facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ПОЛОВОЗРАСТНЫЕ АСПЕКТЫ МЕДИАПОТРЕБЛЕНИЯ: АНАЛИЗ ЗАРУБЕЖНЫХ И ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ПОЛОВОЗРАСТНЫЕ АСПЕКТЫ МЕДИАПОТРЕБЛЕНИЯ: АНАЛИЗ ЗАРУБЕЖНЫХ И ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙПОЛОВОЗРАСТНЫЕ АСПЕКТЫ МЕДИАПОТРЕБЛЕНИЯ: АНАЛИЗ ЗАРУБЕЖНЫХ И ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Надежда Сиврикова, доцент, кандидат психологических наук

Южно-Уральский государственный гуманитарно-педагогический университет, Россия

Участник первенства: Национальное первенство по научной аналитике - "Россия";

Открытое Европейско-Азиатское первенство по научной аналитике;

Представлено обобщение более 30 отечественных и зарубежных исследований особенностей медиапотребления. Сделан вывод о том, что возраст и пол оказывают влияние на практику медиапотребления. Прежде всего от этих факторов зависят предпочтения медиасредств и медиаконтента, а также мотивы медиапотребления.

Ключевые словамедиапотребление, мотивация, стиль медиапотребления, гендерные различия, психология медиапотребления.

 

Введение

Переход от общества потребления к информационному обществу приводит к трансформации механизмов и содержания социализации подрастающего поколения. Повсеместное внедрение информационных технологий в жизнь современного человека требует от научного сообщества ответов на вопросы об условиях безопасности их использования, и в первую очередь о медиабезопасности детей и подростков. Все чаще поднимаются вопросы о необходимости формирования медиакомпетентности [2], медиаграмотности [6], культуры [19] и стиля медиапотребления [18], которые приводят к появлению исследований широкого круга вопросов, касающихся потребления продуктов масс медиа. Данная статья будет посвящена анализу современных зарубежных и отечественных публикаций, посвященных изучению половозрастных особенностей медиапотребления.

Современные реалии медиапотрбления

Т.С. Крайникова отмечает, что в теории социальной коммуникации понятие «медиапотребление» имеет разное толкование и в зависимости от контекста может обозначать: 1) потребление медиа / медиапродукции, 2) медиаменю, медиадиету, 3) медиарепертуар, 4) социальную практику, 5) составляющую стиля жизни [11]. В своей работе мы склонны разделять идею о том, что в стиль жизни как в комплекс повседневных деятельностных, поведенческих, коммуникационных практик индивида (группы) включены модели потребления в разных витальных сферах, в том числе и модели медиапотребления. Стиль жизни отражается в процессе медиапотребления так же, как и в других видах деятельности человека. Именно стилевые особенности определяют некие границы, в пределах которых происходит выбор тех или иных медиапродуктов, осуществляются контакты с медиа. Для обозначения этой составляющей стиля жизни мы используем термин «стиль медиапотребления».

Повседневное поведение человека обязательно включает в себя устоявшиеся привычки и предпочитаемые стратегии в области сбора и когнитивной переработки поступающей информации. А это значит, что в процессе медиапотребления, можно выделить поддающиеся объективации поведенческие паттерны, позволяющие строить предположения о скрытых когнитивных процессах. Как следствие, понятие «стиль медиапотребления» выступает, прежде всего, как комплекс специфических поведенческих реакций человека на воздействие современного медиа-пространства [10]. Вместе с тем, опосредованный техническими средствами, новый вид потребления информации и ее переработки существенно отличается от изученных ранее в науке социальных практик.

Отношения современного человека с медиатехнологиями выведены на уровень несущественного ряда событий. Они используются в автоматическом режиме, представляя собой лишь разновидность привычки, которые активируются внешними стимулами [28]. Требуется очень сложная работа памяти по восстановлению отношений со средствами коммуникации, которые прочно вошли в повседневность. Это уже не технические средства, наполняющие жизнь разнообразными образами, а практически не рефлексируемая окружающая среда. Медиакомпетентность современного человека, реализуемая в повторяемых, рутинных, привычных действиях, с одной стороны облегчает решение многих практических задач, а с другой – делает человека заложником коммуникационных технологий.

Таким образом, стилевые особенности медиапотребления проявляются через индивидуально выработанные поведенческие стереотипы, эмоциональные реакции и когнитивные навыки. А их изучение как в нашей стране, так и заграницей начинается с анализа повседневной практики потребления медиапродукции.

Исследователи сходятся во мнении, что современная молодежь все больше и больше вовлекается в медиапротстранство, перенося в виртуальный мир традиционные коммуникативные практики [5, 19, 30 и т.д.].

Причем иностранные публикации все больше внимания уделяют анализу психологических аспектов использования социальных сетей. Это объясняется тем, что участие в социальных сетях приобрело огромную популярность с помощью таких платформ, как Facebook, Instagram, Twitter, Snapchat, Tumblr и т.д. По данным опроса исследовательского центра Pew в 2015 году, 89% подростков сообщили об использовании по крайней мере одного сайта социальной сети, 71% подростков, сообщивших об использовании более одной социальной сети [22]. Подобные факты приводят к росту исследований поведения молодежи в социальной сети и его влияния на стиль жизни человека. В частности, было установлено, что использование Facebook негативно сказывается на самоощущении подростков [32, 29], а также искажает восприятие сексуального поведения сверстников и влияет на намерения подростков в отношении такого поведения [33]. В частности, в исследовании Sean D. Young и Alexander H. Jordan одних подростков просили оценить вероятность того, что их сверстники вступают в незащищенные сексуальные контакты, после просмотра откровенных фотографий этих сверстников на Facebook, а других без предварительного просмотра профилей сверстников. Оказалось, что те, кто давал оценку после просмотра фотографий в социальной сети выше оценивали вероятность вступления своих сверстников в сексуальные контакты без презерватива, а также чаще высказывали мнение, что сами готовы поступить так же [33].

По данным отечественных исследований ежедневное потребление социальных сетей составляет от 68% до 89% школьников разного возраста [13]. Вместе с тем, эмпирических исследований, посвященных анализу влияния социальных сетей на поведение школьников крайне мало.

Внимание исследователей привлекают и особенности игрового поведения в сети интернет. Ряд современных исследователей утверждают, что компьютерные игры оказывают положительный эффект на развитие когнитивной и эмоциональной сфер детей [27]. По результатам исследования интернет-аудитории студентов вузов Е.А Ерофеева делает вывод, что включение Интернета в сферу культурного пространства юношей и девушек не оказывает негативного эффекта на развитие личности [6]. Другие исследователи не разделяют данной точки зрения и считают, что интернет-зависимость (и в первую очередь игровая интернет-зависимость) становится существенной проблемой в обучении и развитии детей [4, 27]. Исследователями было установлено, что конкретные игровые жанры и мотивы для выбора игры даже после учета социально-демографических являются важными прогностическими переменными интернет-зависимости [23]. Также было выявлено, что пристрастие к компьютерным играм оказывает отрицательное влияние на школьную успеваемость [27]. Почти каждый пятый финн отмечает у себя снижение памяти или внимания, связанные с использованием компьютера во внерабочее время [31].

Таким образом, эмпирические исследования медиапотребления в основном концентрируются на негативных последствиях данного феномена для развития личности. В рамках данной статьи мы сконцентрировались на обобщении данных о половозрастных аспектах медиапотребления.

Возрастные особенности медиапотребления

Необходимо заметить, что особенности медиапотребления существенным образом зависят от особенностей развития медиасреды, которая в России отличается тем, что в единый момент времени сочетает в себе элементы, характерные для различных этапов распространения технологий. Так, например, в России практически одновременно появились платное телевидение и доступ в Интернет - в отличие от большинства развитых зарубежных стран, где распространение этих предложений было разделено десятилетиями. С точки зрения С.Т. Шатской и др. этим можно объяснить тот факт, что разные социальные группы в нашей стране имеют разные приоритеты [19]. Разница в отношении представителей разных поколений к медиасредствам может быть объяснена и тем, что глобальное расширение областей влияния информационных технологий в нашей стране началось в 80-х гг. Поэтому у представителей старшего поколения часто отмечается компьютерофобия [17].

По данным И.В. Абакумовой, Л.Ю. Крутелевой количество времени, уделяемого просмотру телевизионных передач, увеличивается в среднем на 1 час при переходе от возрастной группы 17-25 лет к группе 26-30-летних, а затем к группе 31-45-летних и к группе 45-летних (от менее 2 часов в сутки до более 4-5 часов), при этом в Интернете первая возрастная группа находится практически круглосуточно [1]. Следовательно, если старшее поколение успешно осваивает многоканальное телевидение, то молодежь тяготеет к Интернету [19].

Однако, в научном дискурсе можно встретить данные, которые отчасти опровергают эти данные. Так, согласно данным И.В. Лизуновой [12], в информационных предпочтениях соотечественников, безусловно, доминирует телевидение, а онлайновые СМИ только выходят на второе место по использованию их в качестве источников информации. Интернет все активнее выступает в качестве дополнительного источника и средства распространения информации как у детей, так и у взрослых. По данным исследования Фонда «Общественное мнение», проведенного в мае 2015 года в 104 населенных пунктах 53 субъектовстраны, ежедневно выходят в Сеть 49 % взрослого населения России или 57,1 млн. [5]. Данные исследования «Телевидение глазами телезрителей — 2011» указывают, что уровень освоения и использования интернет-технологий пока несопоставим с традиционным телевидением: 31% городского населения России (старше 15 лет) ежедневно пользуются Интернетом и 75% — смотрят телевизор [14].

О том, что школьники, также, как и взрослое поколение, предпочитают всем видам отдыха просмотр телепередач говорят и результаты исследования, представленного Э.Р. Валеевой и Р.Я. Хамитовой [3]. По данным А.Ю. Образцовой 46,5% детей 7-8 классов и 91% учащихся 10-11 классов обо всем интересном и важном для себя узнают из телеэфира [13]. И.А. Полуэтова указывает, что эмпирические исследования и простое включенное наблюдение за жизнью родных, друзей и знакомых свидетельствуют о том, что телепросмотр (неважно − как основное занятие или как фон) заполняет большую часть домашнего времяпрепровождения основной массы россиян [15].

С нашей точки зрения противоречивость данных, представленных в разных исследованиях происходит из-за разницы в подходах к исследованию. Люди используют разные средства информации с разной целью: отдых, обучение, решение проблем, общение и т.д. В достижении одних целей более эффективным оказывается телевидение, а в достижении других – интернет и социальные сети.

В целом тенденция к росту популярности именно интернет-технологий в медиапотреблении отмечается не только в нашей стране. Сравнивая особенности использования Интернета студентами, рожденными после 1980 и студентами, рожденными после 1993 гг., исследователи обнаружили, что представители второго поколения более позитивно относятся к Интернету, лучше идентифицируются себя в интернет-пространстве и испытывают меньше тревоги, связанной с интернет-потреблением [25]. Явная возрастная динамика повышения значимости Интернета от 16 к 21 году была выявлена в исследовании L.M. Semali [34]. О том, что студенты положительно оценивают использование социальных медиа в образовании говорят и результаты исследования J. Mao [30] и R. T. Keating с соавторами [26].

Анализируя специфику предпочтений телевизионного и интернет контентов в возрастном аспекте, можно отметь, что молодые люди (17-25 лет) в основном смотрят развлекательные передачи и ток-шоу; люди в возрасте 26-30 лет занимают промежуточную позицию; 31-45-летние в большей степени, ориентированы на просмотр сериалов и программ, еженедельно выходящих на телевидении (субботние новости, воскресные аналитические передачи), представители старшей группы в подавляющем большинстве смотрят телесериалы, новостные передачи и различные регулярные шоу программы (включая юмористические) [1].

Важно также отметить факт фонового просмотра телевизора, когда последний просто не выключается, а человек занимается другими делами и сознательно не концентрируется на воспринимаемой информации, который наблюдается в разных возрастных группах.

Рассматривая специфику предпочитаемых сайтов, можно отметить, что возрастная группа 17-25 лет в основном посещает такие сайты, как Twitter, Instagram, YouTube, Google+. Люди в возрасте 25-45 лет больше времени проводят в социальных сетях («В контакте», «Одноклассники», «Мой мир»), в то время, как люди, которым больше 45 лет - чаще заходят в Интернет «по деловым вопросам» (проверить почту, посмотреть новости, найти необходимую информацию и т.п.) [1].

В исследовании J. L. Sherryи др. было установлено, что от возраста ребенка зависят модели игрового поведения си предпочтение тех или иных жанров игр [35].

Таким образом, результаты отечественных и зарубежных исследований указывают на то, что выбор медиасредств и медиа контента зависит от возраста респондентов.

Гендерные особенности медиапотребления

Сотрудники Технологического института штата Джорджия (США) с 1997-го по 2004 гг. изучали интернет-аудиторию и установили, что гендерные различия главным образом коррелируют с опытом и умением работать в Интернете, а также с культурным фактором, т.е. страной происхождения [6]. О том, что представители мужского пола отличаются более высоким уровнем медиа-компетентности и ориентацией на обогащение запаса знаний, говорят и результаты отечественных исследований [7, 18].

В научных источниках представлены противоречивые данные о привлекательности основных медиасредств для представителей разного пола. Отмечается, что вцелом представители мужского пола оказываются более ориентированы на использование сети Интернет, чем представительницы женского пола [23]. Одни исследователи говорят о том, что мужчины тратят больше времени и на просмотр телепередач [14]. А другие – о том, что мужчины и женщины проводят у телевизора примерно одинаковое количество времени [1]. По данным Е.А. Ерофеевой иерархия значимости основных источников информации у юношей и девушек имеет противоположный характер: юноши на первое место ставят Интернет, а девушки – телевидение и книги [6]. А вот, результаты, представленные В.Ф. Жребкиной свидетельствуют о том, что студенты независимо от пола чаще других медиасредств используют интернет [7].

На наш взгляд данный момент требует дальнейшего изучения, поскольку существующие данные не позволяют прийти к однозначному выводу о гендерных различиях в предпочтениях разных медиасредств.

В русском сегменте интернета наблюдаются неравенство распределения пользователей по полу. Среди женщин больше молодых пользователей возраста 16—26 лет и меньше пользователей 26—35 лет, меньше опытных пользователей с большим стажем работы, но больше начинающих. Профессиональный состав женской выборки более разнообразен, в ней меньше представлены специалисты, для которых сетевая деятельность является профессией [6].

Исследование проявлений гендерной идентичности в профилях социальной сети Facebook показало, что в возрасте 12-17 лет девушки в большей степени привержены гендерным стереотипам, чем юноши [32]. Фотографии, используемые мужчинами акцентируют их статус, а фотографии женщин – семейные отношения и эмоции [36]. Кроме того, в основе использования социальных сетей у подростков разного пола лежат разные мотивы. Девушки общаются в сети с теми, кто им нравится и с одноклассниками, а юноши – чаще используют социальные сети для компенсации неудач в реальном общении и поиска признания [21].

Различают интересы мужской и женской частей аудитории масс-медиа. Для женщин Интернет — это в основном общение и поддержание социальных связей; структура же деятельности мужчин более широка. Так, согласно данным сингапурского исследования молодые женщины дольше и чаще заняты отправкой и получением сообщений (после 21 года подобные различия не отмечаются), а мужчины чаще осуществляют навигацию по сайтам и скачивают информацию в виде файлов [6]. В компьютерных онлайн-играх мужчины более ориентированы на достижения и более агрессивны, а женщины получают больше удовольствия от процесса игры [37]. А вот гендерных различий в выборе жанра и мотивах игрового поведения в сети обнаружено не было [23].

При сравнении интересов женщин и мужчин наблюдается асимметрия интересов женского контингента пользователей Интернета в сторону гуманитарного знания и неформального общения. Женщины больше, чем мужчины, интересуются информацией об образовании, культуре и искусстве, путешествиях и туризме, семье и детях, здоровье и диетах, досуге и хобби. Напротив, женщин-пользователей меньше, чем мужчин, интересует информация о программах и вычислительной технике, новинках Интернета, спорте, то­варах и ценах, политике, а также информация «для взрослых» [1, 16]. По данным Д.О. Карпова существуют незначительные половые различия в темах обсуждения в социальных сетях и блогах: для женщин более значимы личные конфликты и их обсуждение, а для мужчин – информационные технологии и национальные конфликты [8]. Гендерные различия самоактуализации в интернет-среде были обнаружены Н.С. Козловой и Е.Н. Комаровой. Проведенное ими исследование показало, что активность мужчин в сети более разнообразна. Помимо использования интернета для решения конкретных задач и развлечений, самоактуализация мужчин проявляется в творческой, личной и сексуальной сфере. У женщин все ограничивается коммуникациями и самопрезентацией, а также, в некоторых случаях, происходит подмена истинной самоактуализации – самовыражением [9]. У женщин более выражен мотив общения (особенно неформального), а мужчин отличает более сильные познавательные мотивы. При ответе на вопрос о наиболее существенных недостатках Интернета женщины больше, чем мужчины, обеспокоены проблемами морального и нравственного плана, а мужчины — техническим несовершенством [6].

В целом обнаруженные разными исследователями различия в медиапотреблении у представителей разного пола согласуются с основными теориями полов. Многие авторы подчеркивают, что женщины во главу угла ставят отношения между людьми, это проявляется и в большей для женщин значимости общения, а мужчины более ориентированы на познание. Таким образом, можно заключить, что психологические особенности мужчин и женщин определяют общую информационную активность и характер их повседневного медиапотребления.

Выводы

Анализ результатов зарубежных и отечественных исследований показал, что возраст и пол оказывают влияние на практику медиапотребления. У представителей разных поколений формируются свои особенности поведения в медиасреде, предпочтения и мотивы медиапотребления. Прежде всего различия касаются отношения к медиасреде. Чем моложе человек, тем более позитивно он воспринимает телевидение и интернет и тем меньше тревоги они у него вызывают. Также наблюдаются различия в стиле медиапотребления у представителей разного пола, которые основаны на психологических особенностях мужчин и женщин.

 

Литература:

  • 1. Абакумова И.В., Крутелева Л.Ю. Влияние средств массовой коммуникации на ценностно-смысловые установки различных групп населения / В сборнике: Сборник материалов по проблемам организации и оказания психологической помощи на различных этапах чрезвычайных ситуаций, в том числе радиационного характера Под общей редакцией Ю.С. Шойгу. 2016. С. 4-17.
  • 2.  Антипов К.В., Резникова Р.А., Фирсов А.В. Формирование медиакомпетентности в условиях информационно-цифровой коммуникационной среды // Нормирование и оплата труда в промышленности. 2015. № 11-12. С. 37-43.
  • 3. Валеева Э.Р., Хамитова Р.Я. Гендерные и возрастные различия в образе жизни гимназистов г. Казани // Казанский медицинский журнал. 2005. Т. 86. № 4. С. 313-316.
  • 4. Ван Ш., Карпухина А.И. Исследование интернет-зависимости среди китайских игроков в онлайновые игры («исследование интернет-зависимости среди китайской молодежи») / Материалы межведомственной научно-практической конференции «Психологическая помощь социально незащищенным лицам с использованием дистанционных технологий (интернет-консультирование и дистанционное обучение)» / Под редакцией Б.Б. Айсмонтаса, В.Ю. Меновщикова.– М.: МГППУ, 2011.– С. 194-196.
  • 5. Глазков А.А. и др. Вовлеченность в виртуальную среду поколения Z // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2015. № 10-2. С. 361-368.
  • 6. Ерофеева Е.А. Медиаграмотность юношей и девушек на уровне интернета: гендерный подход // Грани познания. 2010. № 2 (7). С. 26-27.
  • 7.  Жеребкина В.Ф. Гендерные различия в потреблении медиаинформации в юношеском возрасте // Мужское и женское: сотрудничество и конфронтация: Труды Международной научно-практической конференции 3-4 марта 2016 года /Под ред. В.Е. Быданов, Н.А. Вахнина, О.А. Штайн.- СПб.: Изд-во Горного ун-та, 2016. (– 382 с.), С. 125 - 129. 
  • 8. Карпов Д.О. Коммуникационная конфликтность у пользователей сетей интернет / Сборник статей молодых исследователей «Социальная психология личности и акмеология». –ответственный редактор Р.М. Шамионов.– М: Перо, 2014.– С. 85-91.
  • 9. Козлова Н.С., Комарова Е.Н. Гендерная специфика самоактуализации личности в интернет-среде // Теоретические и прикладные аспекты современной науки. 2014. № 3-3. С. 73-75.
  • 10. Коповой А.С. Актуальность диагностики медиапотребелния // Пензенский психологический вестник. 2015. № 2. С. 55-62.
  • 11. Крайникова Т.С. Медиапотребление: обзор рецепций явления // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Филология. Журналистика. 2013. №2. С. 167-170.
  • 12.  Лизунова, И. В. Чтение в структуре современного медиапотребления // Библиосфера. 2012. № 5. С. 62–66.
  • 13. Образцова А.Ю. Особенности медиапотребления детей школьного возраста (на примере г. Углич) // Медиаскоп. 2014. № 4. С. 17.
  • 14. Овчинская Е.В. Телевизионные практики мужчин и женщин: эволюция, состояние, тенденции // Знание. Понимание. Умение. 2013. № 1. С. 238-244.
  • 15. Полуэхтова И. А. Телевидение в общественном мнении и повседневной жизни россиян // Знание. Понимание. Умение. 2012. № 2. С. 166–172
  • 16. Сафронов Д.А. Предпочтения старшеклассников в использовании ресурсов сети интернет: гендерный подход // Грани познания. 2009. № 3 (4). С. 61-63.
  • 17. Сережкина А.Е. Отношение к компьютеру и информационным технологиям как психолого-педагогическая проблема // Вестник Казанского технологического университета. 2012. Т. 15. № 23. С. 231-236
  • 18. Столбова Е.А., Моисеева Е.В. Особенности медиапотребления студентов разного пола // Здравоохранение, образование и безопасность. 2016. № 2 (6). С. 114-118.
  • 19. Шатская С.Т., Извозчикова М.Э., Щербакова А.В. Проблемы культуры медиопотребления молодого поколения в эпоху информатизации // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2015. № 5-3. С. 17-19.
  • 20. Balakrishnana V., Ganb C. L. Students’ learning styles and their effects on the use of social media technology for learning. Telematics and Informatics, Volume 33, Issue 3, August 2016, рр. 808–821
  • 21. Barker V. Older adolescents' motivations for social network site use: the influence of gender, group identity, and collective self-esteem. CyberPsychology & Behavior. April 2009, Vol. 12, No. 2: рр. 209-213
  • 22. Chandra A. Social networking sites and digital identity: The utility of provider-adolescent communication. The Brown University Child and Adolescent Behavior Letter, Volume 32, Issue 3, March 2016, рр. 1–7
  • 23. Floros G., Siomos K. Patterns of choices on video game genres and internet addiction. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. August 2012, Vol. 15, No. 8: рр. 417-424
  • 24. Golder S. A. etc. Social media as a research environment. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. September 2013, Vol. 16, No. 9: рр. 627-628
  • 25. Joiner R. etc. Comparing first and second generation digital natives' internet use, internet anxiety, and internet identification. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. July 2013, Vol. 16, No. 7: рр. 549-552
  • 26. Keating R. T. etc. Demographic and psychosocial variables associated with good and bad perceptions of social media use. Computers in Human Behavior, Volume 57, April 2016, рр. 93–98
  • 27. Kulikova T. I., Maliy D. V. The correlation between a passion for computer games and the school performance of younger schoolchildren // Psychology in Russia. 2015. №3. рр. 124-135
  • 28. LaRose R. The problem of media habits. Communication Theory, Volume 20, Issue 2, May 2010, рр. 194–222,
  • 29. Levine L. E., Waite B. M., Bowman L. L. Electronic media use, reading, and academic distractibility in college youth. CyberPsychology & Behavior. August 2007, Vol. 10, No. 4: рр. 560-566
  • 30. Mao J. Social media for learning: A mixed methods study on high school students’ technology affordances and perspectives. Computers in Human Behavior, Volume 33, April 2014, рр. 213–223
  • 31. Näsi M., Koivusilta L. Internet and everyday life: the perceived implications of internet use on memory and ability to concentrate. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. February 2013, Vol. 16, No. 2: рр. 88-93
  • 32. Obersta U. etc. Gender stereotypes in Facebook profiles: Are women more female online? Computers in Human Behavior, Volume 60, July 2016, рр. 559–564
  • 33. Sean D. Young, Jordan A. H., The influence of social networking photos on social norms and sexual health behaviors. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. April 2013, Vol. 16, No. 4: рр. 243-247
  • 34. Semali L.M. Literacy in Multimedia America. N. Y. – London : Falmer Press, 2000. Vol. 243.
  • 35. Sherry J. L. etc. Development and genre preference: research for educational game design. Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking. May 2013, Vol. 16, No. 5: рр. 335-339
  • 36. Tifferet S., Vilnai-Yavetz I. Gender differences in Facebook self-presentation: An international randomized study. Computers in Human Behavior, Volume 35, June 2014, рр. 388–399
  • 37. Williams D. etc. Looking for gender: gender roles and behaviors among online gamers. Journal of Communication, Volume 59, Issue 4, December 2009, рр. 700–725
0
Ваша оценка: Нет Средняя: 7.3 (4 голоса)
Комментарии: 5

Форня Юлиана Васильевна

Уважаемая доцент, Надежда Сиврикова! Спасибо за интересную и требующее научного внимания проблематику! Особо хотелось бы отметить важность представления гендерных особенностей медиапотребления, так как сейчас актуально все что представляет и научно объясняет - особенности формирования отношения к информационным и коммуникационным технологиям как психолого-педагогическую проблему! С уважением!

Погонцева Дарья Викторовна

Большое спасибо за еще одну интересную публикацию.

Симонян Геворг Саркисович

Уважаемая Надежда Валерьевна джан. Очень изумительная статья. Правильный вывод, что возраст и пол оказывают влияние на практику медиапотребления. Можно говорить, что что возраст и пол оказывают влияние на все.... и как молоды мы были....Удачи. С уважением Геворг Саркисович.

Крупенко Ольга

Уважаемая, Надежда Валерьевна, спасибо за интересную и актуальную работу.

Долгова Валентина Ивановна

Большое спасибо, уважаемая Надежда, за содержательный и оригинальный доклад!
Комментарии: 5

Форня Юлиана Васильевна

Уважаемая доцент, Надежда Сиврикова! Спасибо за интересную и требующее научного внимания проблематику! Особо хотелось бы отметить важность представления гендерных особенностей медиапотребления, так как сейчас актуально все что представляет и научно объясняет - особенности формирования отношения к информационным и коммуникационным технологиям как психолого-педагогическую проблему! С уважением!

Погонцева Дарья Викторовна

Большое спасибо за еще одну интересную публикацию.

Симонян Геворг Саркисович

Уважаемая Надежда Валерьевна джан. Очень изумительная статья. Правильный вывод, что возраст и пол оказывают влияние на практику медиапотребления. Можно говорить, что что возраст и пол оказывают влияние на все.... и как молоды мы были....Удачи. С уважением Геворг Саркисович.

Крупенко Ольга

Уважаемая, Надежда Валерьевна, спасибо за интересную и актуальную работу.

Долгова Валентина Ивановна

Большое спасибо, уважаемая Надежда, за содержательный и оригинальный доклад!
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.