facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip
Перевод страницы
 

ИСТОРИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ЦИКЛИЧНОСТИ РАЗВИТИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ В СССР И РОССИИ

ИСТОРИЧЕСКОЕ  ВОЗДЕЙСТВИЕ  ЦИКЛИЧНОСТИ  РАЗВИТИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ  СИЛ  В  СССР  И  РОССИИ
Александр Крюков, заведующий кафедрой, доктор экономических наук, профессор

Сибирский федеральный университет, Россия

Участник конференции

УДК 336

Статья посвящена анализу исторического развития в СССР и России воздействия цикличности смены производительных сил на общественные отношения.  Это определяется через начальные точки возможных  циклов Чижевского и Кондратьева.

Ключевые слова: Анализ. историческое развитие. Начальные точки. Производительные силы. Циклы Чижевского и Кондратьева.

This article dedicate of analyze of  historical  progress into SU and Russia use cycles of produce forces on public relations. It is determined across initial points of making cycles of Chidgevsky’s and Kondratjev`s. 

Keywords. Analyze. Historical  progress. Initial points. Produce forces. Chidgevsky’s and Kondratjev`s cycles.

Всякий раз, когда развитие производительных сил не соответствует изменениям производственных отношений, возникают скачкообразные экономические и политические процессы. А так как и общественные отношения, и производительные силы в своем развитии обладают инерцией, то появляется колебательность процессов в реальном, астрономическом времени. За длительность этих процессов отвечает собственное время как политической системы, так и производственных экономик. В замкнутых системах эти периодические движения синхронны в астрономическом времени. Если развитие производительных сил опережало производственные отношения, то это в России приводило либо  к революциям, в том числе «тихим», либо к войнам систем (1917, 1953, 1989, 2025 – критические годы для России). Если развитие производительных сил отставало  от смены производственных отношений, то это определяло годы кризиса российских экономических систем (1905, 1941, 1977, 2013 – кризисные годы для России) [1].

Профессор-экономист Н.И. Туган-Барановский изучал в начале ХХ в. периодические кризисы, возникавшие в капиталистических странах. Его анализ показал, что не только вся капиталистическая система подвержена им периодически, но и отдельные предприятия, составляющие систему домохозяйств [2]. Поэтому каждое предприятие в рыночной системе, повторно оказываясь в состоянии кризисов, как заметил Н.И. Туган-Барановский, имеет и другие фазы состояния в периодическом движении [2]. Коммерческая организация (предприятие) проходит через фазы своего цикла (вновь и вновь возникающего). Она реализует продукцию на рынке или в большем, или в меньшем количестве, которая служит для удовлетворения рождающихся и исчезающих нужд и возможностей покупателей под воздействием факторов среды. Проанализируем развитие экономики Советского Союза и России и определим ее темпы роста [3].

На первом этапе развития народного хозяйства (1929-1937 годы) (рисунок 1) темпы роста валовой продукции промышленности в сравнении с 1913 г. составляли  в 1929 – 1,1, а в 1937 – 5,1 (если принять за единицу валовую продукцию в 1913 г.). Тогда молодые производительные силы, основанные на пооперационном разделении труда, дали высокие темпы, а централизованная система еще не успела обюрократиться, так как опиралась не на управленцев-чиновников (деятелей промпартии уничтожили), а на энтузиазм масс. Такие темпы создали эйфорию лозунга «Догоним и перегоним!…» [4].

Но вот минул 1937 г., и темпы начали резко падать. Только в 1940 они снизились в 2,3 раза. Ни индивидуальное, ни моральное подстегивание стахановским движением не могли оживить стареющие производительные силы с пооперационным разделением труда. Нужно было готовиться к их смене и менять везде на более производительные – преимущественно с операторским трудом и конвейерной организацией производства. А сталинское руководство все материальные накопления и новые производственные отношения вложило в строительство гигантских предприятий (будущих монополистов) с пооперационным разделением труда.

Эти гиганты рождались на новых территориях, без социальной обустроенности, без стройбаз, без квалифицированных кадров. Все это вело к долгострою (вспомним длительность строительства Сталинградского тракторного завода), а самое опасное для экономики - к замедлению освоения новых производственных фондов плохо обученными работниками (ГАЗ в теперь Нижнем Новгороде).

Старые производственные фонды только на энтузиазме не могли давать долго высокую производительность. Так и случилось к упомянутому 1940 г. Чтобы не снизить объемы промышленного производства, Сталин через Верховный Совет СССР был вынужден провести закон об увеличении рабочего времени – появились шесть рабочих дней в неделю по 8 часов [5].

Этого тревожного звонка диалектики производительных сил ни Сталин, ни тогдашнее волевое руководство не услышали, а потому все беды свалили на происки «врагов народа». Но это не меняло дела – производительные силы продолжали требовать всеобщей замены. А вот он, грозный 1941-й, уже наступил. Советский народ своими 20-милионными жертвами рассчитался в годы Великой Отечественной войны за эту глухоту.

Представим статистические данные в виде графика (рисунок 1). За единицу примем валовую промышленную продукцию 1913 г. Перед каждым годом революционной ситуации (1917, 1941, 1965, 1989) снижаются темпы промышленного производства (линия 1), а также падают среднегодовые темпы производства национального дохода (линия 2). Следовательно, период полной смены подвижной части основных средств в России не должен превышать 12 лет со среднегодовым темпом замены старых производительных сил на достижения научно – технического прогресса (НТП) – 8 – 9 %.

Но это же, и предсказывал Председатель Госплана СССР, академик Вознесенский, расстрелянный в 1948 году.

Освоение большинством отраслей народного хозяйства возведенных новых предприятий и реконструируемых производств длится 10-12 лет (1918-1928, 1950-1960 г.). За освоением идет взлет производства в течение 10-12 лет (1928-1938, 1965-1977 г.), а затем падение, если глухи к требованиям их следующей замены. Тяжелейшие испытания принесла Великая Отечественная война! Только она заставила руководство страны в экстремальных условиях с невиданными жертвами быстро перевести все эвакуированные производительные силы на поточное механизированное производство с пооперационным разделением труда, конечно, для использования труда женщин и детей. Это обеспечило взлет производства оборонной продукции к 1944 г., родило новых организаторов производства, возведших эвакуированные заводы на пустых местах на Урале, в Сибири, сразу с поточным производством,

создало новую генерацию конструкторов поузлового проектирования в соединении с опытным производством (КБ танкостроения, КБ самолетостроения, КБ артиллерийских систем) [6]… Успели, сменили – победили!

Совсем иную ситуацию мы наблюдаем в период с 1965 по 1977 г. – смена работающих машин и агрегатов новым робототизированным и компьютеризированным  комплексно-поточным производством (на информационном оборудовании) резко замедлилась – кибернетиков в 1948 г. «повыбили», гражданского производства полупроводников практически не стало. А поэтому действовавшие производительные силы в основном гражданского производства начали стремительно стареть, выходить из строя, требовать для поддержки работоспособного состояния увеличения непроизводственного персонала, так как были построены в Сибири в 40-е годы ХХ столетия и в годы войны. Молодые рабочие кадры на них работать не хотели – тяжело, все вручную, а постаревшие и «поумневшие» работники  снизили производительность и стали наращивать себестоимость продукции (нормы-то при высокопроизводительной работе бюрократический аппарат сразу увеличивал). Поэтому производство реализованной продукции начало стремительно снижаться (линия 2), что и наблюдали после 1975 г.

Но и этого, второго звонка производительных сил опять никто не услышал в руководящем ядре государства (или не захотел услышать). Снова опоздали: и все россияне опять рассчитывались – на этот раз стремительным ростом дефицита на потребительском рынке товаров, так как именно эти отрасли группы «Б были «золушками» на остаточном финансировании каждого 36-летнего цикла развития производительных сил страны.

Пооперационное разделение труда с конвейерной организацией производства, что существовало в мире перед 1941 г., конечно, выводило к высшей форме монополистического капитализма – фашизму (и дисциплина, и принуждение, и высшая раса нибелунгов – это ли не воплощенная мечта олигархов!)

Но на историческом витке развития мирового сообщества социалистическое распределение благ, хоть еще и небольших, коллективные формы управления, хоть и обюрокраченные, были более вдохновляющими, чем капитализм в форме фашизма. И борьба противоположностей привела капиталистические правительства все-таки в лагерь борцов против автократии, а затем и к борьбе против диктатуры в форме культа личности. Но во время Второй мировой войны, когда мужчин призвали на фронт, появилось (для использования женского труда) поточное производство с комплексной механизацией труда и непрерывные с электрифицированным управлением химические производства для применения труда операторов. Эти достижения НТП уничтожали тяжелый труд и создавали такую прибавочную стоимость, которой было достаточно в странах с рыночной экономикой для авансирования прорыва в счетной технике, ибо требовалась быстрая реакция управленцев, как на изменяющиеся производственные ситуации, так и на конъюнктуру рынка. И к 1965 г. производства, оснащенные ЭВМ, давали почти 50 % продукции за рубежом.

В России же кибернетика в 1948 г. была уничтожена, а те из ученых-кибернетиков, которым удалось спастись, спрятались в «почтовых ящиках» и замкнулись на оборонную технику, отчуждаясь от требований гражданской жизни. И мы к «революционной ситуации» 1965 г. подошли только с пооперационным разделением труда, с поточным производством, а не с операторским трудом, как на за рубежом, что и привело к отказу от верной идеи межотраслевых корпораций (совнархозов), к отказу от хозрасчетной модели организации производственных отношений, то есть к отрицанию демократических форм в экономике и к быстрому возврату к старым административно – командно-бюрократическим формам управления и к отставанию экономическому, а затем и социальному от реформирующегося капитализма.

А капитализм, наученный «народными фронтами» 30-х годов и фашизмом 40-х годов ХХ столетия, начав эксплуатацию умственных сил человека и обеспечив скачок прибыли, прагматично и быстро пришел на основе проб и ошибок в разных странах к обществу потребителей. Изменившаяся эксплуатация требует от человека меньше затрат энергии и рождает свободное время и новые потребности, обеспеченные созданной прибавочной стоимостью.

Скачок производительности труда дает возможность капиталистам и их государствам при высоком темпе роста прибавочной стоимости хорошо доплачивать умнику-работнику, покупать ум управленцев-менеджеров (вместе с компьютерами) и иметь безбедную жизнь уже для значительной части трудящихся, ставших и владельцами акций. Теперь капиталистам неумные работники не нужны, для управления сетями ПЭВМ и компьютеризированным производством нужны умные. Тогда появившийся умник из бедных семей получает стипендию либо от государства, либо от фонда, либо от фирмы для своего обучения и получения «умной» специальности.

Чем более открыты системы хозяйствования, чем свободнее перемещение ресурсов и капитала в них, тем их собственное периодическое время по астрономической длительности убыстряется и как бы уменьшается длина маятника системы за счет распределенности получаемых ресурсов. В США в  ХХ в. основным в экономике был финансовый ресурс, получаемый из остального мира, поэтому годы финансовых кризисов были 1907-1929-1951-1973-1995-2017  с длительностью циклов 22 года. Для  Мексики при отсутствии и собственных производственных ресурсов, и финансовых капиталов длительность цикла между кризисами была еще короче, особенно в  ХХ в.

Чужой капитал и другие ресурсы, являясь чаще всего интервентными и спекулятивными для любой открытой системы, усиливают распределенность центра колебаний и укорачивают астрономическую длительность цикла системы. Анализируя капиталистические кризисы, Н.И. Туган-Барановский пришел к выводам, что рыночная  система находится в колебательном движении и подъемы в экономическом развитии сменяются экономическими кризисами из-за периодического перехода капитала из финансового в производственный для необходимой смены производительных сил. Сменяющиеся высокопроизводительные производственные фонды для удовлетворения по максимуму новых потребностей общества требуют увеличения финансовых ресурсов, а их уже нет – перетекли в форму производительных сил. Это приводит к финансовому кризису в экономике.

Отсутствие денег у товаропроизводителей увеличивает безработицу и снижает покупательские возможности населения, что создает кризис перепроизводства потребительских товаров. Начинается массовое банкротство фирм как торговых, так и производственных, в том числе и со старыми технологиями. А уничтожение слабых производств, потреблявших средства из ограниченных ресурсов без реализации продукции, приводит к новому накоплению в системе хозяйствования финансовых ресурсов для технологий следующих поколений.

Эти выводы подтверждаются при анализе циклов экономических ситуаций в конце 90-х годов ХХ в. в Южной Корее, Сингапуре, Малайзии, Индонезии, называвшихся азиатскими «тиграми», но экономически сорвавшихся из-за громадной доли спекулятивного капитала в организации производства через холдинги. Мировая рыночная экономика в начале ХХ1 в. в собственных общественных отношениях также циклична. Это доказывает в истории опыт Китая и Индии, Норвегии и Австралии.

Литература:

  • 1. Крюков А.Ф. Процессы интеграции дифференцированных структур в организации холдингового типа. Научная монография / А.Ф. Крюков. Изд-во Краснояр. гос. ун-та, Красноярск, 2004.- 396 с.
  • 2. Туган-Барановский М.И. Избранное. Периодические промышленные кризисы./ М.И.Туган-Ьарановский. М.: Наука, РОССПЭН, 1997.-457 с.
  • 3.  Крюков А.Ф. Анализ экономических циклов на основе теории Джевонса (статья) / А.Ф.Крюков, О.А. Володарский // Материалы 5 международ. конф. "Циклы". Т. 1, 2003. Ставрополь, сайт www.stavedu.ru. Раздел "Научные объединения (циклы)" http//www.stavedu.ru
  • 4. Крюков А.Ф. Реперные отсчеты периодических кризисов (статья) / А.Ф.Крюков // Материалы 5 международ. конф. "Циклы". Т. 2, 2003. Ставрополь, сайт www.stavedu.ru. Раздел "Научные объединения (циклы)" http//www.stavedu.ru
  • 5.  Крюков А.Ф. Периодические кризисы и интегративные процессы в рыночных экономиках (статья)/ А.Ф.Крюков // Материалы 5 международ. конф. "Циклы". Т. 3, 2003. Ставрополь, сайт www.stavedu.ru. Раздел "Научные объединения (циклы)". http//www.stavedu.ru  
  • 6. Чижевский А.Л. Земля в объятьях Солнца / А.Л. Чижевский.-М.:Мысль, 1995.-726 с.
Комментарии: 0
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.