facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Global international scientific
analytical project
GISAP
GISAP logotip

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА УКРАИНЫ: РЕАЛИИ И ИСТОКИ ПРОШЛОГО

Автор Доклада: 
Пилипенко А. Н., Литвиненко Н.И.
Награда: 
ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА УКРАИНЫ: РЕАЛИИ И ИСТОКИ ПРОШЛОГО

 

УДК 330:101

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА УКРАИНЫ: РЕАЛИИ И ИСТОКИ ПРОШЛОГО

Пилипенко А. Н., к.э.н., доцент

Литвиненко Н. И, к.э.н., доцент

Национальный горный университет

В статье исследуются институты, лежащие в основе институциональной структуры современной Украины. На основе ретроспективного анализа обнаруживаются их истоки в особенностях исторического развития страны, что еще раз доказывает существующую зависимость от предшествующего пути развития.

Ключевые слова: институциональная структура, неформальные, власть-собственность, право, конкуренция, культура предпринимательства, национальная идентичность.

In this article we explore institutes that are basis of institutional structure of modern Ukraine. On the basis of retrospective analysis we found their sources in the features of historical development of country. This proves existent dependence on the preceding way of development.

Key words: institutional structure, informal, power-property, right, competition, culture of enterprise, national identity.

Окончание ХХ века вошло в историю экономического развития как период изменений геополитической карты мира, связанных с появлением новых государств на месте почти векового существования СССР и так называемого «социалистического лагеря». Разрушение централизованной, административной системы хозяйства, характерной для экономики этих государств, потребовало сложных системных преобразований, нацеленных на формирования в их хозяйственной структуре оснований рынка. Однако практика либеральных реформ достаточно четко показала, что снятие административных преград на пути развития частной инициативы отнюдь не приводит к автоматическому возникновению эффективной рыночной экономики, способной обеспечить бурный экономический рост, богатство и процветание нации. Напротив, для всех постсоциалистических государств, сделавших в 90-е годы ставку на преимущественно саморегулирующие механизмы рынка, стало характерным резкое обострение социально-экономических и политических противоречий. Практически все государства столкнулись с падением темпов экономического роста, гиперинфляцией, колоссальной безработицей и снижением социальных индикаторов развития. Помимо этого во всех странах постсоветского пространства наличествовало недовольство низким уровнем жизни на фоне стремительного роста доходов олигархических образований, возрастающей коррупции во властных структурах и крайне нестабильной политической ситуации. Как итог - всякий раз возникали разного рода социальные конфликты, грозящие перерасти в гражданские войны и революции. Параллельно с этим происходило расширение спектра неформальных форм ведения хозяйственной деятельности, возникало активное общественное пренебрежение, а зачастую и нарушение общественного порядка. Ситуация более чем красноречиво свидетельствовала о том, что новые формальные правила в принципиально иной среде продемонстрировали свою полную неэффективность.

Постепенно пришло осознание, что любые социальные трансформации не могут осуществляться без учета исторических особенностей развития каждой конкретной страны, ее национально-культурных традиций, господствующих мировоззренческих систем и доминирующих неформальных институтов. Именно институциональная структура, под которой понимают преимущественно формальные институциональные ограничения, определяющие возможные организационные формы и варианты экономических взаимодействий, лежит в основе существования стабильных связей между институтами в любой экономической системе [1, с.36-37].

Эти связи складываются эволюционно на протяжении длительного периода исторического развития каждой конкретной страны и образуют ее экономический порядок. И если в результате имплантации институтов из другой среды они оказываются принципиально разными, то в таких экономических системах возникают институциональные дисфункции, проявляющиеся в неэффективном функционировании, а также обострение социально-экономических и политических противоречий. Поэтому при проведении реформ системного характера всегда должна диагностироваться существующая институциональная среда и разрабатываться политика изменения реально действующих институтов с учетом их исторической обусловленности и специфики.

Что касается Украины, то ее институциональная структура является сложным феноменом, в котором сочетаются институты, унаследованные от прежней централизованно-плановой экономики, вновь созданные институты рынка, а также их гибридные формы. Имея принципиально разные механизмы построения и функционирования, такие институты не отличаются прочными системообразующими связями и в силу этого не составляют единого когерентного целого. Как следствие – система находится в неустойчивом состоянии, поскольку не обладает действенными механизмами установления и поддержания порядка.

Представив элементы современной институциональной структуры Украины в таблице 1, рассмотрим специфические черты их функционирования.

 

Таблица 1.

Современная институциональная структура Украины

Название макроинститута

Название института, входящего в состав макроинститута

Экономика

Собственность

Конкуренция

Теневая экономика

Право

Социально-экономические права

Гражданские права

Политика

Национальное устройство

Государственное управление

Культура

Национальная идентичность

Культура предпринимательства

 

Основополагающим базовым институтом любой экономической системы является институт собственности. На первый взгляд в Украине функционируют две ее формы - частная и государственная. Однако, более детальные исследования дают возможность обнаружить функционирование еще и специфического института власти-собственности. Последний происходит из «восточного деспотизма» и представляет собой нерасчлененное единство властных и собственнических функций: политическое лидерство дает неотъемлемое право распоряжаться собственностью, а собственность органически подразумевает наличие политического авторитета [2, с.58].

Власть-собственность в Украине возникла на основе: во-первых, отчуждения непосредственных производителей от средств производства и результатов труда в централизовано-плановой экономике, и, во-вторых, присвоения основных полномочий собственника бюрократическим аппаратом государства. В результате работники не имели альтернатив трудоустройства - все они являлись наемными работниками государства, не могли реализовать свои задекларированные права собственности в силу наличия последних исключительно у бюрократии, которая, собственно, и имела исключительные права индивидуального владения, покоящегося на причастности к власти.

С переходом к рыночным отношениям институт частной собственности был легализован, что позволило возникнуть и развиваться мелкому и среднему бизнесу. Что касается крупных государственных предприятий, то они так и остались в распоряжении бюрократического аппарата, который частично легализовал свои права в период массовой приватизации через перераспределение накопленного за советское время капитала. Итогом этих процессов стало практическое исчезновение из социальной структуры общества среднего класса, который в развитых странах выполняет роль социального стабилизатора и экономического донора. Еще одним следствием существования власти-собственности стало формирование особой организационной структуры экономики, в которой наибольший удельный вес занимают предприятия, основанные на родственных и личных связях. Это приводит к преобладанию персонифицированных соглашений, возрастанию трансакционных издержек и альтернативных затрат, связанных с экономическими потерями и неэффективным распределением ресурсов.

Особенности института собственности определяют и специфические черты конкуренции. Это доминирование олигополистических структур и наличие высоких показателей рыночной власти на рынках большинства товаров и услуг, которые являются результатом деятельности таких известных украинских финансово-промышленных групп, как «Приват», «Индустриальный Союз Донбасса», «Динамо «Киев», «Интерпайп». Отсутствие в системе развитой конкуренции не содействует ее трансформации к эффективным рыночным отношениям. И если в развитых странах этот институт поддерживается за счет активной политики государства, нацеленной на развитие малого и среднего бизнеса и правовых механизмов, то у нас он консервируется в прежних неэффективных формах. Это связано с особенностями правовых институтов, базирующихся на нормах легализма.

Существование этой нормы в нашем обществе является довольно проблематичным вопросом. Сегодня, по мнению независимых экспертов, мы имеем совокупность нормативно-правовых актов, в которых закреплены наиболее прогрессивные нормы гражданского общества. К тому же у нас существует хорошо отработанный судебный механизм. Но проблема в том, что постоянное нарушение прав граждан со стороны властных структур и несоблюдение законодательства самими же гражданами являются типичным образцом поведения. Эти нарушения стали настолько рутинными, что большинство наших сограждан даже не осознают этот факт или предпочитают принимать такое состояние как данность.

В связи с этим в рамках госбюджетной тематики исследований Национального горного университета были проведены социологические исследования функционирования нормы легализм (выборка составила 2020 респондентов и охватывала все регионы Украины) [3]. Исследование проходило по следующим направлениям: насколько население страны знакомо с ее законодательством, как оно его соблюдает и защищает свои права. В целом, результаты подтвердили тот факт, что нарушение законодательства стало устойчивой привычкой для нашего общества. Так, большинство населения считает себя законопослушными гражданами и в тоже время систематически нарушает законы, имея при этом довольно высокую общую правовую грамотность (по результатам опроса более 60,0% граждан ознакомились с Конституцией Украины и изучали действующее законодательство). Одновременно со знанием законодательства наши граждане, тем не менее, не защищают своих прав. Относительно прав потребителя, с необходимостью защиты которых наиболее часто они встречаются, выявлено отсутствие соответствующих действий. Основной причиной отказа от защиты своих прав является то, что граждане уверены в сложности доказательства вины торгового предприятия и связывают этот процесс с большими потерями личного времени. С сожалением мы можем констатировать тот факт, что в Украине эта норма является «провозглашаемым легализмом».

Несмотря на убежденность наших граждан в своей законопослушности, по оценкам международного индекса прав собственности (IPRI), наша страна занимает одно из последних мест по соблюдению законодательства (табл. 2), что дает основания утверждать о существовании исключительно провозглашаемого легализма.

Таблица 2

Международный индекс прав собственности 2010

Страна

Ранг

Общий индекс

Законы и политическое окружение

Права материальной собственности

Права интеллектуальной собственности

Англия

16

7,8

7,8

7,7

7,9

Германия

12

8,0

8,3

7,5

8,2

США

15

7,9

7,5

7,8

8,5

Россия

88

4,3

3,3

5,0

4,6

Украина

97

4,1

3,7

4,8

3,9

Япония

18

7,6

7,4

7,1

8,3

Составлено по [4].

 

Отсутствие законопослушности в рутинизированной форме предполагает негативное отношение к институтам поддержания законности и к тем, кто сотрудничает с милицией и прокуратурой. Наше исследование показало, что население современной Украины имеет крайне отрицательные установки на власть: 70,1% граждан демонстрирует негативное отношение к правоохранительным органам, видя в них лишь коррумпированный орган ущемления своих прав [5, с.170-175].

Как представляется, истоки нынешнего состояния следует искать в культуре, ценности которой, в отличие от европейской, не содействовали законопослушности, а также в закреплении неформальных норм в советское время. Как отмечает В. Полтерович, в условиях многочисленных ограничений и тотального дефицита практически каждый советский человек вынужден был нарушать закон: делать покупки на черном рынке и с черного хода, платить взятки практически всем, кто был обязан его обслуживать по поручению государства. Обмен запрещенными идеями, диссидентское полуподполье было еще одной формой иллегальной активности. В результате сформировалась привычка к нарушению закона, девиантное поведение стало рутиной. Одновременно выработалось толерантное отношение к нарушению закона. [6, с.288]. В период реформ девиантное поведение получило новое основания. Законодательство не поспевало за быстро меняющейся практикой. Рынок был юридически разрешен, но границы легитимности рыночного поведения оказались размытыми. Благодаря огромным размерам освободившейся ренты стимулы к прямому нарушению закона резко усилились.

Кроме того, что эффективная рыночная экономика должна базироваться на правовых нормах, своеобразных «правилах игры», устанавливаемых и поддерживаемых государством, она не может успешно функционировать и без развитого института предпринимательства. По большей мере он является порождением культуры, национальной психологии и ментальности. И если рассматривать в этом отношении украинское предпринимательство, то в нашей стране не существовало его глубоких культурологических корней. Население страны формировало свою ментальность под воздействием неодинаковых природно-географических, экономических, социальных и политических условий. Украинцы веками жили в условиях чужой государственности, испытывая на себе влияние культур других народов. Поэтому ценности индивидуализма, характерные для средневекового периода развития украинского общества, в дальнейшем сохранили свою значимость только в крестьянской среде, которая, как известно, отличается малоподвижностью и консерватизмом в социальном отношении. Отсутствие в украинском, как и российском, предпринимательстве доминирующего мотива личной наживы как результата влияния православной этики, наличие общественного служения, зависимость от регулирующей роли государства отмечают многие исследователи (См. напр. цикл статей в журналах «Вопросы экономики» №8 за 1993 г. и №7 за 1994 г., которые специально посвящены проблемам взаимоотношения этики и экономики).

Возрождение института предпринимательства в перестроечное время осуществлялось уже на принципиально иной социальной и идеологической основе. Как отмечает И. Малый, «Если в Англии или иной развитой стране новая нация предпринимательства выросла из тех, кто самостоятельно создал свое богатство, то есть из людей сильных, решительных, предприимчивых, то в Украине генерация предпринимателей происходит из тех, кто владел до реформы соответствующей экономической или политической властью. Учитывая то, что раньше наше общество было распределительным, то и современные предприниматели, как правило, являются носителями распределительной идеологии, а не идеологии трудового приумножения богатства, государственного строительства» [7, с.59]. Именно такого типа предприниматели занимают сегодня ключевые позиции в большом бизнесе и политической сфере Украины, что по понятным причинам отнюдь не содействует становлению либеральной идеологии и эффективной работе рынка.

Проведенные нами исследования еще раз подтвердили, что успех трансформации общества в значительной мере зависит от того, насколько его неформальные нормы и ценности, сформированные на протяжении длительного исторического периода развития, отвечают новым институтам, имплантируемым из институциональной среды других систем. Исходя из этого приходится признать, что любая социальная инженерия имеет вполне объективные пределы, поскольку ограничена в краткосрочном временном интервале инертностью неформальных норм и правил. Учет их специфики, поиск комплементарных институтов и переходных их форм позволит, по нашему мнению, разрабатывать более адекватные варианты реформ, что в перспективе позволит значительно повысить эффективность государственной экономической политики, нацеленной на достижение долгосрочного экономического роста национальной экономики.

Литература:

  • 1. Вольчик В. В. Комплементарность и иерархия институтов в рамках хозяйственного порядка // Научные труды Дон НТУ. Серия : Экономическая. Выпуск 37-1. – Донецк, 2009. – С.35-41.
  • 2. Нуреев Р. М. Россия: особенности институционального развития / Р. М. Нуреев. М. : Норма, 2009. – 448 с.
  • 3. Проблемы трансформации конституции экономической системы Украины: 19 лет независимости (электрон. ресурс) / Способ доступа: URL: http://conf.hse.ru/2010/prog_sections – Загол. с экрана.
  • 4. International Property Rights Index (Электрон. ресурс) / Способ доступа: URL: http: //www.internationalpropertyrightsindex.org/ – Загол. с экрана.
  • 5. Пилипенко А.Н., Литвиненко Н..И. Либеральные ценности и украинская ментальность: возможен ли синтез в национальной модели регулирования. // Социальная экономика, 2010.– №2. – С.170-175.
  • 6. Полтерович В. М. Элементы теории реформ. М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007. – 447с.
  • 7. Малий І. Й., Диба М. І., Галабурда М. К. Держава і ринок: філософія взаємодії. – Монографія / За заг. та наук. ред. д-ра екон. наук, проф. І. Й. Малого. — К.: КНЕУ, 2005. — 358 с.

3
Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

The analysis

Report of different depth and comprehensive analysis. The study is original object of analysis and specificity of the presentation.
Партнеры
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.