facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ДОГОВОРНОЕ НАСЛЕДОВАНИЕ – ПРОБЛЕМНЫЙ ХАРАКТЕР ИНСТИТУТОВ

Автор Доклада: 
Пилипсон Э.Г.
Награда: 
ДОГОВОРНОЕ НАСЛЕДОВАНИЕ – ПРОБЛЕМНЫЙ ХАРАКТЕР ИНСТИТУТОВ

ДОГОВОРНОЕ НАСЛЕДОВАНИЕ – ПРОБЛЕМНЫЙ ХАРАКТЕР ИНСТИТУТОВ

Пилипсон Эдвард Генрихович, магистр права, докторант
Рижский Университет Страдиня

В статье рассматриваются проблемные вопросы правовой квалификации институтов договорного наследования на примере брачного договора, институализированного в Гражданском кодексе Австрийской республики и института взаимных завещаний, закрепленных в законодательстве Соединенных Штатов Америки.
Ключевые слова: договорное наследование, наследственный статут, обязательственный статут, международное частное право.

This article analyzes problematic issues of legal phenomenon, named in private international law as a succession by agreement - the marriage contract, institutionalized in the Civil Code of the Republic of Austria and the institute of mutual testaments implemented in the legislation of the United States of America. 
Keywords: private international law, succession by agreement, testamentary statute, statute of obligations.

Изучая правовое явление, исследователь, прежде всего, должен обратить свое внимание на вопрос о действительном существовании того или иного правового явления.
Именно в силу данной причины, прежде всего, представляется необходимым начать статью с ответа на вопрос - что такое договорное наследование – действительно ли это правовое явление, либо образ, впечатление, существующее лишь в субъективном восприятии.
Известно, что явление - это философский термин, обозначавший субъективную действительность в ее отличии от действительности в полной мере объективной.
Именно с данных позиций представляется необходимым оценивать явление договорного наследования, так как тот факт, что это именно явление не вызывает сомнения, так как именно явление с точки зрения диалектики представляет собой предмет познания, обладающий внешней формой существования.
С данной точки зрения достаточно обоснованным представляется охарактеризовать договорное наследование совокупностью правовых институтов, обеспечивающих переход собственности, а также прав на нее правовым явлением, которому присущи характеристики правового института.
Основным институтом договорного наследования традиционно является договор наследования, однако считать, что данный институт является единственным в правовом явлении, называемым «договорное наследование», представляется ошибочным.
Данное предположение позволяет сделать формулировка института договора наследования в источниках права Латвийской Республики.
В Гражданском законе Латвийской Республики (далее – ГЗ ЛР), который является правовой основой договора наследования применительно к правовой реальности Латвийской Республики, закреплена следующая формулировка данного института – «договорное наследование учреждается договором, которым один другому, либо несколько друг другу предоставляют право на свое будущее наследство. Такой договор называется договором о наследстве»[1].
Однако значит ли данная формулировка то, что договорное наследование учреждается только договором, именуемым договором о наследстве, представляется что нет. Это утверждение подтверждается положением статьи 114 ГЗ ЛР, которое гласит, что «на брачные договоры, содержащие распоряжения на случай смерти, распространяются также общие положения о наследственных договорах»[2].
К сожалению, в юридической доктрине Латвийской Республики отсутствуют комментарии к разделу «Семейное право» ГЗ ЛР, поэтому весьма сложно определить какие именно «общие положения» имеются в виду в данном случае, однако возможно сделать вывод о том, что предмет брачного договора с клаузулой «mortis causa», заключаемый согласно данной норме, принадлежит к договорному наследованию.
Таким образом, вполне обоснованно можно утверждать, что открытый характер нормы, которая позиционирует институты договорного наследования в приведенном выше законе, позволяет утверждать, что договорное наследование представляет собой совокупность норм, регулирующих однородные отношения, то есть договорное наследования является правовым институтом.
Однако термин «договорное наследование», как совокупность входящих в него гражданско-правовых договоров, не полностью отражает сущность данного правового явления.
Благодаря форме институтов договорного наследования в объем совокупности институтов договорного наследования, как это не парадоксально звучит, представляется достаточно обоснованным выключить институт взаимных завещаний, закрепленных в праве Соединенных Штатов Америки.
Именно по этой причине характеристика институтов договорного наследования будет произведена с позиций брачного договора, закрепленного в Гражданском Кодексе Австрийской республики и с позиций института совместных завещаний.
Законодательство Австрии, ее Гражданский Кодекс (далее – ГК Австрии), признает договор наследования, как следует из определения данного договора в ГК Австрии, разновидностью брачного договора[3], который может быть заключен только между супругами, тогда как при заключении договора наследования в его понимании законодательством иных государств, сторона договора должна обладать гражданской правосубъектностью в полном объеме, без изъятий, тогда как при заключении договора наследования в его понятии ГК Австрии, супруга должна обладать квалифицированно-заверенным согласием другого супруга на заключение данного договора, так как данный договор является договором отчуждения.
Представляется, что существенные условия, изложенные в упомянутой выше норме больше относится к институту брачного договора, нежели к институту договора наследования, подобный прием юридической техники не способствует точности в реализации права, и при возникновении спора стороны, а возможно и суд, должны будут в начале определить по правилам какого договора должен быть разрешен данный спор. С позиций международного частного права данная проблема является достаточно существенной.
В случае применения норм международного частного права, возможен следующий вариант.
Так как диспозиция нормы не относит стороны к определенной модели правоприменения представляется вполне обоснованным отметить, что при разрешении проблемы идентичности правоотношений, а возможно и спора по данному договору, возможно, применить в данном случае правила статьи 19 Преамбулы к Регламенту ЕС Nr. 593/2008 «в случае, если договор не может быть отнесен к одной из определенных категорий или если по своим признакам он принадлежит к нескольким определенным категориям, то договор подлежит регулированию правом страны, где находится обычное место жительства стороны, которая должна осуществить исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. В случае договора, состоящего из связки прав и обязанностей, которые могут быть отнесены к нескольким определенным категориям договоров, исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, должно определяться относительно его центра тяжести» [4].
Из данной нормы права видно, насколько сложно будет разобраться суду, или иному правоприменительному органу в деле признания договора наследования в ситуации применения национального законодательства, поэтому упомянутая выше норма Гражданского кодекса Австрии должна быть реформирована в свете современных тенденций международного частного права.
Богуславским М.М в труде «Международное частное право» отмечено, что «как и всякие другие гражданско-правовые нормы, коллизионная норма может иметь либо императивный (обязательный), либо диспозитивный характер. В последнем случае стороны могут договориться об ином принципе применения права к отношениям между ними» [5].
В случае признания сторонами договора, основанного на данной норме необходимо отметить, что «сверхдиспозитивный» (примечание автора) характер данной нормы порождает в числе прочего, слишком широкую, и по этой причине достаточно безосновательную возможность сторон вольно толковать данную норму и, в ряде случаев безотносительно, определять предмет данного договора.
Впоследствии с достаточно большой вероятностью можно утверждать, что договор, основанный на данной норме, не вполне будет соответствовать тем отношениям, которые стороны договора своим волеизъявлением желали сделать юридически значимыми.
Безусловно, стороны могут в случае заключения договора в порядке упомянутой выше статьи, озаглавить данный договор термином «договор наследования», однако при возможном споре, либо признания легальности данного договора юрисдикционными органами государства, на территории которого находятся предмет (или предметы) договора, возможна постановка вопроса о соответствии названия договора отношениям, которые регулируются данным договором.
Вследствие данного обстоятельства юрисдикционный орган вправе будет поставить перед сторонами договора вопрос об истинном содержании данного договора и определении предмета договора, впоследствии придав императивную силу норме, которая послужила основе данного договора своим решением, которое может и не совпадать с совместным волеизъявлением сторон данного договора.
Также представляется, несмотря на свою парадоксальность, в систему институтов договорного наследования, входит институт совместных завещаний.
В судебной практике США имели место быть следующие обстоятельства. Супругами составлялись совместные завещания, существенными условиями которых являлись, в числе прочего, обещания пережившего супруга оказывать помощь детям умершего супруга, а также выделение им доли в наследственном имуществе. На практике зачастую происходило совершенно иное действие – переживший супруг, пользуясь тем, что завещание является односторонней сделкой, составлял новое завещание, предметом которого являлась вещь, практически не имеющая ценности, которая в свою очередь передавалась наследнику умершего супруга.
Безусловно, такая ситуация не могла удовлетворить интересы наследника, либо наследников умершего супруга, и они в ряде случаев обращались в суд за признанием своих прав по первоначальному завещанию.
Первоначально суды не принимали презумпции договорного характера взаимного завещания супругов, однако прецедентом «Woelke versus Calfee» от 1980 года, упомянутая презумпция была установлена. Правило выработанное на основе данного прецедента гласило, что «лицу, принявшему имущество по такому договору не может быть позволено (в одностороннем порядке – примечание) пересмотреть условия этого договора»[6].
Представляется, что именно термин «договор», примененный судом США дает отправную точку правовой квалификации правовых отношений в системе международного частного права.
Данный термин дает возможность применить в данной ситуации обязательственный статут международного частного права. При этом необходимо упомянуть, что в случае квалификации юрисдикционным органом – судом либо нотариусом взаимные завещания могут толковаться не с точки зрения наследственного статута, а обязательственного.
Следует упомянуть, что далеко не все правовые системы признают взаимные завещания как договор, например правовая система Латвийской Республики – в статье 606 ГЗ ЛР говориться, что «взаимное завещание не считается договором о наследстве». Следует упомянуть, что данная норма отражает принцип правовой доктрины, в соответствии с которым односторонняя юридическая сделка, которой является завещание и договор, являющийся юридической сделкой, обладающий двусторонним характером, поставлены на разные места. Однако продолжение данной нормы делает в данном месте оговорку в следующем виде: «за исключением случаев, когда из его содержания не видно противное».
Противоречивость данной нормы не дает ясной картины правоотношений, в свою очередь толкование наследственной части ГЗ ЛР также не вполне объясняет ситуацию, и данная ситуация делает предмет договорного наследования достаточно проблематичным.
Следует упомянуть, что современное английское право ставит одностороннюю правовую сделку и договор на один уровень [7], однако это, по мнению автора статьи, осложняет идентификацию предмета договорного наследования и в данном случае необходимо придерживаться принципов классической правовой доктрины, которая располагает приведенные выше правовые явления на различные места.
В силу данной причины не вполне ясным представляется легализация института взаимных завещаний на территориях, не применяющих англо-американское право.
В данном случае представляется достаточно важным привести мнение одного из исследователей института договора наследования, магистра права Вадима Аболонина ,сделанного им в работе «Общая характеристика договора наследования в праве Германии, Австрии и Швейцарии», который утверждает, что «наследственный договор «имеет двойную природу и совмещает в себе завещательное распоряжение на случай смерти и обычный гражданско-правовой договор» [8].
Соглашаясь с данным автором в целом, представляется обоснованным уточнить ряд составляющих исследуемого правового явления.
В частности необходимо конкретизировать, какие составляющие наследственного статута будут применены в институтах договорного наследования. То же необходимо осуществить в отношении правовых составляющих обязательственного статута. Именно это позволит избежать возможной нестабильности в правовой квалификации отношений, появляющихся на основе данных институтов.
Таким образом, на основании краткого перечисления правовых институтов, относящихся к договорному наследованию как прямо, так и косвенно, возможно утверждать следующее: договорное наследование - это не только известный большому числу правоведов и укрепившийся в правовой практике институт договора наследования, но и институты, которые относятся к договорному наследованию по ряду косвенных признаков и которые относятся к иным разделам права.
Таким образом, возможно, утверждать, что договорное наследование – это правовое явление, которое существует объективно.
На основании изложенного выше представляется весьма важным изучение явления договорного наследования, как в целом, так и его институтов в отдельности.
Дополнительно данное утверждение обосновывается положением о том, что согласно постулатам теории права предмет правоотношения «имеет объективное содержание, предопределен самим характером общественных отношений» [9]. В свою очередь предмет отношений складывающихся по поводу договорного наследования представляется достаточно неявным, так как в его основе заложены две категории юридических сделок – односторонняя сделка в виде наследования по завещанию и двусторонняя сделка – гражданско-правовой договор и изучение данного явления, а также разработка практических рекомендаций относительно правильной квалификации правоотношений в рамках данного явления пополнит доктрину и практику права, а также позволит участникам данных правоотношений планировать свои действия в рамках данного правоотношения, основываясь на точных знаниях о правовых последствиях применения институтов договорного наследования.

Литература:

  • 1. Гражданский закон Латвийской Республики. Наследственное право. С изменениями и дополнениями по состоянию на 20 октября 2011 года.
  • 2. Гражданский закон Латвийской Республики. Семейное право. С изменениями и дополнениями по состоянию на 20 октября 2011 года.
  • 3. §1217 Гражданского кодекса Австрии « (1) Ehepakte hei?en diejenigen Vertr?ge, welche in der Absicht auf die eheliche Verbindung ?ber das Verm?gen geschlossen werden. Sie haben vorz?glich die G?tergemeinschaft und den Erbvertrag zum Gegenstand. (2) Die Bestimmungen dieses Hauptst?cks sind auf eingetragene Partner sinngem?? anzuwenden». «Брачным соглашением называются договоры, которые заключаются с целью уважения к брачному союзу, для соблюдения собственности, в особенности ее объектов: приданого, вдовьей части наследства, утреннего подарка после дня бракосочетания,….., наследственного соглашения или пожизненного пользования собственностью с намерением содержать пережившего супруга». Перевод автора работы. Цитируется по сайту http://www.jusline.at/
  • 4. Регламент (EC) No 593/2008 от 17 июня 2008 года. «Право, применимое к договорным обязательствам». (Рим 1): «where there has been no choice of law, the applicable law should be determined in accordance with the rule specified for the particular type of contract. Where the contract cannot be categorised as being one of the specified types or where its elements fall within more than one of thespecified types, it should be governed by the law of the country where the party required to effect the characteristic performance of the contract has his habitual residence. In the case of a contract consisting of a bundle of rights and obligations capable of being categorised as falling within more than one of the specified types of contract, the characteristic performance of the contract should be determined having regard to its centre of gravity». Перевод автора. Цитируется по: Official Journal of the European Union, L 177, 04/07/2008
  • 5. Богуславский М.М Международное частное право. Москва. Изд. «Международные отношения». 1994 год. С. 87.
  • 6. Паничкин В.Б., Боровик О.Ю Наследственное право США. Санкт Петербург. Изд. «Юридический центр Пресс». 2006 Г. С. 71.
  • 7. Цитируется по: Дубиничин А.А. Английское контрактное право. М. Изд. «Инфотропик медиа», 2010 год. С. 44.
  • 8. В.О. Аболонин, кандидат юридических наук, магистр права (LL.M.Eur, Ганновер, Лиссабон), Статья «Общая характеристика наследственного договора в праве Германии, Австрии и Швейцарии». Опубликовано: Нотариальный вестник. Номер 2 от 2010 года.
  • Цитируется по сайту: http://www.frpk.ru/fileadmin/pdf/nw_/NotVest_2010_02.pdf
  • 9. Теория государства и права. Курс лекций. Под редакцией Н.И Матузова и А.В Малько. М. «Юрист», 2002. С.399.
9.16667
Ваша оценка: Нет Средняя: 9.2 (6 голосов)
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.