facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Page translation
 

"Немного о ситуации в казахстанском культурологическом образовании"

"Немного о ситуации в казахстанском культурологическом образовании"
Zholdubayeva Azhar, professor, doctor of philosophy, full professor

Al-Farabi Kazakh National University, Kazakhstan

Conference participant

Товарищи учёные, доценты с кандидатами, кончайте ваши опыты...

В. Высоцкий.

 

Качественное изменение состояния науки и её преподавания охватывает всё пространство казахстанского гуманитарного знания, имеет выход на общество, меняет статус науки и менталитет сообщества.Если применить к оценке современной науки слова Освальда Шпенглера, то выяснится, что для казахстанской науки нет сегодня более значимых вопросов, чем классическая триада немецкого мыслителя: «Куда? Как долго? И что потом?».

Не удивительно, что интенсивные поиски новых смыслов казахстанского гуманитарного знания коснулись, в том числе, и культурологическое образование, выступающее, на наш взгляд, одной из центральных точек развития науки – тех точек, в которых раньше или же более рельефно, чем в других, проявляются многие глобальные тенденции, значимые для науки в целом. Авторским размышлениям на эту тему и посвящена данная статья. 

Культурология как учебная дисциплина в своем институциональном становлении в системе казахстанского высшего образования прошла два основных этапа.

Первый этап (1991-1992 гг.), – обретение культурологией своего места в учебных планах и выделение ее в качестве научной специальности, – характеризовался некоторой двусмысленностью, а именно: неясностью целей (она формулировалась чаще всего как общекультурная); сомнениями в ценности производимого знания; размытостью и большим разбросом учебных форм (в одних случаях это были только лекции или, напротив, исключительно практические занятия, включающие посещение музеев, концертов, выставок, в других – чтение авторских спецкурсов, в-третьих, просмотр аудио- и видеоматериалов, и прочее «разнообразие»).

В этот период учебный курс по культурологии чаще всего рассматривался в качестве противовеса идеологизированным общественным наукам, что, впрочем, таковым и было. И потому не придавалось существенного значения структуре и специфике предметного поля собственно культурологии. Практиковалось привлечение специалистов, ранее в вузах не работавших, в частности, академических ученых, искусствоведов, музейных работников и т.п., что не всегда давало положительный эффект.

Для тех, кто был так или иначе причастен к реализации этого проекта, подобная ситуация означала и трудности научной самоидентификации, необходимость поиска новых форм трансляции и воспроизводства знания, и вместе с тем вписывание их в систему научных конвенций. Нельзя сказать, что усилия по преодолению этих трудностей оказались тщетными. Двадцать лет, прошедшие с момента рождения культурологической науки в Казахстане, в значительной мере изменили и научный ландшафт, и образовательное пространство.

Анализ 2-го этапа культурологического образования (2000-ые годы) показывает, что в данной сфере существует, как минимум, два, достаточно противоположных вектора состояния казахстанской культурологии.

 Согласно первой(и достаточно распространенной) оценке, чаще всего воспроизводимой министерскими и вузовскими руководителями, культурология в Казахстане испытывает очевидный подъем. Аргументация в пользу этого мнения весьма проста и подчиняется «линейной» логики экстенсивного роста. По их мнению, культурологии «стало много» во всех ее формах: функционируют многочисленные кафедры, выпускающие дипломированных бакалавров и магистров культурологии; книжные полки магазинов заполнены многочисленными учебниками культурологии; проводится огромное число культурологических конференций, семинаров, круглых столов и проч.

Исходя из предлагаемой логики, количественные характеристики процесса свидетельствуют о благополучии ситуации, развивающейся от плохого к хорошему и в направлении к еще более лучшему.

Не оспаривая чисто количественных характеристик процесса, позволим себе заметить, что оценки, принадлежащие сторонникам высказанной точки зрения, игнорируют качественное содержание культурологического образования. Дело в том, что за цифрами экстенсивного роста культурологии подчас скрывается, если не ее квалитативная деградация, то, по крайней мере, отсутствие столь же убедительных показателей ее качественного восходящего развития.

В этой связи имеет смысл обратить внимание на следующее. Культурология – дело хлопотное, не всегда доходоприносящее, требующее особого, часто не прагматичного склада личности. Нынешняя, «качественная» атмосфера на большинстве культурологических кафедр, несколько иная. Здесь повсюду идет борьба за доход. Участие в финансируемых проектах, количество публикаций в журналах с высоким импакт-фактором, создание бизнес-инкубаторов и проч. постоянно взвешиваются на весах выгоды – «сколько нам это даст». Поэтому «культурологией» здесь, как правило, занимаются либо для престижа и отчетности, либо для некоей особой цели, скажем, коммерческой и очень редко – собственно для науки.

Поэтому не стоит удивляться тому, что казахстанские культурологические кафедры не ведут масштабных исследований, предпочитая работать на коротких дистанциях по коммерческим заказам. Подобный факт переворачивает с ног на голову всю систему образования: кто для кого существует и что есть главное, а что – побочное.

Правда, распространена и такая точка зрения, что все это не проблемы одной лишь культурологии, а всего международного гуманитарного сообщества. Сторонники этой позиции отмечают, что на Западе этот процесс не столь заметен, ибо двухсотлетние традиции развития культурологии пока еще достаточно сильны, и они замедляют эту новую метаморфозу науки. В Казахстане же, вследствие не полной развитости культурологических институтов общества коммерциализация и дефундаментализацияполучили большее раскрытие. Быть может, это так и есть. Однако, даже признание нового характера нынешней культурологии не освобождает от необходимости поддерживать на плаву знание (и, главное, развитие знания!) базисных культурологических дисциплин.

На наш взгляд, масштабы культурологического образования необходимо оценивать не только критериями количества проводимых конференций, напечатанных учебников и подготовленных выпускников, но и критериями полезности культурологического образования для общества в целом и лично для студента, будущего профессионального культуролога.

Критерием такой полезности является спрос на культурологов-профессионалов. Существующий рынок труда показывает крайне низкую востребованность казахстанскими социальными практиками труда профессионального культуролога.

Все это в яркой степени проявляется в среде абитуриентов. За разговорами о том, что, мол, отсутствие учебной дисциплины «Культурология» в программах среднего образования и есть причина слабого набора на культурологические специальности, скрывается гораздо более серьезное явление – постепенная утрата культурологией авторитета в глазах общества. Чего же удивляться, что в большинстве случаев набор на специальность «культурология» идет в основном за счет абитуриентов, не набравших проходного балла на другие специальности.

Проблема не снимается тем, что выпускники культурологических кафедр обычно не остаются безработными. Да, их трудоустраивают в средства массовой информации, где оказываются к месту интеллектуальные навыки, наработанные при изучении вузовских дисциплин; нужны хорошо организованные умы и в госструктурах; какая-то часть выпускников продолжает обучение в магистратуре…

Но при чем здесь профессиональная культурология? В этом смысле можно констатировать, что культурология стала основой для так называемого «общего» образования и подготовки кадров, готовых воспринять любые профессии, требующие минимум интеллектуальных знаний и навыков.

 Иную, противоположную, оценку ситуации культурологического образования, высказывают казахстанские культурологи, делающие акцент на проблеме качества культурологии.

От профессионального культуролога сейчас требуется не просто труд «какой Бог на душу положил» с непрояснённой теоретической конструкцией, а осознанный продукт интеллектуального творчества. Очевидно, что профессиональный рост культуролога без знания познавательных возможностей его дисциплины сейчас не возможен.

 Многие исследователи отмечают, что тенденции развития современной казахстанской культурологии весьма противоречивы. На каждое, казалось бы, позитивное продвижение вперед приходится несколько шагов назад. Скорее даже речь идет о некоем новом состоянии культурологии, сочетающем в себе довольно контрастные характеристики. Причину этого состояния, естественно, ищут в тенденциях трансформации современного казахстанского общества, ставящего культурологию перед лицом серьезных испытаний.

С одной стороны, нигилизм по отношению к перспективам дальнейшего развития культурологии чаще всего высказывают именно те, кто как раз никогда не применял полноценные культурологические данные в своей деятельности или же использовал их результаты, но не для серьезной экспертизы социокультурной обстановки и анализа стратегических решений, а для «украшения» своего доклада.

С другой стороны, нельзя отрицать и того, что научная культурология оказалась невостребованной в случае разработки стратегических социокультурных решений. Обществу гораздо проще опираться на «простые решения», на модель чисто «экономического человека», продиктованную прагматической целесообразностью текущего момента, а не сложным анализом многофакторных «ситуаций» в их перспективном развитии. Создается впечатление, что культурология становится лишней на этом празднике жизни, где господствуют совершенно иные мотивы и персонажи.

Обвинять в этом культурологию можно, но вряд ли это справедливо. А ведь по логике вещей, культурологический анализ должен быть необходимой составляющей большинства (если не всех) государственных программ. При этом сами культурологи, по той же логике, должны были быть первыми, кого приглашают в круг лиц, влияющих на принятие ответственных решений.

В современной казахстанской действительности подобного, к сожалению, пока не наблюдается. В большинстве случаев, культурологи замкнуты на своих кафедрах, где им уготована роль репетиторов подрастающего поколения и проводников «общего» образования на все случаи жизни.

Так в чем же ценность культурологического знания для современного человека, обучающегося в каком-либо учебном заведении, а, значит, будущего профессионала? Мы сформулируем два универсальных фактора значимости культурологии для профессионального образования вне зависимости от выбранной специальности. Первый связан с общими процессами вхождения человека в жизнь общества, которые особенно интенсивно протекают в юношеские годы, когда в ходе обучения человек получает поток интеллектуальной информации, нуждающейся в отборе, рефлексии, усвоении. Принято говорить о необходимости социализации, то есть, включения человека в систему норм и ценностей своего общества. Но содержание личности не ограничивается ее социальным срезом. За пределами остается эмоциональная сфера жизни, потребности в дружбе, любви, взаимопонимании, эстетические предпочтения, и многое другое, что не поддается рациональному анализу, но является неотъемлемым свойством ментальности личности.

Культурология, которая имеет не только социальную, но и гуманитарную составляющую в своем предметном поле, способствует осмыслению человеком своего места в культурной системе, что придает личности внутреннюю устойчивость, помогает в выборе ценностных ориентиров, облегчает процессы межличностного взаимодействия.

Второй фактор значимости культурологии связан с широким смыслом понятия культуры. Культуры не только как специальной сферы жизни общества, когда имеются в виду культурные ценности, но и как нормативной и символической составляющей содержания любой другой сферы деятельности людей. Именно это имеется в виду, когда говорят о хозяйственной культуре, правовой, политической, информационной и т.п. Именно культурология ставит и решает задачи формирования видения социокультурного контекста профессиональной деятельности, что делает это знание чрезвычайно значимым для современного казахстанского общества в целом.

Наши предложения по поводу всего сказанного [1].

Выход в сложившейся ситуации, мне, как вузовскому преподавателю с 20-летним стажем, видится в целесообразности создания системы повышения квалификации преподавателей культурологических дисциплин. Сказанное предполагает организацию и проведение систематического повышения квалификации и переподготовки преподавателей культурологии в различных формах (методические курсы, научные стажировки, творческий отпуск и проч.).

В качестве второго предложения улучшения качественного состояния культурологического образования выделим переход к грантовой поддержке написания и издания учебников и пособий по культурологии. Было бы полезно перейти, пусть даже в экспериментальном формате, к работе по разработке иллюстрированных учебников, снабжаемых приложениями на CD, DVD, флэш-драйв и поддерживаемых соответствующими сайтами в Интернете. Читательская аудитория, как представляется, уже «созрела» для освоения высококачественной продукции, но за низкое качество полиграфической продукции никто не хочет платить даже относительно низкие цены.

Третье. Необходимо создание нового типа периодического издания, ориентированного на внутренние интересы академического и вузовского сообщества и используемого в подготовке нового поколения специалистов-культурологов. Деятельность такого журнала будет направлена на обеспечение преподавателей культурологии и смежных дисциплин, студентов и магистрантов методическими материалами, публикациями результатов оригинальных исследований в области теории, методологии и истории культурологии, данных кросс-культурных исследований, новых учебных курсов, классических трудов, в том числе переводов, а также обзоров новейшей отечественной и зарубежной литературы по культурологии.

В завершение позволительно задаться вопросом касательно общего уровня культурологического образования в Казахстане начала XXI века. Есть ли качество, по большому счету?

Разумеется, ответить на этот вопрос коротко и ясно невозможно.

Где? По сравнению с чем? В каком отношении?

Как было сказано выше, количественные показатели буквально по всем линиям (факультеты, студенты, литература и проч.) достаточно внушительны. На этом фоне качественные характеристики весьма противоречивы. Малая часть отечественного культурологического образования, так сказать, прорубила окно в Европу. И через это окно к нам вошла международная культурология, представленная лучшими новейшими теориями, передовой профессурой западных университетов, книгами, учебными программами и т.д. И хотя в направлении встречного движения не все обстоит абсолютно безоблачно, но дает определенную перспективу на будущее.

Однако некая общая неуверенность в завтрашнем дне сковывает творческий потенциал казахстанских культурологов. «Нельзя ли еще подождать?», «А вдруг все станет по-прежнему?», «А может, вообще, отменят культурологию…». Эти гамлетовские вопросы, увы, не отошли в прошлое. Они здесь, они витают в воздухе.

Впрочем, витают в воздухе и иные настроения. Ничто не может в длительной перспективе стать альтернативой профессиональному совершенствованию и росту.


[1] Несомненно, перечень предложений может быть значительно расширен.   

Comments: 2

Maksyutova Zulfiya Gil'manovna

Нельзя не согласиться с автором, что "отсутствие убедительных показателей качественного восходящего развития" характерно не только культурологии, требующей "не прагматичного склада личности", но и всей культуре, гуманитарным наукам в постсоветском пространстве. Выражаю благодарность автору за интересную работу. Хочется надеяться, что пока существуют отдельные люди, кафедры, подобные научные проекты, в котором мы с вами участвуем, нас ждет лучшая перспектива. Касательно причин такого обесценивания ценностей духовной культуры в современном обществе, некоторые авторы объясняют принципом минимума диссипации. В этом аспекте многое еще необходимо переосмыслить.

Aleksey Konovalov

Материал автора представляется крайне актуальным и интересным. Ожидаем продолжение разговора не только о предмете культурологи, но и больше – о культурологическом «культурном» сознании в Казахстане, да и во всем мире. Согласен с предложениями автора. Однако среди них не нашел те, которые отражали бы культурологию как еще и прикладную науку. А именно, если автор затронул проблему востребованности культурологов при принятии стратегических решений то почему эту идею не закрепить в форме, скажем, совета экспертов – культурологов, который должен давать заключения, в том числе и по кадровому составу. К примеру, по каким принципам сегодня отбираются депутаты? – только не по уровню культуры. В тестах при отборе на госслужбу сколько имеется вопросов по уровню культуры претендента? – ноль! и т.д. Считаю, что культурология должна еще, как психология, педагогика и др., обслуживать другие профессии. К примеру, разве историку-профессионалу, собирающемуся работать в учебных заведения, не надо иметь систему культурных ценностей, а также методику «культурного» образования? и т.д.
Comments: 2

Maksyutova Zulfiya Gil'manovna

Нельзя не согласиться с автором, что "отсутствие убедительных показателей качественного восходящего развития" характерно не только культурологии, требующей "не прагматичного склада личности", но и всей культуре, гуманитарным наукам в постсоветском пространстве. Выражаю благодарность автору за интересную работу. Хочется надеяться, что пока существуют отдельные люди, кафедры, подобные научные проекты, в котором мы с вами участвуем, нас ждет лучшая перспектива. Касательно причин такого обесценивания ценностей духовной культуры в современном обществе, некоторые авторы объясняют принципом минимума диссипации. В этом аспекте многое еще необходимо переосмыслить.

Aleksey Konovalov

Материал автора представляется крайне актуальным и интересным. Ожидаем продолжение разговора не только о предмете культурологи, но и больше – о культурологическом «культурном» сознании в Казахстане, да и во всем мире. Согласен с предложениями автора. Однако среди них не нашел те, которые отражали бы культурологию как еще и прикладную науку. А именно, если автор затронул проблему востребованности культурологов при принятии стратегических решений то почему эту идею не закрепить в форме, скажем, совета экспертов – культурологов, который должен давать заключения, в том числе и по кадровому составу. К примеру, по каким принципам сегодня отбираются депутаты? – только не по уровню культуры. В тестах при отборе на госслужбу сколько имеется вопросов по уровню культуры претендента? – ноль! и т.д. Считаю, что культурология должна еще, как психология, педагогика и др., обслуживать другие профессии. К примеру, разве историку-профессионалу, собирающемуся работать в учебных заведения, не надо иметь систему культурных ценностей, а также методику «культурного» образования? и т.д.
PARTNERS
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.