facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Page translation
 

КУЛЬТУРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ ЭТНОСА (НА ПРИМЕРЕ ПЕРВОБЫТНОЙ И РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЙ ФОРМАЦИИ)

КУЛЬТУРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ ЭТНОСА  (НА ПРИМЕРЕ ПЕРВОБЫТНОЙ И РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЙ ФОРМАЦИИ)
Storozhuk Svetlana, associate professor, candidate of philosophy, associate professor

National University of Life and Environmental Sciences of Ukraine, Ukraine

Conference participant

 

На основании диахронного подхода к проблеме определения этноса, в статье была подчеркнута спорность формационного подхода к проблеме этноса; установлено, что первые этносы сформировались в период рабовладельческого общества; доказано, что в основе этнической самоидентификация лежат культурно-психологические признаки.
Ключевые слова:род, племя, народ, нация, формация, демос, этнос, этническая группа.

The probability of formation approach to the problem of ethnos is underlined in the article on the basis of diachronic approach to problem of ethnos definition. It is established that first ethnos was formed in the period of slavery society. The basic character of cultural and psychological features for ethnic self identification is proved.
Key words: genus, tribe, people, nation, formation, demos, ethnos, ethnic group.

Возникновение и развитие этносов – это единый общечеловеческий процесс, составляющий один из важнейший аспектов истории общества. Вместе с тем, проблема определения и критериев этноса сегодня остается открытой. Следует отметить, что даже в роботах западных исследователей этнос определен довольно неоднозначно. В частности, можно встретить такие определения: «этнос – явление, которое определяется общностью происхождения» или же «этнос – порождение культуры на базе общего языка» и т.п. [7]. Даже такие авторитетные исследователи этногенеза как Д. Гендельмэн или Р. Скемергорн избегают прямого определения понятия «этнос» подменивая его понятием «этническая группа». Последнюю, Р. Скемергорн рассматривает как «определенный коллектив, что является частью большего общества, объединенный реальным или предполагаемым общим происхождениям, памятью об общем прошлом и выделением в культуре одного или нескольких символических элементов, которые считают характерными признаками именно этой народности. Примерами символических элементов есть: модели родственности, физические контакты (как, например, в случае сектантства), общность религии, языка или диалекта, принадлежности к племени или нации, фенотипные признаки. Возможна любая комбинация перечисленных здесь элементов. Необходимым сопровождением [этих признаков] есть осознание членами группы своей особенности» [15; 5, с.215].

В определении Р. Скемергорна, понятие «этнос» подменено понятием «этническая группа», которая, в свою очередь, в контексте методологических принципов Д. Гендельмена, имеет иную смысловую нагрузку [5, с. 215]. Кроме этого, весьма спорно выглядит рассмотрение «этнической группы» как части «большего социального образования (коллектива –C.С.)», поскольку подчеркивает определение неизвестного через неизвестное. Более убедительным, на наш взгляд, является психологическая самоидентификация этноса (М. Бентон) через полярность «мы-они», где «они», – в первую очередь внешний коллектив [Там же].

Проблема определения сущности этноса остается до конца не решенной не только в западноевропейской, но и в отечественной (в том числе и русскоязычной) этнологии. В частности, довольно продолжительное время в украинской этнологической мысли распространенным было определение этноса предложенное в Большой Советской Энциклопедии: «Этническая общность (этнос) – исторически сформированная стойкая группировка людей – племя, народность, нация. Основные условия возникновения э.о. – общность территории и языка– выступают со временем в качестве ее главных признаков... Дополнительными условиями формирования э.о. могут быть общность религии, родственность компонентов э.о. в расовом отношении или наличие значительных метисных (переходных) групп... У членов э.о. появляется общее самосознание, видное место в котором занимает представление об общности происхождение... Для более стойкого существования э.о. стремится к созданию собственной социально-территориальной организации (в классовом обществе – государства)» [9, с. 298]. Аналогичное определение находим и в других работах. [12].

Предложенные нами определения имеют ряд спорных аспектов. В большинстве из них, понятие «этнос» подменяется словом «этническая общность», которая, в свою очередь определяется через такие, требующие собственного уточнения, понятия как «племя», «народность» и «нация».

Идейные истоки отмеченной нами тенденции в отечественной этнографии восходят к работам К. Маркса и Ф. Энгельса [4]. Со временем их идеи распространяются и среди других советские исследователи – Ю. Бромлея, П. Кушнера, А. Агаева, С. Токарева и др. Например, С. Токарев в статье «Проблема типов этнических общностей» выдвинул социологическую концепцию, где вместо определения понятия «этническая общность» речь шла о «четырех исторических типах народностей в четырех формациях: племя – в общинно-родовой – охватывает всю группу людей на данной территории и объединяет их кровно-родственными связями; демос – в рабовладельческой – только свободное население, не включая рабов; народности – при феодализме – все работающее население страны, не включая господствующий класс; нации – в капиталистической и социалистической – все слоя населения, которое расколото на антагонистические классы». [13, с. 52–53.]. Идейно близкие мысли находим и в других советских исследователей, в частности А. Агаева [1] и Ю. Бромлея [4]

Принимая во внимание неоднозначность предложенных в современной этнологии определений понятия «этнос», на наш взгляд, уместно уточнить сущность таких исторических социальных форм как «род» и «племя» и, на этом основании, раскрыть, во-первых, правомерность использования формационного подхода к проблеме определения этноса, во-вторых, основные признаки этнической самоидентификации.

Большинство советских исследователей, в том числе и С. Токарев, истоки этногенеза искали в первобытном обществе. Вместе с тем, они не включали в сферу своего рассмотрение исторически первую форму социальности – первобытное стадо. На наш взгляд, это обусловлено тем, что стадо нельзя рассматривать как архаический прототип этноса, поскольку, как отмечает В. Алексеев, стадо (праобщина) характеризовалось большим уровнем текучести, нестойкостью: отдельные особи довольно часто переходили от одного стада к другому [2, с. 26-35]. Кроме этого, период палеолита, характеризовался относительной однотипностью культуры, или, если быть более точными, то отсутствием выразительной культурной специфики [4, с. 245], которая, как отмечал Л. Гумильов выступает одним из самых важных факторов этнодифференциации.

Интересно, что вместе со стадом, советская этнология исключает из этногенеза и род, выводя истоки этноса от племени [4, с. 247]. В свою очередь, современный русский исследователь А. Севастьянов убежден, что «Род, – это уже этнос» [12]. Принимая во внимание это разногласие, мы уточним сущность таких феноменов как род и племя и проанализируем их соотношение с этносом.

По определению Л. Моргана, род – это «совокупность кровных родственников, которые происходят от одного общего предка, и отличаются собственным именем и связанны узами крови» [11, с. 38.]. В свою очередь, «Любое племя состоит из родственников.., близких, далеких и очень далеких... Племя, в самом точном смысле слова, – огромная семья, и все члены ее, так или иначе, связаны между собой, хотя бы формально, родственными узами» [3, с. 160-161.].

Как видим, на основании приведённых нами определений разграничить такие феномены как род и племя становится практически не возможно, поскольку общность в обоих случаях формируют кровные родственники. Однако, эта неопределенность внешняя, поскольку, по утверждению Ю. Бромлея «род не может существовать вне племени, хотя бы слабо оформленном» [4, с. 247.].

Учитывая, что род нельзя рассматривать как самостоятельную форму социальной общности, С. Токарев, как и Ю. Бромлей приходят к выводу, что исторически первой формой этноса выступает племя. Однако, эта мысль была неоднозначно воспринята еще в советской этнологии. В частности, некоторые исследователи первобытных обществ доказывали, что, с одной стороны, племя выступает «вторичным» социальным явлением сравнительно с родом, а с другого – возникло на более поздних стадиях общественного развития, в частности в период мезолита [14, с. 17-20].

Не меньшие дискуссии вызвало и утверждение о том, что племя можно рассматривать как начало этногенезы. Наиболее плодотворные мысли, по этому поводу, были высказаны В. Генингом, который категорически возражал против рассмотрения племени как исторически первой этнической общности. При этом ученый мотивировал тем, что в понятии «племя» «определяющей остается система организации власти» [6, с. 59]. Это, в свою очередь, дает основание для рассмотрения племени как архаического прототипа современного государства, а не этноса.

Следует отметить, что не только племя, но и род, нельзя рассматривать как первобытную форму этноса. Принципиальное различие рода и этноса, как утверждает Ю. Бромлей, обусловлено их функциональными характеристиками в сфере культуры. В частности, «функция рода в сфере культуры принципиально отличается от аналогичных функций племени, народности и нации. Существование каждого из этих социальных образований в качестве этнических общностей неразрывно связано, как мы могли убедиться, с сохранением определенной культурной целостности, определенной замкнутостью (так сказать автаркичностью) в культурном отношении включая сюда эндогамность. Между тем для рода, наоборот, свойственна экзогамность… Соответственно, главная функция рода – слияние, при чем не только биологическое, но и культурное» [4, с. 264-265]. Именно поэтому, род, по мнению Ю. Бромлея, следует рассматривать не как первоначальный аналог, а как антипод этноса.

Разногласия советской этнологии касаются не только стадии первобытного, но и рабовладельческого общества. Исторической формой этнической общности последнего, за С. Токаревым, является демос, представителями которого выступают преимущественно свободные граждане полисов. В этом определении, на наш взгляд, есть два спорных момента. Во-первых, «за словом «демос» в науке закрепилось другое значение – население страны» [4, с. 274]; во-вторых, рассматривая демос как историческую форму этноса, С. Токарев, в его состав, включает лишь свободных граждан полисов, упуская из виду всю многогранность его жителей – женщины, иностранцы, крестьяне, пленники, рабы и др. Фактически, С. Токарев, определят демос, аналогично племени, то есть через политический фактор.

Несмотря на спорность, предложенной в социологической концепции С. Токарева, мысли определять этнос рабовладельческой формации через понятие демос, на наш взгляд, именно в этот исторический период, мы можем говорить о первых этносах. Существование последних подтверждает не факт существования определенной исторической общности, а факт сознания – то есть выделение понятия «мы» в противоположность «они», или если говорить о греческой культуре – «варвары».

Свойственно, что первые свидетельства о наличии коллективного сознания эллинов находим в изложении истории Пелопонесской войны Фукидида. В частности, он пишет: «Следующее обстоятельство служит для меня преимущественным указанием на бессилие древних обитателей Эллады: до Троянской войны она, очевидно, ничего не совершила общими силами. Мне даже кажется, что Эллада, во всей своей совокупности, и не носила еще этого имени, что такого обозначения ее вовсе и не существовало раньше Эллина, сына Девкалиона, но что названия ей давали по своим именам отдельные племена, преимущественно пеласги. Только когда Эллин и его сыновья достигли могущества в Феотиде и их стали призывать на помощь в остальные города, только тогда эти племена, одно за другим, и то скорее вследствие взаимного соприкосновения друг с другом, стали называться эллинами, хотя все-таки долгое время название это не могло вытеснить все прочие. Об этом свидетельствует лучше всего Гомер. Он жил ведь гораздо позже Троянской войны и, однако, нигде не обозначает всех эллинов в их совокупности таким именем, а называет эллинами только тех, которые вместе с Ахиллом прибыли из Феотиды, — они-то и были первыми эллинами,— других же Гомер в своем эпосе называет данаями, аргивянами и ахейцами. Точно так же Гомер не употребляет и имени варваров, потому, мне кажется, что сами эллины не обособились еще под одним именем, противоположным названию варваров» [Цит: 10].

Приведенный отрывок «Истории» Фукидида дает возможность сделать несколько выводов. Во-первых, этническое эллинское самосознание формируется на основе взаимодействия тех племен, которые занимали территорию тогдашней Эллады. Во-вторых, общность эллинов основана не на их биологическом происхождением, а самосознании «мы», которые противопоставлены «они» – варвары. И, в-третьих, что самое важное, данный отрывок характеризует наличие такого самосознания как в период написания «Истории» Фукидида (V в. до н.э.) так и период Троянской войны (ХІІІ-ХІІ в. до н.э.).

Одним из важных факторов для объединения под общим именем выступало представление об общем происхождении. Интересно, что отображением этого представления выступает этимология слова «эллины». Его корни, согласно мифологической традиции, восходят к имени какого-то Эллина, сына (или брата?) Девкалиона. Дорийцы, ионийцы и эолийцы есть, по этой версии, потомками трех сынов Эллина - Дора, Иона и Еола [10].

Анализируя уровень и специфику этнического сознания в период рабовладельческого общества, следует подчеркнуть, что одним из главных факторов этнического единства в это время выступал язык. Это подтверждает этимология слова «варвар» – тот, кто «говорит чужим, непонятным языком» [Там же]. Именно в этом значении это слово встречается у Гомера и, со временем, Гераклита. Последний пишет: «глаза и уши – плохие свидетели для людей, если душа их – варвар» (то есть говорит на другом языке). В этом первоначальном смысле слово «варвар» употреблено и у Аристофана [Там же].

Одновременно с языком, существенным признаком этнических отличий в период рабовладельческой формации выступали особенности культуры (прежде всего, материальной) и связанные с ними обычаи. В частности, еще Геродот делал ударение на культурном отличии между «эллинами» и «варварами». По его мнению, варвар, который усвоил обычаи греков, становится эллином, и наоборот. Именно поэтому Геродот считает, что эллины «стали сильным... главным образом потому, что с ними объединились пеласги и много других варварских племен» [Цит.: 10]. Здесь Геродот фактически выдвигает понятие, которые в современной этнографии называется «культурная ассимиляция».

Утверждение Геродота о доминирующем значении культурных признаков в определении этнической принадлежностей выступает очень важным моментом нашего исследования. Оно дает основания утверждать, что этническое единство не связано с единством биологического происхождения. Доминирование культурного фактора в специфике самоопределения подтверждают и другие греческие авторы V в. до н.э. В частности, то же утверждение находим и в трагедии Еврипида: «Ты так долго жил среди варваров, что сам стал варваром!» [8, с. 288.].

На основании проведенного нами анализа специфики формирования этносов в рабовладельческий период можем сделать вывод, что, во-первых, предложенная С. Токаревым социологическая концепция есть непроизводительной, поскольку здесь не учтена сущность этноса. Во-вторых, мы соглашаемся с С. Токаревым, Ю. Бромлеем, Л. Гумильовым и другими исследователями в том, что можем говорить об этносах в период рабовладельческой формации, при чем, определяющим фактором их становление стало осознание собственной культурной специфики. В-третьих, анализируя соотношение племени и этноса и демоса и этноса, мы пришли к заключению, что важной чертой этноса есть отсутствие политического фактора. Этнос, в частности, на ранних стадиях человеческого развития, может иметь биологические и культурные характеристики, однако никогда не связанный с претензиями на собственное государство. Эту мысль, подтверждает специфика функционирования политической власти в античных полисах. Последние, как известно, были отдельными политическими единицами, но представителями единого эллинского культурного мира.

Литература:

1. Агаев А. Г. Народность как социальная общность // Вопросы философии. 1965. –№ 11.
2. Алексеев В.П. Возникновение человека и общества // Первобытное общество – М., 1975.
3. Бромлей Ю. В., Подольный Р. Г. Человечество – это народы. – М., 1990.
4. Бромлей Ю. Очерки теории этноса. – М., 1983.
5. Гатчінсон Дж., Сміт Е. Що таке етнічність // Націоналізм: Антологія. 2-ге вид. – К., 2006.
6. Генинг В.Ф. Этнический процесс в первобытности. – Свердловск, 1970.
7. Гумильов Л. Этногенез и биосфера Земли // http:// gumilevica.kulichki.net/ EBE/index.html
8. Древнегреческо-Русский словарь. Т.I. – M., 1958.
9. Козлов В. И. Этническая общность (этнос). – БСЭ. - Т. 30. – С. 298.
10. Крюков М. Эволюция этнического самосознания и проблема этногенеза//  http://scepsis.ru/ library/id_908.html#a2
11. Морган Л. Древнее общество. – Л., 1934.
12. Севастьянов А.Н. Этнос и нация // http:// ruskolan.xpomo.com/ rasa/sevast_book.htm#01
13. Токарев С. А. Проблема типов этнических общностей // Вопросы философии. 1964. № 11.
14. Формозов А.А. О времени и исторических условиях сложения племенной организации. – СА. – 1957. – №1.
15. R. Schermerhorn. Comparative Ethnic Relation. - New York: Random House, 1970.

Comments: 4

Lugovaya Tatyana Anatolievna

Доклад интересен. Заслуживает внимания. Автор демонстрирует глубокие знания по проблеме исследования. В ситуации неопределенности и плюральности толкований категориальных для данного исследования понятий ("народ", "род", "этнос" и др.), Светлана правомерно уделяет большое внимение поиску их наиболее точных определений. Справедливым является и тезис автора про роль бинарной оппозиции "мы - они" в формировании греческого этноса. Вопрос к автору. Как Вы думаете, можно ли вывести единую закономерность в формировании всех этносов или характер этногенеза формируется в зависимости от конкретных историко-культурных условий?

Storozhuk Svetlana

Я благодарна, уважаемым экспертам, за высокую оценку моей работы. Что касается вопроса - "можно ли вывести единую закономерность в формировании всех этносов или характер этногенеза формируется в зависимости от конкретных историко-культурных условий?", то здесь, следует заметить, что на уровне теоретических обобщений, мы, безусловно, можем говорить об общей закономерности формирования этносов. В реальном этногенезе такой закономерности нет, поскольку в разных историко-культурных условиях эти факторы могут отличаться. Кроме того, следует заметить, что и первобытной и рабовладельческой формации культурно-психологические факторы не всегда могут доминировать, поскольку достаточно важную роль в этногенезе играет и расовый принцип, на что, весьма правильно обратил внимание А.Севастьянов.

Starikov Pavel

Автор представил содержательный доклад. Культура Древней Греции, всегда воспринималась как "изначальное древо" европейского социально-культурного устройства, с его многими семенами: политейа, философия, рациональность в развитии личности и общества. Дж. Кэмпбелл соотносит сам процесс появления индивидуальности, его инициацию с этой культурой. Понятен и обоснован интерес к формированию энического самосознания Эллады. Хочется отметить перспективы развития данной работы. Интересен вывод о том, что общность эллинов основана не на их биологическом происхождении, а самосознании «мы», которые противопоставлены «они» – варвары.

Zhitnigor Semen Borisovich

Работа «Культурно-психологические признаки этноса на примере первобытной и рабовладельческой формации».Автор доцент, кандидат наук, профессор Национального Украинского университета биоресурсов и природопользования Светлана Сторожук. Вопрос, который по сегодняшний день требует доказательств,0 настолько он противоречив и уклончив в исследованиях многочисленных ученых .Светлана вместе с нами пытается в этом разобраться в этом вопросе но он остается открытым.Единственное, что доказано на сегодня., это то, что в основе этнической самоидентификации лежит культурно-психологический признак. Работа вызывает определенный интерес.
Comments: 4

Lugovaya Tatyana Anatolievna

Доклад интересен. Заслуживает внимания. Автор демонстрирует глубокие знания по проблеме исследования. В ситуации неопределенности и плюральности толкований категориальных для данного исследования понятий ("народ", "род", "этнос" и др.), Светлана правомерно уделяет большое внимение поиску их наиболее точных определений. Справедливым является и тезис автора про роль бинарной оппозиции "мы - они" в формировании греческого этноса. Вопрос к автору. Как Вы думаете, можно ли вывести единую закономерность в формировании всех этносов или характер этногенеза формируется в зависимости от конкретных историко-культурных условий?

Storozhuk Svetlana

Я благодарна, уважаемым экспертам, за высокую оценку моей работы. Что касается вопроса - "можно ли вывести единую закономерность в формировании всех этносов или характер этногенеза формируется в зависимости от конкретных историко-культурных условий?", то здесь, следует заметить, что на уровне теоретических обобщений, мы, безусловно, можем говорить об общей закономерности формирования этносов. В реальном этногенезе такой закономерности нет, поскольку в разных историко-культурных условиях эти факторы могут отличаться. Кроме того, следует заметить, что и первобытной и рабовладельческой формации культурно-психологические факторы не всегда могут доминировать, поскольку достаточно важную роль в этногенезе играет и расовый принцип, на что, весьма правильно обратил внимание А.Севастьянов.

Starikov Pavel

Автор представил содержательный доклад. Культура Древней Греции, всегда воспринималась как "изначальное древо" европейского социально-культурного устройства, с его многими семенами: политейа, философия, рациональность в развитии личности и общества. Дж. Кэмпбелл соотносит сам процесс появления индивидуальности, его инициацию с этой культурой. Понятен и обоснован интерес к формированию энического самосознания Эллады. Хочется отметить перспективы развития данной работы. Интересен вывод о том, что общность эллинов основана не на их биологическом происхождении, а самосознании «мы», которые противопоставлены «они» – варвары.

Zhitnigor Semen Borisovich

Работа «Культурно-психологические признаки этноса на примере первобытной и рабовладельческой формации».Автор доцент, кандидат наук, профессор Национального Украинского университета биоресурсов и природопользования Светлана Сторожук. Вопрос, который по сегодняшний день требует доказательств,0 настолько он противоречив и уклончив в исследованиях многочисленных ученых .Светлана вместе с нами пытается в этом разобраться в этом вопросе но он остается открытым.Единственное, что доказано на сегодня., это то, что в основе этнической самоидентификации лежит культурно-психологический признак. Работа вызывает определенный интерес.
PARTNERS
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.