facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ В РОССИИ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Автор Доклада: 
Сергеева А.А.
Награда: 
БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ В РОССИИ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

УДК 34. 343. 85

БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ В РОССИИ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Сергеева Анжелика Анатольевна, канд. юрид. наук, доцент
Алтайская академия экономики и права


Статья посвящена проблеме противодействия коррупции в России. Автором анализируются правовые основы борьбы с коррупцией, практика применения уголовного законодательства об ответственности за коррупционные преступления. Особое внимание уделяется основным институтам гражданского общества, призванным сформировать среди российских граждан нетерпимое отношение к коррупционному поведению
Ключевые слова: коррупция, борьба с коррупцией, уголовное законодательство, гражданское общество.

Article is devoted a problem of counteraction of corruption in Russia. The author analyzes legal bases of fight against corruption, practice of application of the criminal legislation on responsibility for corruption crimes. The special attention is given to the basic institutes of the civil society, called to generate among the Russian citizens the intolerant relation to corruption behavior
Keywords: corruption, fight against corruption, the criminal legislation, a civil society.

В Концепции национальной безопасности Российской Федерации [1] коррупция была названа одной из угроз национальной безопасности, а консолидация усилий, направленных на борьбу с коррупцией, рассматривалась как одна из мер обеспечения национальной безопасности.
Следует согласиться с авторитетным мнением профессора С.С. Босхолова, который считает, что в последнее десятилетие происходит методичное «выталкивание», вытеснение коррупционными отношениями поведение членов общества, основанного на нормах права и морали.
При этом наблюдается следующая тенденция чем благоприятнее положение бюрократии, когда она превращается в особый социальный слой, наделенный широкими полномочиями в государстве и обществе, тем наибольшее распространение получает коррупция. При этом отмечается, что чем больше взаимная разобщенность членов общества, тем меньше возможности у общества по контролю за деятельностью бюрократического аппарата, тем больше вероятность подмены общих интересов частными, особыми интересами этого аппарата. В этом случае представители бюрократического аппарата получают практически ни чем не ограниченную возможность подчинять институты управления своим корыстным целям.
В докладе Центра стратегических и международных исследований (США) «Российская организованная преступность», опубликованном еще в 1997 г., указывалась на реальную возможность преобразования России в «криминально-синдикалистское государство», представляющее непосредственную угрозу интересам национальной безопасности США и других государств [2].
Анализ судебной практики назначения наказания по делам коррупционной направленности за 2010 год свидетельствует о том, что наиболее распространенным видом наказания за такие преступления является лишение свободы условно.
По данным Верховного Суда РФ, в 2010 году за получение взятки было осуждено 2032 человека [3]. При этом количество осужденных по части 1 и части 2 статьи 290 УК РФ к реальному лишению свободы составило около 33%. В то же время среди должностных лиц, занимающих государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно глав органа местного самоуправления, количество осужденных к реальному лишению свободы составляет всего лишь около 30%. При том, что в отношении таких лиц в 2010 году судами было вынесено всего 10 обвинительных приговоров.
Количество осужденных к реальному лишению свободы за совершение преступления, предусмотренного частью 4 статьи 290 УК РФ, в 2010 году составило 76%.
При этом достаточно показательными являются данные о сроках лишения свободы и об условном осуждении (табл. 1).

Таблица: Данные об осуждении в 2010 году лиц за получение взятки

В качестве положительной тенденции следует отметить применение судами в качестве дополнительного наказания лишение права занимать определенные должности к указанным осужденным в 55% случаях.
Возникает необходимость переориентации уголовной политики. В связи с чем представляется достаточно дискуссионным положение федерального закона от 4 мая 2011 года №97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области борьбы с коррупцией» о введении в качестве наказания за преступления коррупционной направленности штрафа, кратного размеру взятки. Так в соответствии с частью 2 статьи 46 Уголовного кодекса РФ штраф исчисляется в величине, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки. Та же норма определяет, что штраф, исчисляемый исходя из величины, кратной сумме коммерческого подкупа или взятки, устанавливается в размере до стократной суммы коммерческого подкупа или взятки, но не может быть менее двадцати пяти тысяч рублей и более пятисот миллионов рублей. Таким образом, если размер штрафа должностному лицу будет составлять, например, 100 млн. рублей, то закономерно возникает вопрос: за счет каких средств предполагается исполнение назначенного наказания, учитывая, что Федеральный закон «Об исполнительном производстве» предполагает возможность наложения взыскания при отказе добровольно уплатить штраф в установленном размере исключительно на денежные средства и имущество должника. Президент России Медведев Д.А. отметил, что данный закон должен помочь в борьбе с коррупцией, «масштабы которой остаются угрожающими». «Это абсолютно новое наказание, позволяющее применять наказание без лишения свободы и создающее серьезные условия, чтобы тот, кто совершил преступление, понимал, что острие государственной ответственности будет направлено на его имущество», – пояснил Президент России. Он заметил, что для некоторых людей такое наказание может стать более значимым, чем лишение свободы. Президент также объяснил, почему вводятся штрафы, кратные размеру взятки. Глава государства высказал мнение, что для многих коррупционеров, задержанных в момент передачи денег, это был уже не первый случай получения нелегальных «гонораров». «Общий объем может быть десятикратным тому, с которым поймали» [4].
Представляется сомнительной готовность взяточника передать государству нелегальные «гонорары». Очевидно, что к моменту возбуждения исполнительного производства имущество будет принадлежать кому угодно, только не должностному лицу. Гораздо эффективней в этом отношении применение института конфискации в его международно-правовом смысле.
Несмотря на то, что в статье 104.1 УК РФ предусмотрена возможность применения конфискации как иной меры уголовно-правового характера при совершении преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ, но эффективность такой возможности очень низкая, учитывая, что конфискации в этом случае подлежат денежные средства и иное имущество, полученное преступным путем, то есть сама взятка. Но даже в таком виде конфискация применяется крайне редко. Так в 2010 году суды назначили конфискацию за получение взятки только восьми осужденным.
Поэтому возвращение конфискации в качестве наказания в Уголовный кодекс Российской Федерации является первоочередной задачей, решение которой позволит повлиять на ситуацию с коррупцией в России.
Для сравнения, Уголовный кодекс Канады приравнивает наиболее циничную форму коррупции среди парламентариев взяточничество к нарушению Конституции и акту государственной измены. Уголовному наказанию подлежит как лицо, получившее взятку, так и давшее ее. Парламентарию в этом случае грозит тюремное заключение сроком до 14 лет, причем он автоматически лишается депутатского мандата со дня признания его виновным в суде [5, с 308].
Очень часто проблема противодействия тому или иному негативному социальному явлению сводится к отсутствию единого, общего понятия, которое зачастую заменяется операциональным понятием. Подобная ситуация сложилась и при попытке сформулировать понятие коррупции, которая закончилась введением в федеральный закон «О противодействии коррупции» [6] такого понятия, которое раскрывается через наиболее общественно опасные коррупционные правонарушения. Данное определение справедливо критикуется в различных источниках, как теоретиками права, так и практическими работниками, учитывая, что коррупция не может быть ограничена исключительно коррупционными преступлениями, а включает в себя в качестве составляющих соответствующие административные правонарушения, гражданско-правовые деликты, дисциплинарные проступки и т.д., которые противоречат интересам общества и государства и совершаются с целью получения личной выгоды либо выгоды третьим лицам. Еще Петр I справедливо утверждал, что «Надлежит законы и указы писать ясно, чтобы их не перетолковывать. Правды в людях мало, а коварства много» [7, с. 620].
Но дело не только и не столько в идеальности легитимного понятия коррупции. Принятие в 2008 году закона, которым понятие коррупции было определено, не повлекло за собой каких-либо качественных позитивных изменений в состоянии коррупционной преступности.
Японский опыт борьбы с коррупцией доказывает, что даже отсутствие единого кодифицированного акта, направленного на борьбу с коррупцией, не препятствует эффективному решению проблемы: нормы антикоррупционного характера содержатся во многих национальных законах. При этом важную роль японский законодатель отводит различным ограничениям и запретам, распространяющимся, в первую очередь, на политических деятелей, государственных и муниципальных служащих. В частности, выработаны многочисленные меры, которые политически нейтрализуют японского чиновника в отношении частного бизнеса как во время службы, так и после ухода с должности [8].
В России принятые меры либо изначально являются «мертворожденными», либо носят половинчатый характер.
Например, многие федеральные законы содержат требование к определенной категории чиновников декларировать свои доходы. Во-первых, перечень должностных лиц и их близких родственников, чьи доходы подлежат декларированию, носит изначально избирательный характер, учитывая, что не все должностные лица несут обязанность декларировать свои доходы (например, судьи в этом перечне отсутствуют). Во-вторых, декларирование доходов без декларирования расходов зачастую просто бессмысленно.
Но какова роль общества в данной проблеме? Как реагирует общество на подобные просчеты государства? Здесь необходимо отметить тот факт, что в обществе сложилось ошибочное мнение о том, что на государстве и только на нем лежит обязанность бороться с коррупцией, а все члены общества – это жертвы коррупции, ее заложники, что дает право требовать от государства решительных мер по борьбе с ней.
Действительно, государство должно нести основное бремя борьбы с коррупцией. Но этого не достаточно.
Во-первых, как справедливо отметил профессор, С.С. Босхолов, государство, должно взять на себя не только бремя борьбы с коррупцией, но и ответственность за результаты этой борьбы [9]. А государство, по его мнению, организация безответственная, учитывая, что нет механизма реализации ответственности государства перед обществом за слабую законодательную базу борьбы с коррупцией, за отсутствие политической воли, так необходимой в такой борьбе.
Общество может только оценить ошибки государства, но не более того. Так, по данным Фонда «Общественное мнение» (ФОМнибус) по состоянию на 28 августа 2011 года более 80% россиян оценивают уровень коррупции как высокий, и постоянно растущий [10]. А индекс «Коррупция в России» составляет более 75. К сведению, индекс «Коррупция в России» измеряется в пунктах и может колебаться в пределах от 0 до 100 пунктов. Значение индекса меньше 50 пунктов указывает на преобладание позитивных оценок, а больше 50 пунктов негативных. Значение 50 пунктов показывает баланс положительных и отрицательных оценок. Индекс «Коррупция в России» строится на основе двух вопросов: «Как Вы считаете, сегодня уровень коррупции в России высокий или низкий?» и «По Вашему мнению, в настоящее время уровень коррупции в России снижается или повышается?» По каждому из вопросов строится диффузный индекс, равный половине разности между долями ответов об уровне коррупции («высокий уровень коррупции» / «уровень коррупции повышается» и «низкий уровень коррупции» / «уровень коррупции снижается»), увеличенной на 50 пунктов. Итоговый индекс «Коррупция в России» является составным и получается сложением индексов по каждому вопросу и делением этой суммы на два.
Во-вторых, гражданское общество характеризуется высоким уровнем инициативности его институтов. Особую роль должны играть общественные организации, которые должны, в первую очередь, имеют реальную возможность формировать ту самую нетерпимость к любому коррупционному проявлению. Различного уровня общественные палаты, советы и т.д. формируются, как правило, при органах государственной власти, местного самоуправления, правоохранительных органах, в связи с чем их независимость представляется призрачной. Стоит признать, что в России формы участия институтов гражданского общества в борьбе с коррупцией, как правило, сводятся к юридическому консультированию граждан, пострадавших от коррупционных проявлений, хотя и такие случаи – единичны, либо к проведению научно-практических семинаров, круглых столов.
Государство с целью совершенствования социального управления обществом должно в качестве главной задачи признать необходимость построения системы борьбы с коррупцией, которая включала бы как участие не только институтов государственной власти, но и гражданского общества.
Право называться социальным государством нужно подтвердить наличием механизма ответственности государства перед обществом, в том числе за уровень коррупции и состояние борьбы с ней.

Литература:

  • 1. Концепция национальной безопасности, утвержденная Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 // Собрание законодательства РФ. 1997. № 52. Ст. 5909. В настоящее время Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 утверждена Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.
  • 2. Овчинский В. Российская организованная преступность (мафия) как форма социальной организации жизни // www.crimpravo.ru
  • 3. Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации // http://www.cdep.ru/index.php?id=5&item=494
  • 4. Введены многомиллионные штрафы за взятки // http://www.dni.ru/economy/2011/5/4/211670.html
  • 5. Сулакшин С.С., Максимов С.В., Ахметзянова И.Р. Государственная политика противодействия коррупции и теневой экономике в России. Монография в 2-х томах. Т. 1. М., 2008.
  • 6. Федеральный закон от 25 декабря 2008 года №273 ФЗ «О противодействии коррупции» // Собрание законодательства РФ. 2008. №52 (часть 1). Ст. 6228.
  • 7. Константинов А. Коррумпированная Россия. М., 2006.
  • 8. Гилевская М.А. Коррупция: национальные и международные средства противодействия // crime.vl.ru
  • 9. Босхолов С.С. Борьба с коррупцией: мифы и реальность, надежды и перспективы // Криминологический журнал БГУЭП. 2010. №2.
  • 10. Уровень коррупции в России. Опрос «ФОМнибус» 27-28. 100 населенных пунктов, 43 субъекта РФ, 1500 респондентов // Доминанты. 2011. № 35.
9
Ваша оценка: Нет Средняя: 9 (6 голосов)
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.