бессознательном. Иными словами,   происходит симуляция знака, которая представляет сущность манипулятивного процесса.

По мнению А.М. Каплуненко в условиях связности МД и МЦ познание проходит 3 этапа в каждом из миров. На первом этапе познания дискурсу различий в МД соответствует концепт в МЦ. Организуясь вокруг одного и того же концепта, дискурс обнаруживает многочисленные различия, связанные с индивидуальными контекстами интерпретации. Второй этап познания – дискурс согласования, где признаком манипуляции является результат стремления приписывать определенные признаки именам, совершая при этом некоторое насилие над связью означаемого и означающего. Третьему этапу соответствует дискурс экспертного сообщества, закрытой субкультуры, носители которой  вырабатывают правила поведения термина как знака.

Рассмотрим пример - городская легенда “Progesterex”.

There is a new drug called, Progesterex, that is a sterilization pill.Внимание привлекает тот факт, что уже на начальной стадии воздействия дискурс экспертного сообщества (ДЭС) представляет дискурс власти. К представителям экспертного сообщества в данном случае относим тех, кто владеет глубоким медицинским знанием, ему известно название данного препарата в силу рода своей профессиональной деятельности. В ДЭС связь между означающим и означаемым закреплена в термине Progesterex, который обладает весьма плотным содержанием. Далее,

The drug is now being used by rapist at parties to rape and sterilize their victims. My best friend’s mom works at a pharmacy and she said the drug is available exclusively to veterinarians to sterilize large animals.

Автор настойчиво ищет очевидца, который является авторитетным источником информации (поскольку невозможно быть экспертом во всех областях современного знания). В данном случае это мама лучшего друга, которая работает в аптеке и утверждает, что данный препарат используется в ветеринарных целях. Таким образом, происходит преобразование термина, имеющего плотное содержание в понятие, границы которого не такие устойчивые. Связь между означающим и означаемым становится менее прочной. Для манипулируемого знак Progesterex имеет множественную интерпретанту. Преодоление различий, обусловленных конкретным содержанием термина Progesterex, осуществляется в дискурсе согласования. Раскрывая сущность последнего, А.М. Каплуненко  характеризует его как  « подлинный диалог, ориентированный на Другого»[3]. Иными словами, в сознании манипулируемого происходит закрепление интерпретанты знака Progesterexкак «лекарственного препарата».   

Далее манипулятор использует информацию, которая не является достоверной, это слухи и сплетни, переданные ему из его окружения.

I have heard from several of my friendsthat are still in grad school up north that at frat parties at their schools the drug is being used with Rohypnol (roofies), the date rape drug. With Rohypnol, all they have to do is drop it into their drink. The girl can’t remember a thing the next morning of what happened the night  before.   

Эксперт убеждает манипулируемого не анализировать понятие на уровне дискурса согласования, а значит, власть манипулятора признается, т.е. термин принимается без интерпретации, и можно выходить в дискурс различий. В итоге, манипулятор заключает“the drug’s affects aren’t temporary. Any woman that takes it will not have children ever in her life”, что является свидетельством навязывания манипулятором своей интерпретанты манипулируемому,  складываемой из цепочки Progesterex – all they have to do is drop it into their drink – will not have children ever in her life, которая, в свою очередь, закладывает отрицательное отношение к данному знаку.   Манипулятор апеллирует к чувствам и эмоциям слушателя, создавая в его сознании параллельную связь с его собственным организмом, тем самым, производя наложение проблем общества на личные проблемы слушателя. 

Еще одним примером, выявляющим лингвистический механизм манипуляции сознанием, является городская легенда “BuggyBurrito”. Современную легенду такого типа можно, условно, сравнить с «психическим вирусом», суть которого заключается во внедрении идеи о неком объекте. В данном случае, речь идет о пагубном влиянии “fastfood” на здоровье людей. Воспользовавшись убеждениями Дж. Суэлза о том, что к экспертному дискурсивному сообществу можно отнести не только профессиональные группы, но и любые объединения с общей коммуникативной целью, можно предположить, что любители мексиканской кухни – это тоже, своего рода, экспертное сообщество. Итак, для представителей ДЭС термин Burritoимеет достаточно плотное содержание, т.е. это одно из блюд с очень хорошими вкусовыми качествами, питательное, которое может заменить полноценный одноразовый прием пищи.  Иллюстрацией, вышеизложенных размышлений, служит первая часть текста.  

Sarawasdrivinghomefromwork. Notwantingtoworryaboutcookingdinneronceshegothome, shedecidedtostop for some take out. She pulled into her local Taco Bell and ordered a burrito.

Манипулятор описывает заурядный конец рабочего дня любого трудящегося человека, который предпочитает поужинать по дороге домой, чтобы не тратить время  на приготовление себе пищи. В круг ее предпочтений входит пища, приготавливаемая в TaccoBell. TacoBell – сеть ресторанов быстрого питания мексиканской кухни, принадлежащей компании Yum! Brands. Сеть была основана в 1962 году предпринимателем Гленом Беллом. В сеть входят тысячи ресторанов в США, Канаде, Австралии, Китае, Великобритании, Германии, Исландии, Мексике, на Филиппинах, В Сингапуре и Южной Корее и др. (большая часть из них работает по франшизе). Только в США действует свыше 5800 ресторанов TacoBell. В меню TacoBell только мексиканская кухня: бурито, тако, начос, мексиканская пицца и другое. 

Далее следует описание признаков недомогания, которое рассматривается в настоящей работе как «приписывание определенных признаков имени, совершая при этом некоторое насилие над связью означаемого и означающего» [3].

Whenshewokeupthenextday, hertonguefeltsoreandalittleswollen. Soshewenttoseeherdoctortofindoutwhatwaswrong. The doctor didn’t find anything on his initial examination, so he told to come back if it got any worse.Ясно, что причину физического недомогания выявить весьма непросто.

Days later her tongue swelled up considerably and became very sore. She went back to the doctor and he decided to do a minor surgery.В данном случае, можно рассматривать врача как представителя «дискурса различий», то есть человека, для которого мексиканская кухня не входит в круг предпочтений. Он, соответственно, как человек, не сталкивающийся с последствиями употребления такого рода пищи, не может поставить истинный диагноз немедленно. Далее, 

 When the doctor had cut open her tongue he found a cyst among her taste buds filled with cockroach eggs.  Иными словами, концепт Burrito, с помощью ассоциативного ряда знаков work – aburrito – sore – aminorsurgery – cockroacheggs, приобретает несколько иное наполнение. Таким образом, минуя «дискурс согласования», термин Burrito, который понимается как «очень вкусное, питательное блюдо мексиканской кухни» переходит в  «дискурс различий», что подтверждается следующим высказыванием: Theytracedtheeggsbacktotheburritofromherfastfooddinner. Только на данном этапе, доктору стало ясно, что причиной недомогания Сары стало употребление буррито.

Таким образом, концепт Burrito, подразумевает разновидность вкусной и питательной мексиканской пищи, но, иногда, оказывающей отрицательный эффект на здоровье человека.  

Итак, можно говорить о работе механизма манипуляции сознанием, суть которого «в использовании лишь части полной цепи связей и взаимодействий»[3]. В анализируемом примере, из идеальной схемы познания выпадает одно звено – термин Burrito, который  возникает в дискурсе согласования.

Вывод: исследуя технологическую сущность манипуляции сознанием, рассматриваемую, в настоящей статье, сквозь призму ряда закономерностей познания человеком действительности можно констатировать, что в текстах современного фольклора существует некоторое количество специальных языковых средств, с помощью которых осуществляется манипулятивное воздействие на сознание, а именно использование имен собственных, личных местоимений, знаков архаического фольклора, закрепленных за историческим знанием.

Все указанные языковые средства используются манипулятором для реализации скрытого воздействия на сознание, внедряя в психику манипулируемого цели, мнения, установки.

 

Литература:

  1. Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 53 000 слов / С.И. Ожегов; Под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. – 24-е изд., испр. – М.: ООО «Издательство Оникс»: ООО «Издательство «Мир и Образование», 2005. – С. 391.
  2. Путилов Б.Н. Фольклор и народная традиция. СПб., 1994. С. 18.
  3. Каплуненко А.М. О технологической сущности манипуляции сознанием и ее лингвистических признаках. Аргументация vs манипуляция [Текст]: Вестник ИГЛУ. Сер. Коммуникативистика и коммуникациология / отв. ред. проф. А.М. Каплуненко. – Иркутск: ИГЛУ, 2007. - № 5. – С. 3-12.
  4. www.urbanlegendsonline.com [Электронный ресурс]
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 7.3 (14 голосов)
Комментарии: 10

Желтухина Марина Ростиславовна

Проблема воздействия на сознание адресата очень актуальна в современном мире. Данная проблема близка мне, поскольку я занимаюсь воздействием, в т.ч. скрытым, в СМИ, политическом, деловом и юридическом дискурсах (Можно посмотреть мою монографию "Тропологическая суггестивность массмедиального дискурса: о специфике речевого воздействия тропов в языке СМИ", Волгоград-Москва, 2003.). Хочу отметить, что автором статьи, посвященной манипулятивному воздействию на материале фольклорных текстов, выбран очень интересный ракурс исследования. Если поднять глубинный пласт той или иной культуры, то это позволит найти некоторые объяснения многим явлениям действительности, в т.ч. и специфике порождения и воспроиятия той или иной информации. В качестве пожелания хотелось бы, чтобы автор уточнил на каком материале он планирует свое исследование, что понимается под фольклорным дискурсом, фольклорными текстами, какие лингвистические признаки манипуляции сознанием при помощи фольклорного дискурса или в фольклорном дискурсе он выделяет, поскольку рассматриваемые в статье примеры в основном свидетельствуют о воздействии на адресата в СМИ с применении фольклорных элементов, а также с опорой на фольклорную базу адресата (фоновые культурные знания). Желаю успехов! Желтухина Марина Ростиславовна

Asadov Zahir Vahid

Представленная в Вашей работе модель описания фольклорного дискурса на сонове приницпа манипуляции сознанием сегодня является одной из актуальных тем, хотя в области самой теории манипуляции сознанием есть достаточное количество работ. Думается, своеобразие Вашей работы заключается в том, что Ваше исследование фольклорного дискурса базируется также на социокультурных и мифолого-прецедентных аспектах бытования, а также на когнитивной (с точки зрения концептуальной структуры самого дискурса) и языковой характеристиках фольклорного элемента (Ваш пример насчет "Bloody Mary"). Именно эти теоретические установки Вашей работы дает ей оригинальность, актуальность и специфичность. Удачи Вам. С уважением, Захир Асадов.

Пономаренко Елена Борисовна

Уважаемая Алевтина Владимировна! Тема, которую Вы подняли в своем докладе, манипуляция общественным сознанием часто рассматривается в средствах массовой информации. Поэтому ваша работа представляется мне интересной. Языковое воздействие на общественное сознание может проявляться в открытой и скрытой формах. В последние десятилетия все большее значение и актуальность приобретают скрытые формы воздействия. Наиболее распространенным и эффективным видом скрытого воздействия на общественное сознание выступает языковое манипулирование. Ряд исследователей [Михальская 2001; Данилова 2009] считают манипулятивное воздействие одной из важнейших функций СМИ наряду с информационной, образовательной и рекламной. Под языковым манипулированием они понимают «скрытое языковое воздействие на адресата, намеренно вводящее его в заблуждение относительно замысла или содержания речи, осуществленное на трех уровнях: индивидуальном, групповом и массовом» [Данилова 2009: 12]. Желаю удачи! Пономаренко Елена Борисовна.

Костова-Панайотова Магдалена Петрова

Уважаемая Коллега! Спасибо за статью. Ассоциации с книгой С.Г. Кара-Мурзы "Манипуляция сознанием" у меня возникла сразу. Желаю удачи!

Мирзоева Лейла Юрьевна

Уважаемая Алевтина Владимировна! Ваша работа вызвала особый интерес, т.к. манипулятивное воздействие обычно связывают с рекламными текстами и публицистикой, в то время как избранный Вами объект исследования наверняка не рассматривался с подобных позиций. Название работы сразу вызвало ассоциации с книгой С.Г. Кара-Мурзы "Манипуляция сознанием", где раскрываются психологические и философские основы данного процесса. Хочется пожелать Вам успехов в дальнейшей работе!

Залевская Александра Александровна

Уважаемая Коллега! С большим интересом прочла Ваш доклад на весьма перспективную тему. Рекомендую Вам посмотреть авторефераты диссертаций, так или иначе связанных с манипулированием сознанием (такие работы есть, они преимущественно выполняются на материале текстов СМИ и часто связаны с актуальными вопросами политики, тем не менее они подскажут Вам определённые ракурсы видения исследуемой Вами проблемы). Полагаю также, что интересно было бы посмотреть, что лежит за выявляемыми Вами языковыми фактами: какого рода признаки именуемого объекта наиболее успешно способствуют манипулированию сознанием. Желаю успехов, Залевская Александра Александровна

Георгиева Тодорка

Тема Вашей статьи очень интересна и актуальна. Желаю дальнейших успехов.

Попов Андрей Владимирович

Интересный психологический подход... И богатый фактический материал...

Khalupo Olga Ivanovna

Уважаемая Алевтина Владимировна, темы, связанные напрямую или косвенно с языком и культурой, представляют интерес не только для специалистов в этой области, но и для простого обывателя, которому не безразлична судьба нашего общества. Осуществление манипулятивного воздействия на сознание с помощью языковых средств имеет свои положительные и отрицательные стороны. Если данная проблема также является предметом Вашего исследования, интересно было бы об этом почитать в Ваших публикациях. Успехов!

Галлямова Мария Сергеевна

Язык как система понятий, слов (имен), в которых человек воспринимает мир и общество, есть самое главное средство подчинения сознания. Современная трактовка фольклора в Интернет-пространстве связана, прежде всего, с пониманием его как слова, как коммуникативной системы, в основе которой лежит сообщение. Алевтина Владимировна, именно в данном контексте мне было интересно читать Вашу научно-исследовательскую работу, которая так ярко подкреплена примерам. Успехов в дальнейшей работе!
Комментарии: 10

Желтухина Марина Ростиславовна

Проблема воздействия на сознание адресата очень актуальна в современном мире. Данная проблема близка мне, поскольку я занимаюсь воздействием, в т.ч. скрытым, в СМИ, политическом, деловом и юридическом дискурсах (Можно посмотреть мою монографию "Тропологическая суггестивность массмедиального дискурса: о специфике речевого воздействия тропов в языке СМИ", Волгоград-Москва, 2003.). Хочу отметить, что автором статьи, посвященной манипулятивному воздействию на материале фольклорных текстов, выбран очень интересный ракурс исследования. Если поднять глубинный пласт той или иной культуры, то это позволит найти некоторые объяснения многим явлениям действительности, в т.ч. и специфике порождения и воспроиятия той или иной информации. В качестве пожелания хотелось бы, чтобы автор уточнил на каком материале он планирует свое исследование, что понимается под фольклорным дискурсом, фольклорными текстами, какие лингвистические признаки манипуляции сознанием при помощи фольклорного дискурса или в фольклорном дискурсе он выделяет, поскольку рассматриваемые в статье примеры в основном свидетельствуют о воздействии на адресата в СМИ с применении фольклорных элементов, а также с опорой на фольклорную базу адресата (фоновые культурные знания). Желаю успехов! Желтухина Марина Ростиславовна

Asadov Zahir Vahid

Представленная в Вашей работе модель описания фольклорного дискурса на сонове приницпа манипуляции сознанием сегодня является одной из актуальных тем, хотя в области самой теории манипуляции сознанием есть достаточное количество работ. Думается, своеобразие Вашей работы заключается в том, что Ваше исследование фольклорного дискурса базируется также на социокультурных и мифолого-прецедентных аспектах бытования, а также на когнитивной (с точки зрения концептуальной структуры самого дискурса) и языковой характеристиках фольклорного элемента (Ваш пример насчет "Bloody Mary"). Именно эти теоретические установки Вашей работы дает ей оригинальность, актуальность и специфичность. Удачи Вам. С уважением, Захир Асадов.

Пономаренко Елена Борисовна

Уважаемая Алевтина Владимировна! Тема, которую Вы подняли в своем докладе, манипуляция общественным сознанием часто рассматривается в средствах массовой информации. Поэтому ваша работа представляется мне интересной. Языковое воздействие на общественное сознание может проявляться в открытой и скрытой формах. В последние десятилетия все большее значение и актуальность приобретают скрытые формы воздействия. Наиболее распространенным и эффективным видом скрытого воздействия на общественное сознание выступает языковое манипулирование. Ряд исследователей [Михальская 2001; Данилова 2009] считают манипулятивное воздействие одной из важнейших функций СМИ наряду с информационной, образовательной и рекламной. Под языковым манипулированием они понимают «скрытое языковое воздействие на адресата, намеренно вводящее его в заблуждение относительно замысла или содержания речи, осуществленное на трех уровнях: индивидуальном, групповом и массовом» [Данилова 2009: 12]. Желаю удачи! Пономаренко Елена Борисовна.

Костова-Панайотова Магдалена Петрова

Уважаемая Коллега! Спасибо за статью. Ассоциации с книгой С.Г. Кара-Мурзы "Манипуляция сознанием" у меня возникла сразу. Желаю удачи!

Мирзоева Лейла Юрьевна

Уважаемая Алевтина Владимировна! Ваша работа вызвала особый интерес, т.к. манипулятивное воздействие обычно связывают с рекламными текстами и публицистикой, в то время как избранный Вами объект исследования наверняка не рассматривался с подобных позиций. Название работы сразу вызвало ассоциации с книгой С.Г. Кара-Мурзы "Манипуляция сознанием", где раскрываются психологические и философские основы данного процесса. Хочется пожелать Вам успехов в дальнейшей работе!

Залевская Александра Александровна

Уважаемая Коллега! С большим интересом прочла Ваш доклад на весьма перспективную тему. Рекомендую Вам посмотреть авторефераты диссертаций, так или иначе связанных с манипулированием сознанием (такие работы есть, они преимущественно выполняются на материале текстов СМИ и часто связаны с актуальными вопросами политики, тем не менее они подскажут Вам определённые ракурсы видения исследуемой Вами проблемы). Полагаю также, что интересно было бы посмотреть, что лежит за выявляемыми Вами языковыми фактами: какого рода признаки именуемого объекта наиболее успешно способствуют манипулированию сознанием. Желаю успехов, Залевская Александра Александровна

Георгиева Тодорка

Тема Вашей статьи очень интересна и актуальна. Желаю дальнейших успехов.

Попов Андрей Владимирович

Интересный психологический подход... И богатый фактический материал...

Khalupo Olga Ivanovna

Уважаемая Алевтина Владимировна, темы, связанные напрямую или косвенно с языком и культурой, представляют интерес не только для специалистов в этой области, но и для простого обывателя, которому не безразлична судьба нашего общества. Осуществление манипулятивного воздействия на сознание с помощью языковых средств имеет свои положительные и отрицательные стороны. Если данная проблема также является предметом Вашего исследования, интересно было бы об этом почитать в Ваших публикациях. Успехов!

Галлямова Мария Сергеевна

Язык как система понятий, слов (имен), в которых человек воспринимает мир и общество, есть самое главное средство подчинения сознания. Современная трактовка фольклора в Интернет-пространстве связана, прежде всего, с пониманием его как слова, как коммуникативной системы, в основе которой лежит сообщение. Алевтина Владимировна, именно в данном контексте мне было интересно читать Вашу научно-исследовательскую работу, которая так ярко подкреплена примерам. Успехов в дальнейшей работе!
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.