facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

МЕХАНИЗМ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ КАК РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОЙ ГАРАНТИИ ПРАВА НА ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ЭКОЛОГИЧЕСКИМ ПРАВОНАРУШЕНИЕМ

Автор Доклада: 
Романова А.А.
Награда: 
МЕХАНИЗМ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ КАК РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОЙ ГАРАНТИИ ПРАВА НА ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ЭКОЛОГИЧЕСКИМ ПРАВОНАРУШЕНИЕМ

УДК 342.72/.73

МЕХАНИЗМ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ КАК РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОЙ ГАРАНТИИ ПРАВА НА ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ЭКОЛОГИЧЕСКИМ ПРАВОНАРУШЕНИЕМ

Романова А.А., аспирант

Чебоксарский кооперативный институт Российского университета кооперации

 

В статье рассматривается механизм судебной защиты как реализации конституционной гарантии права на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением. Отмечается, что реализация механизма судебной защиты конституционного права на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением пока является еще недостаточно эффективной в связи с чем предлагаются конкретные меры по совершенствованию судебной защиты в исследуемой сфер.

Ключевые слова: механизм судебной защиты, конституционные гарантии, конституционное право, возмещение вреда, экологическое правонарушение.

In this article the mechanism of the legal defence as realizations of the of the constitutional guarantee of the right for the compensation of the damage, caused by the ecological infringement, is examined. It is pointed out that the mechanism of the legal defence of the constitutional right for the compensation of the damage, caused by the ecological infringement isn’t still effective enough, in connection with which concrete measures for improving of the legal defence in the researching sphere are suggested.

Key words: the mechanism of the legal defence, the constitutional guarantees, the constitutional right, the compensation of the damage, the ecological infringement.

 

В настоящее время здоровье населения, проживающего в экологически неблагоприятных зонах, находится под угрозой, т.к. неблагоприятная экологическая ситуация оказывает ощутимое влияние на их состояние здоровья и продолжительность жизни. По официальным данным, 20 - 30% заболеваемости населения непосредственно связано с провоцирующим действием загрязнения окружающей среды [1], что свидетельствует об остроте и актуальности защиты конституционного права каждого на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением.

Судебная практика возмещения экологического вреда, причиненного здоровью граждан, начала формироваться в странах постсоветского пространства с середины 90-х годов. Несмотря на распространенность нарушения конституционного права на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением, соответствующее количество дел в судах до сих пор имеет незначительный удельный вес, где положительных решений очень мало. Есть не только общие объяснения такой ситуации, относящиеся к сфере экологической политики, культуры, правосознания, но и специфические причины: сложность доказывания причинной связи, назначение судами множества длительных и дорогостоящих экспертиз, высокие судебные расходы и ряд других проблем гражданско-процессуального характера. Между тем, реализация права граждан на возмещение вреда, причиненного экологическими правонарушениями, способствовала бы улучшению окружающей среды, поскольку предъявление исков – потенциально эффективный способ воздействия на загрязнителей.

Конституция Российской Федерации (далее – Конституция РФ) [2] закрепляет положение о том, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ст. 46). Причем использование в тексте Конституции РФ местоимения «каждому» означает, что право на судебную защиту обеспечивается любому лицу, в том числе иностранному гражданину, а также лицу без гражданства.

Таким образом, Конституция РФ полностью гарантирует выполнение требований, содержащихся в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека: «каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом» [3].

Судебная защита, реализуемая посредством правосудия, выступает важной юридической гарантией конституционного права на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением.

Вообще, в основе дефиниции «юридические гарантии» учеными рассматриваются различные правовые явления. Так, по мнению одних (А.П. Иванова, В.В. Речицкого) [4, с. 9-10], юридические гарантии представляют собой совокупность правовых норм, по мнению других – условия, средства, установленные законом (Л.Д. Воеводин, С.А. Комаров) [5, с. 280], согласно позиции третьих - в понятие «юридические гарантии» включается деятельность соответствующих органов (А.В. Мицкевич) [6, с. 28].

Полагаем целесообразнее понимать под юридическими гарантиями способы, средства обеспечения социально необходимых благ и интересов личности, закрепленные государством в особой правовой форме (законы, указы и т.п.).

Основополагающими юридическими гарантиями выступают конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина, среди которых можно выделить их судебную защиту.

Как показал анализ, судебная защита в настоящее время является наиболее универсальным и действенным способом защиты конституционного права на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением, не только в силу независимости судей, но и особой процессуальной процедуры. Она предполагает, что правовой охране подлежит, во-первых, сам человек, здоровье которого во многом зависит от благоприятности окружающей среды либо его имущество. Во-вторых, правовой охране подлежат элементы окружающей среды и природа в целом.

Нормативной основой регулирования защиты нарушенного права на возмещение ущерба, причиненного экологическим правонарушением является Закон от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» [7], предусматривающий возможность судебного обжалования коллегиальных и единоличных действий (решений) или бездействия государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений и должностных лиц, государственных служащих, нарушающих права и свободы гражданина и создающих препятствия к осуществлению прав и свобод. Все это в полной мере относится и к праву на возмещение ущерба, причиненного экологическим правонарушением.

Следует отметить, что существенный вклад в дело защиты прав человека вносит Конституционный Суд Российской Федерации [8, с. 5 - 8], который реализует полномочия как путем разрешения дел о соответствии Конституции РФ, так и в рамках рассмотрения жалоб на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов с целью проверки конституционности применяемых законов.

Анализ практики Конституционного Суда РФ в области защиты прав человека, в том числе права на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением [9, с. 647 - 655] «позволяет не только оценить состояние и перспективы усиления судебной защиты прав граждан, но и предложить с учетом сформулированных Конституционным Судом РФ правовых позиций некоторые новые концептуальные подходы к пониманию природы прав человека и их защиты в обществе, признавшем в качестве основополагающих для своего развития конституционные ценности демократического, социального и правового государства» [10, с. 7].

В соответствии с задачами, стоящими перед национальными органами судебной власти, суды общей юрисдикции и арбитражные суды Российской Федерации призваны активно рассматривать дела, связанные с нарушением конституционного права на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением.

Юридические и физические лица вправе предъявлять исковые требования в суды общей юрисдикции или арбитражный суд о прекращении экологически вредной деятельности, причиняющей вред здоровью и имуществу граждан, окружающей среде. При этом при определении подведомственности судебных споров следует руководствоваться субъектным составом участников и характером правоотношений. Если неправомерным актом затрагиваются интересы населения, то такой спор подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения», судам следует иметь в виду, что при рассмотрении дел, связанных с нарушениями экологического законодательства, особое значение приобретает установление причинной связи между совершенными деяниями и наступившими вредными последствиями или возникновением угрозы причинения существенного вреда окружающей среде и здоровью людей [11].

Обращаем внимание на то, что в судах иски о возмещении экологического вреда далеко не всегда находят свое положительное разрешение. Это хорошо иллюстрируется следующим примером.

В 2002 году районный суд Чувашской Республики рассмотрел иск Чебоксарского межрайонного природоохранного прокурора к Управлению Горьковской железной дороги Министерства путей сообщения Российской Федерации о компенсации морального вреда гражданам, проживающим вблизи станции, где в 1996 г. произошло крушение поезда со сходом с рельсов цистерн, содержащих фенол и дизельное топливо. Причиной аварии послужила вина работников вагонного депо.

Суд установил, что в деле имеются доказательства причинения вреда как окружающей природной среде, так и здоровью жителей данного населённого пункта. По заключениям судебно-медицинских экспертиз в отношении двух граждан не исключено воздействие паров ядовитого вещества на организм, что явилось причиной их обращения за медицинской помощью. По мнению суда, данные заключения по существу преюдициальны, поскольку все истцы на день аварии находились дома, ис­пытывали одинаковые симптомы, дискомфорт, расстройства и т.п. и до сих пор проживают на месте аварии. На основании территориальной медицинской статистики, результатов углубленных клинико-лабораторных осмотров и сравнительных медицинских обследований населения следует однозначный вывод о связи массовых заболеваний населения с происшедшей аварией.

Суд признал доводы истцов о причинении им морального вреда в результате аварии и взыскал в пользу несовершеннолетних по 15 тыс. руб., а в пользу взрослых по 12 тыс. руб.

Однако, учитывая масштабы и продолжительность вредного экологического воздействия на здоровье жителей поселка, вряд ли проблему возмещения причиненного им вреда, можно считать разрешенной, поскольку истцы претерпели не только моральный вред, но и реальный, материальный вред, связанный с утратой здоровья и потерями в имуществе. Но все попытки предъявить иски о возмещении материального ущерба, обусловленного повреждением здоровья, по ряду причин «не увенчались» вынесением судебного решения. Это произошло, главным образом, из-за высокой стоимости судебно-медицинских экспертиз [12].

По общему правилу, требования о компенсации морального вреда вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ. В экологических правоотношениях - из нарушения права на жизнь, охрану здоровья и благоприятную окружающую среду. Причем моральный вред может взыскиваться независимо от материального: как наряду с ним, так и самостоятельно. Взыскание морального вреда подменяет собой взыскание вреда реального.

Тем не менее, на практике имеются положительные прецеденты возмещения такого экологического вреда, к сожалению, весьма немногочисленные.

Так, Озерский городской суд Челябинской области в 1997 г. рассмотрел иск семьи Нажмутдиновых к ПО «Маяк» о возмещении морального вреда, причиненного неблагоприятным воздействием окружающей природной среды. В этой семье родился ребенок с тяжелыми врожденными пороками развития костной системы: без ноги и пальцев рук. Предположив генетическую обусловленность этого заболевания, а именно его связь с проживанием двух предшествующих поколений ребенка по материнской и по отцовской линиям на территории, подвергшейся радиоактивному загрязнению со стороны ПО «Маяк», родители обратились в суд. В ведении процесса им активно помогали юристы общественных экологических объединений «Эко-юрист», «В силу закона» [13, с. 38].

Благодаря поддержке фонда ISAR, была проведена генетическая экспертиза в Институте общей генетики им. Н.И. Вавилова, подтвердившая, что тяжелейшая врожденная патология ребенка из этой семьи стала результатом радиационного загрязнения территории, на которой проживали Нажмутдиновы, вследствие деятельности ПО «Маяк». На момент рождения ребенка в 1992 г. действовали Основы гражданского законодательства, установившие ответственность за причинение морального вреда. Суд удовлетворил иск, взыскав с ответчика 50 млн. руб. за моральный вред, причиненный ребенку.

Данное решение, впоследствии подтвержденное кассационной инстанцией, стало знаменательным. Впервые в судебном порядке были удовлетворены исковые требования в интересах потомков жертв радиационного загрязнения. В зарубежных странах с развитой системой защиты общественных экологических интересов подобные иски давно уже не редкость, но в России это дело стало первым [14, с. 20].

Следующая проблема в осуществлении судебной защиты права на возмещение ущерба, причиненного экологическим правонарушением, заключается в неисполнении многих судебных решений. Прежде всего, это касается реализации конституционного права на возмещение вреда здоровью лицам, пострадавшим от воздействия радиации вследствие аварии на Чернобыльской АЭС и других крупных техногенных катастроф. В настоящее время не менее 9 млн. человек (а по данным независимых экспертов - около 20 млн.) проживают на территории, подвергшейся радиационному загрязнению [15, с. 19]. Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1997 г. № 18-П, в результате экстраординарной техногенной аварии на Чернобыльской АЭС основные конституционные права и интересы граждан были ущемлены столь значительно, что причиненный вред оказался реально невосполнимым. Исходя из масштабов трагедии и числа пострадавших, такой вред не мог быть возмещен в обычном порядке, установленном российским законодательством, поэтому обязанность его возмещения государство приняло на себя [16].

Однако в течение многих лет государство не выполняло обязательства, предусмотренные Законом РСФСР от 15 мая 1991 г. № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» [17], в недостаточном объеме выделяя средства для финансирования нужд «чернобыльцев» [18].

Невыполнение государством своих обязательств вызвало ряд судебных исков к Минтруду, Минфину России, органам местного самоуправления. В большинстве случаев суды, следуя закону, принимали решения в пользу «чернобыльцев». Однако с 1997 по 2001 г. судебные решения о возмещении вреда здоровью практически повсеместно не исполнялись.

Несомненным достижением в области защиты прав и свобод человека является возможность обращения в межгосударственные органы по защите данных прав и свобод, когда исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства защиты (ч. 3 ст. 46 Конституции РФ).

В своем очередном выступлении на VII Всероссийском съезде судей в декабре 2008 г. Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин указал на то, что Россия лидирует по количеству поданных жалоб и занимает второе место после Турции по количеству постановлений Суда, признающих власти государства ответственными в нарушении хотя бы одного положения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. На начало 2008 года в Европейском Суде ожидало рассмотрения 20 300 жалоб против России, что составляет 26% от общего числа таких жалоб (на начало 2007 года ожидало рассмотрения 15 000 жалоб) [19]. Отчасти такое положение можно, по-видимому, рассматривать как свидетельство неудовлетворенности граждан РФ эффективностью российского правосудия.

Следует отметить, что Европейским Судом по правам человека неоднократно рассматривались дела в связи с обращениями российских граждан о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан в связи с радиационным воздействием Чернобыльской и и других катастроф, по итогам рассмотрения которых была признана вина России перед ее гражданами.

Резюмируя вышеизложенное, необходимо отметить, что реализация механизма судебной защиты конституционного права на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением, пока является недостаточно эффективной.

Для совершенствования судебной защиты рассматриваемого конституционного права представляется необходимым и целесообразным следующее:

1) устранить пробелы и противоречия в действующем законодательстве, регламентирующем право каждого на возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением, поскольку среди причин недостаточной защищенности данного права следует выделить несовершенство законодательства, где большинство норм весьма размыто по своему содержанию и отсутствует собственно механизм их релизации;

2) рекомендовать принятие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О рассмотрении споров о возмещении вреда, причиненного здоровью или имуществу экологическими правонарушениями» в котором описывалась бы методология или процессуальный алгоритм рассмотрения дел о возмещении вреда.

Как показывает анализ судебной практики, судьи по-разному ведут судебные процессы, руководствуясь субъективным представлением о том, как следует рассматривать дела о возмещении вреда, что порождает противоречивость судебной практики и свидетельствует о необходимости формализации алгоритма, закрепляющего единый процессуальный подход к разрешению соответствующих споров всеми судами Российской Федерации.

 

Литература:

1.См. об этом: Охрана окружающей среды как фактор глобальной безопасности грядущих поколений. URL: http://www.council.gov.ru/inf_ps/chronicle/2008/12/item8716.html (дата обращения: 22.01. 2011 г.).

2. Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 4. Ст. 445.

3. Генеральная Ассамблея ООН. Всеобщая декларация прав человека: утверждена резолюцией 217А(III) от 10 декабря 1948 г. // Российская газета. – 1998. – 10 дек.

4. См.: Иванов А.П. Гарантии конституционных прав и обязанностей советских граждан / А.П. Иванов //Ученые записки. СЮИ., Вып. 19, часть 1, Саратов, 1968. С. 112.; Речицкий, В.В. Конституционные гарантии прав граждан СССР на участие в управлении государственными и общественными делами: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук / В.В. Речицкий. Харьков, 1983. С. 9 – 10.

5. См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций / С.А. Комаров. Изд. 2-е, испр. и доп. М.: Манускрипт, 1996. С. 280.

6. См.: Мицкевич А.В. О гарантиях прав и свобод граждан / А.В. Мицкевич // Советское государство и право. 1963. № 8. С. 28.

7. Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1993. № 19. Ст. 685.

8. Чайка Ю. А. Права человека - приоритет Конституции РФ / Ю.А. Чайка // Российская юстиция. 2005. № 12. С. 5 - 8.

9. Комментарий к постановлениям Конституционного Суда Российской Федерации / Отв. ред. Б.С. Эбзеев. В 2 т. М.: Юрист, 2001.Т. 2. С. 647 – 655.

10. Бондарь Н.С. Конституционное право как фактор модернизации российской государственности / Н.С. Бондарь // Журнал российского права. 2005. № 11. С. 7.

11. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 1.

12. См. об этом: Воронова К.И. Право на возмещение экологического вреда / К.И. Воронова, Е.А. Сенкевич // URL: http://www.lawtrend.org/ru/data/594/ (дата обращения: 22.01. 2011 г.).

13.См.: Васильева М.И. Особенности компенсации морального вреда, причиненного радиационным загрязнением окружающей природной среды (по материалам судебного дела) / М.И. Васильева, О.А. Яковлева // Государство и право.1998. № 3. С. 38.

14. См.: Ястребов А.Е. Актуальные проблемы судебной защиты конституционных экологических прав граждан // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 12. С. 20.

15. См.: Миронов О. Экология и нарушения прав граждан / О.Миронов // ЭКОС-информ. 2003. № 2. С. 19.

16. См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1997 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 50. Ст. 5711.

17. Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 21. Ст. 699.

18. Так, например, в бюджете на 2002 г. на эти цели было предусмотрено 1 млрд. 450 руб., тогда как требовалось 2 млрд. Беспроцентные ссуды ликвидаторам, введенные с 1992 г., выдавались только в течение нескольких месяцев в 1994 г. Медицинское обеспечение этих граждан осуществлялось практически за счет местного, а не федерального бюджета (см. об этом подробнее: Миронов. Указ. соч. С. 21).

19. Текст выступления Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькина на VII Всероссийском съезде судей // URL: http://www.ssrf.ru/ss_detale.php?id=818 (дата обращения: 22.01.2011 г.).

10
Ваша оценка: Нет Средняя: 10 (1 голос)

The analysis

Scientific research is ascertaining the nature. Findings are adequate. Report deserves the attention of scientists and practitioners.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.