facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В УКРАИНЕ

Автор Доклада: 
Болгарский А.Г., Болгарский Д.А.

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В УКРАИНЕ

Болгарский Анатолий Георгиевич, проф., заслуженный деятель искусств Украины, канд. пед. наук
Болгарский Дмитрий Анатольевич, проф., заслуженный деятель искусств Украины, 
канд. искусствоведения, канд. богословия

 

В рамках тенденций Болонского процесса в статье предпринята попытка проследить три этапа музыкального образования Украины неразрывно связанных с Христианской культурой и ее богослужебным пением: 1) становление и развитие (кон. Х – сер. XVII в.); 2) столкновение традиционно-церковного с новаторским–светским (сер. ХVII – кон. ХIХ в.); 3) сосуществование различных музыкально-педагогических концепций (до  нач. ХХI в.). На современном этапе основной проблемой музыкального образования остается согласование традиционных христианских интуиций с инновациями различных западных систем и моделей, а задачей по-прежнему остается обращение сердца подрастающего поколения к традиционным богатствам национальной культуры, к вечным, непреходящим ценностям души, свободной от низменного, пошлого, деструктивного.

Начало третьего тысячелетия характеризуется интеграцией Украины в общее мировое пространство, где в рамках Европейской культурной конвенции уже объединились 45 стран. Целью объединения должно стать создание таких моделей развития, при которых самобытные национальные духовные особенности не искажаются. Важнейшей задачей этого процесса в области музыкального образования является согласование системы ценностей глобального и частного уровней, способных отвечая требованиям всеобщего развития, сохранять внутренний смысл, «информационную матрицу» своей культуры. Такой «информационной матрицей», особым кодом отечественного музыкального образования выступает церковная культура Украины, ее богослужебное пение.

Как плод несет в себе весь комплекс условий жизни дерева, так и музыкальное образование должно хранить все, чем жил народ, внутренний мир людей, его культурное богатство. Закономерно, что те сложные, часто противоречивые тенденции общей ситуации современной образовательной системы Украины, отражают в целом духовное состояние общества, его неопределенность в приоритетах веры, искаженное умозрение, свидетельствующее об утрате принципиальных положений в христианском устроении жизни. Этот факт деформации традиционных устоев, подмены их симулякрами современной культуры для мыслящего человека является стимулом не только активного внутреннего противодействия центробежным процессам секулярной цивилизации, но и систематического, целенаправленного, осмысленного изучения основ своей культуры с точки зрения духовного опыта.

Перенимая европейский опыт интеллектуального развития, поликультурного подхода к образованию, необходимо при этом сохранять ясное видение духовного центра отечественной музыкальной культуры — богослужебное пение, «от которого – по мнению проф. В. Медушевского – и светская музыка принимает дух благоговейной серьезности, нравственную силу, критерии высоты и соответствующие интонационные средства, — и на этом пути открывается поразительная красота национального стиля». [6,13]

В связи с этим, опираясь на роботы М. Драгоманова, В. Антоновича, Б. Гринченко, развитие музыкального образования в Украине условно можно разделить на три этапа: 1) становление и развитие (кон. Х – сер. XVII в.); 2) столкновение традиционно-церковного с новаторским–светским (сер. ХVII – кон. ХIХ в.); 3) сосуществование различных музыкально-педагогических концепций (до  нач. ХХI в.).

На первом этапе центрами становления и развития музыкального образования был монастыри, храмы, где обучение пению не только составляло основу богослужения, но одновременно играло важнейшую роль при формировании общей образовательной системы Киевской Руси. Так, Нестор Летописец отмечает, что князь Владимир прилагал тщание о привлечении детей к такому обучению. Детей учили «грамоте» –чтению, пению, письму, не случайно отмечалось: «грамоту знает», «грамоте учился», «знает святые книги пения» и т.д. [5, 13].  Церковное пение путеводило учащихся в молитве, настраивало души подобно камертону на правильное духовное «звучание», передавало опыт «Неба на земле» – внутреннего мира, красоты, радости, любви.

Не случайно святитель Григорий Палама ставит молитву и песнопение рядом. «Ежедневное общение с Богом путем молитвы и псалмопения успокаивает всякие бурные порывы и направляет их по доброму пути… оно является основанием и утверждением всех благ и предотвращением и освобождением от всякого зла и от всякого злого обстояния». [12, 71]

Согласно христианскому учению, изложенному в Добротолюбии, существует три образа молитвы и адекватные им уровни внимания молящихся, [4, 463] в целом отражающие динамику развития духовной жизни человека. Каждому образу молитвы соответствует свой тип пространственно-временных представлений, который в свою очередь формирует адекватные себе интонационные формы.

Первому уровню рассеянной, образной молитвы соответствует профанно-натуралистический тип представлений, второму, когда подвижник «собирает все помыслы свои, чтоб не скитались по суетным вещам мира сего» – аллегорический, а третьему «сведению ума в сердце» – сакрально-символический. [7, 47] Как пишет В. Мартынов, «сменяющие друг друга на протяжении XV–XVII веков типы пространственно-временных представлений, могут быть определены как сакрально-символический, аллегорический и профанно-натуралистический, представлены же они могут быть соответственно как круг, спираль и прямая линия». [8, 91]

По мере овладения более высоким уровнем молитвы подвижник преодолевал сложную множественность сознания, успокаивал внутреннюю суетность мыслей, прекращал блуждание ума, приводил душевные силы к «единому на потребу», укреплял волю и, как следствие, изменял не только свой взгляд на мир, но и композиционную сторону песнопений и в целом характер музыкального образования. Так, профанно-натуралистическому типу представлений в церковном пении соответствуют партесные композиции с пространственно-прямой перспективой многоголосия. Здесь встречается асимметричность, экспрессивность музыкальной ткани, в целом отражающая множественную сложность внешнего мира, с его коллизиями. К аллегорическому типу можно отнести ранние трехголосные оригинальные гармонизации традиционных распевов. А сакрально-символический тип пространственно-временных представлений в обиходе Украинской Православной Церкви отражается в канонических распевах , в историческом периоде до нач. XVII века, а также сохраняется сейчас в системе осмогласия.

На первом этапе музыкального образования в Украине участие в богослужении, церковная молитва была основой духовного становления личности. Так, согласно летописным памятникам св. равноапостольный князь Владимир во время похода на половцев пел тропари и кондаки, а его сын страстотерпец князь Борис перед убиением молясь пел «псалтырь» и «кануны» (каноны), а благочестивый князь Мстислав после победы над половцами традиционно исполнял «благодарственные песни». Известно, что князья также пели в хоре за богослужением.

Одним из главных центров развития музыкального образования была  Киево-Печерская Лавра – «Иерусалим земли Русской», которая, по мнению М. Грушевского, на протяжении всей ее истории, по праву обеспечивала «беспрецедентный авторитет во всем восточно-христианском мире» [3, 90]. Так, прп. Феодосий ввел в своей обители общежительный устав, заложивший основы исполнительской этики древнерусского ангелогласного пения, ориентированного на духовную модель своего небесного архетипа: «и егда починающе песнь или аллилуа, покланение между собою творити, подражающе о сем ангелы, должны есмы: взирати в том  на старейшину стороне, да егда он поклонится, последующим его, должны есмы» [11, 41].

Древние распевы (Киево-Печерский, Знаменный, Супрасльский и др.) выражали существо веры. Иконописный принцип их мелодизма, был мелодией Неба, интонационным кодом молитвы, средством, через которое Церковь возвещает «тайную, сокровенную» (1 Кор. 2,7) премудрость Божию. Как транслятор литургической традиции Церковное пение учило человека не только правильной интерпретации содержания церковно-богослужебных текстов, но прежде всего  необходимому для полноценной жизни сердечному, духовному состоянию.

Как музыкальный символ Духа древние канонические распевы зафиксировали основные этапы «личностного» становления своих творцов и через воплощение их духовной сути сами сделались средством познания мира, важнейшей основой певческого образования. В этом смысле богослужебное пение стоит в ряду наиболее интересных феноменов музыкального искусства, открывая человеку законы мироздания и глубины человеческой души, способной преодолеть свою индивидуальную ограниченность во внутренней динамике благодатного духовного обновления. Не случайно за церковной музыкой навсегда закрепилось звание старшей сестры по отношению к младшей – музыки светской.

Уже в то время церковное музыкальное образование формировало в учениках способность следовать иерархии духовных ценностей, уважать, хранить доверие к авторитету старшего, готовность учиться друг у друга, нести послушание, быть смиренными, иметь целостную модель восприятия мира.

Второй этап развития музыкального образования в Украине (вторая половина ХVII — кон. ХIХ в.) связан с изменением приоритетов в духовной сфере, способа молитвы, с увлечением и распространением западноевропейских идей, сталкновением церковного с секулярным, светским. Как следствие возникают свои музыкальные феномены – партесное пение, которое, по мнению архиеп. Иллариона (Алфеева) не имело никакой генетической связи с предшествующим развитием литургической музыкальной мысли, а введение ее в «обиход Русской Церкви знаменовало собой подлинную «культурную революцию» в церковном пении. Образовался культурный разлом, который не был воспринят значительной частью церковного общества» [1, 861].

Существенные изменения происходят в области ритмики, вместо сакральной просодии текста, приходит музыка со своим размером – двух-, трех- и четырехдольным. Как следствие возникает новая нотация, которая в корне изменила понимание и природу самого певческого исполнительства: «Если раньше целью акта музицирования было воспроизведение уже слышанного, на основании последования подобий, то теперь такой целью становится произведение ранее не слышанного, на основании последования тождеств и различий» [9, 171]. Появление линейной нотации знаменовало собой переход от эпохи музыки коллективной, соборной, к музыке индивидуальной, авторской.

Одним из таких авторов новой индивидуальной музыки в культурном пространстве Украины стал Николай Дилецкий. Музыкальное образование он получил в Польше, и образцами для него служили произведения католических авторов. В случаи с гармонизацией древних распевов, он считал возможным отсекать те звуки, которые не вписываются в симетричный размер произведения: «Ноты и пение ирмолойное, ежи не имать такту совершеннаго, можно ти на совершенный такт привести» [2, 65-67]. Его трактат «Мусикийская грамматика» отражает состояние музыкальной  культуры 70–80-х гг. XVII в..

В те годы складывались устойчивые признаки крупной составной композиции кон­цертного стиля — переменная плот­ность многоголосия, контрасты зву­чания tutti и ансамблей, аккордо­вого и имитационного изложения, дополняемые сменой метра, темпа, лада, динамики. Так были заложены основы нового музыкального мышления, которые в дальнейшем стали характерными для церковных композиторов XVIII – XIX веков.

Как подчеркивает в своей книге «Певческое образование в Украине» В. Иванов: «…состояние музыкально-образовательного дела в украинских монастырях благоприятствовало росту певческого профессионализма не только в Украине, а и в России. В XVII в. появился целый ряд талантливых уставщиков, учителей, певчих, руководителей хоров, нотных писарей, которые своею деятельностью способствовали общему развитию музыкального образования и певческого искусства и заняли достойное место в системе отечественной культуры того времени» [5, 21].

Ревностными защитниками Пра­вославия в Украине были братства, противостоящие распространению католи­чества и протестантизма, происхо­дившему благодаря активной дея­тельности иезуитских учебных заведений. Братства приступили к созданию системы православного образования, и в связи с этим к обновлению традиции богослужеб­ного пения. Начиная еще с 80-х гг. XVI в. стали открываться школы, коллегии, академии, называвшиеся греко-сла­вянскими или греко-латино-славянскими (в Остроге, Львове, Луцке, Киеве и других городах). В учебные программы православных школ был введен предмет «мусикия», освещав­ший практические и теоретические основы нового партесного пения. Деятельность братств способствова­ла повышению уровня грамотности и культуры церковного пения, о чем сохранились отзывы современни­ков, посетивших Украину (напр., ПавлаАлеппского).

Крупными центрами воспитания певчих в Украине были не только образовательные центры при монастырях, но и специальные музыкальные учреждения: Глуховская музыкальная школа, Сечевая певческая школа (прибл. 1666–1776), а также первая музыкальная (военная) академия в Кременчуге (1786–1792).

Глуховская музыкальная школа XVIII ст. – первое отечественное профессиональное музыкальное учреждение, осуществлявшее проверку, подготовку и отправку в Петербург певчих, а также обеспечивавшее вокальные силы для церквей самой  Украины. С деятельностью Глуховской школы были связаны выдающиеся имена музыкального искусства М. Березовского, Д. Бортнянского, Г. Головни, М. Полторацкого. Школа заложила профессиональный фундамент отечественного певческого образования, оказав влияние на его дальнейшее развитие. За 40 лет существования школа выпустила более 300 певчих, а также подготовила почву для культурной деятельности последнего гетмана К. Разумовского, предпринимавшего усилия реформировать местное управление по образцу европейских стран.

Музыкальное образование в это время, также как и в на первом этапе развития, основывается на богослужебном христианском материале. Сближение церковной и светской музыки с начала периода нового времени создало благоприятную почву для развития народного элемента в музыкальном образовании. Путешественники того времени свидетельствовали: «Псалмы и другие … гимны там ежедневно разнообразно поются с сохранением истинного народного языка музыкальным способом… простой народ у них понимает, что поет клирос, поэтому, присоединяя свои голоса… поет с такой гармонией, что чувствуешь себя перенесенным в атмосферу экстатического пения» [13, 29]. Именно опора на развитую народнопесенную стихию определила интенсивность формирования партесного многоголосия и позже стала специфической особенностью музыкального образования. Стремление через канты и псалмы передать дух народной песни является ведущим в украинском певческом искусстве. Наиболее отчетливо это заметно в творчестве А. Веделя, Н. Лысенко, Н. Леонтовича, К. Стеценка, А. Кошица и др.

На втором этапе развития музыкального образования в Украине, все более отчетливо начинает прослеживаться его разделение на общее и специальное, профессионально-ориентированное. Идет постепенное утверждение светских направлений подготовки педагога-музыканта в разных типах и видах учебных заведений. Делается попытка создания государственной системы образования за счет частных школ, пансионатов, а также реализации возможности обучения светским формам музыцирования в духовных учебных заведениях.

Что касается, третьего этапа музыкального образования, связанного с сосуществованием различных музыкально-педагогических концепций, то на современном этапе основной проблемой остается согласование традиционных христианских интуиций с инновациями различных западных систем и моделей. И в этом контексте программными остаются слова великого педагога К. Ушинского, указавшего главную тенденцию отечественной педагогики XIX ст.: «для нас не христианская педагогика есть мысль немыслимая – безголовый урод и деятельность без цели, предприятие без побуждения позади и без результатов впереди» [10, 27].

Спустя более ста лет эти слова не утратили актуальности, а задачей музыкального образования по-прежнему остается обратить умы и сердца подрастающего поколения к традиционным богатствам национальной культуры, к вечным, непреходящим ценностям души, свободной от низменного, пошлого, деструктивного. Сегодня важно не только овладевать профессиональными умениями и навыками, но также знать и уметь целостно обобщать их глубинные причины, основания, ясно представлять конечную цель движения жизни. Это и должно стать главной тенденцией современного музыкального образования Украины.

Общей композиционной закономерностью этого периода являлось сплетение попевок, в том числе лиц, фит, нормативных мелодических формул в структурные единицы разного уровня — строки, колоны, разделы, соответствовавшие синтаксическому и риторическому построению словесного текста.

10
Ваша оценка: Нет Средняя: 10 (4 голоса)
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.