facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Page translation
 

Феномен лакунарности в контексте диалога культур.

Феномен лакунарности в контексте диалога культур.
Нестерова Светлана, associate professor, candidate of education, associate professor

Chelyabinsk State Academy of Agroengineering, Russia

Conference participant

В статье рассматриваются проблемы, связанные с  сопоставительным познанием культурологического материала родного (русского)  и иностранного (английского) языка с точки зрения лакунарности. Дается общая классификация лакун и их краткая характеристика.

Ключевые слова: диалог культур, межкультурная коммуникация, лакуна, лакунарность.

The article deals with issues related to comparative cognition of cultural material of native (Russian) and foreign (English) languages with a view to lacunarity. In the article the author gives classification of lacunas and their brief characteristics.

Keywords: dialogue of cultures, intercultural communication, lacuna, lacunarity.   

 

Все мировые культуры уникальны, равноправны и принципиально не соизмеримы, поскольку не существует никакой привилегированной системы ценностей и взглядов.  Если на поверхностном уровне многое из западной культуры действительно пропитало остальной мир, то «на глубинном уровне западные представления и идеи фундаментально отличаются от тех, которые присущи другим цивилизациям. Возможно, осознание собственной непохожести заставляет сегодня разные народы с особым вниманием относиться к своим историческим корням, языку, традициям. Подобные различия между культурами при определенных условиях могут стать либо  основой для разногласий, непонимания и отрицания другой культуры, либо основой для гармоничного и взаимообогащающего диалога, диалога культур и цивилизаций, основанного на взаимной толерантности. Принцип терпимости являет собой сегодня не отвлеченный философский идеал, а практическое условие для мирного сосуществования. Толерантность рассматривается нами с той позиции, что каждая культура так или иначе пытается учесть опыт другой культуры, расширяя тем самым горизонт своего собственного опыта. Человек при этом ведет диалог не только с другими, но и с самим собой, меняясь в ходе этого диалога. Любая культура, таким образом, существует не сама по себе, а «на границе», во взаимодействии с другими культурами.  

Что касается понятия «диалога культур», существуют различные точки зрения на его определение. Чаще всего диалог культур понимается как приобщение обучаемых к культурным ценностям народа, язык которого является предметом изучения. Однако само по себе  приобщение к ценностям не превращает этот процесс в диалог культур на том основании, что изучающие иностранный язык имеет представление о ценностях родной культуры. Таким образом, диалог культур –  сопоставительное коммуникативно-ориентированное соизучение иностранного языка и иноязычной культуры в комплексе с углублением знаний родного языка и родной культуры, так как существенные особенности языка и тем более культуры вскрываются при сопоставлении, при сопоставительном изучении языков и культур.  

Можно констатировать, что диалог культур учитывает необходимость связи собственной и иной культуры в процессе сопоставительного познания культурологического материала родного и иностранного языка. «Культурологический материал в изучаемом иностранном языке объединяет не только знание традиций и обычаев данной культурной общности, к которым можно отнести сведения о символике, гимне, эмблеме страны, праздниках, основных туристических достопримечательностях столицы и провинций, но и владение национально-специфическими моделями поведения с использованием коммуникативных техник, принятых в данной культуре, ориентирование в социолингвистическом материале, т.е. в разнообразных языковых особенностях страны изучаемого языка» [5, с. 181],  одной из таких особенностей является лакунарность. 

Большинство исследователей при рассмотрении расхождений как в языках, так и в культурах предпочитают термин лакуна (от лат. lacuna - углубление, впадина, провал, полость; от франц. lacune - пустота, брешь). «Советский энциклопедический словарь» под ред. А.М. Прохорова  дает следующее определение лакуны применительно к лингвистике и литературоведению: «пробел, пропуск, недостающее место в тексте». Такое же определение лакуны как филологического термина находим и в «Словаре иностранных слов».

Канадские лингвисты Ж.П. Вине и Ж. Дарбельне, которые первыми ввели в научное употребление термин лакуна, определяют его как явление, которое имеет место всякий раз, когда слово одного языка не имеет соответствия в другом языке. В.И. Жельвис (в соавторстве с И.Ю.Марковиной) толкует это понятие следующим образом: «...под лакунами подразумеваются несоответствия, возникающие при сопоставлении понятийных, языковых и эмотивных категорий двух локальных культур» [5]. Н.И.Конрад, Ю.А.Сорокин, И.Ю.Марковина употребляют термин лакуна в широком смысле, относя сюда все явления, требующие дополнительного пояснения при контакте с иной культурой. Указанные исследователи считают целесообразным и методологически оправданным применение этого термина при сопоставлении не только языков, но и некоторых других аспектов культуры. С одной стороны, такое расширение понятия лакуна опирается на реально существующую тесную взаимосвязь языка и культуры; с другой, - выявление наряду с языковыми лингво-культурологических и культурологических лакун может, по мнению этих авторов, способствовать установлению некоторых конкретных форм корреляции языка и культуры. «Лакуны в самом общем понимании фиксируют то, что есть в одной локальной культуре, и чего нет в другой», - считает И.Ю. Марковина [5]. По мнению Н.И. Конрада, лакуной следует считать некоторую совокупность текстов, требующих внутритекстовой и внетекстовой интерпретации.

Принципиально важным является разделение лакун на лингвистические и экстралингвистические (культурологические). Промежуточное положение занимают лингво-культурологические лакуны. Лакуны, выявляемые при сопоставлении языков или единиц внутри языка, называются языковыми, или лингвистическими: они и обнаруживают расхождения (пустоты, бреши, пробелы, провалы) между единицами сопоставимых языков (межъязыковые лакуны) или единицами (реальными и потенциальными) внутри одного языка (внутриязыковые лакуны). Предметом внимания в нашем исследовании являются в основном внутриязыковые (интраязыковые) лакуны.

Культурологические лакуны обнаруживаются при анализе и фиксации несовпадений в культурах, которые отражаются, как правило, в языке носителей этой культуры в процессе коммуникации.

Все многообразие синхронических групп лакун, в свою очередь, можно разделить на два основных типа. Синхронические лакуны первого типа сравнительно легко выявляются в двуязычной (или полиязычной) ситуации при сопоставлении лексических или грамматических систем двух языков или семантических полей и слов, отражающих особенности психического восприятия мира и культуры в целом ряде языков. Это и есть наиболее изученный и довольно подробно описанный в отечественной лингвистике тип межъязыковых (интеръязыковых) лакун (Ю.С. Степанов, В.Л. Муравьев, В.И. Жельвис, В.Г. Гак, А.И. Белов, И.А. Стернин, З.Д. Попова, Ю.А. Сорокин, И.Ю. Марковина, Л.С. Бархударов, Л.А. Леонова, О.А. Огурцова и др.).

Лакуны создают неудобства в речевой практике. Не случайно носители языка стремятся избавиться от расчлененного обозначения реалии, пытаясь однословно выразить какое-либо идеальное содержание, лишенное до поры лексической оболочки. Это универсальное явление характерно для всех языков. Так, О.С. Ахманова и И.Е.Краснова отмечают присущую англичанам «тенденцию к выражению любой мысли, сколь бы сложна она ни была, в пределах одного слова, которое, по мнению носителей языка, обладает гораздо бóльшими содержательными и экспрессивными возможностями, чем словосочетание. В основе создания очень многих производных и сложных слов английского языка лежит бессознательная уверенность в том, что сказанное многими или несколькими словами никогда не бывает столь же убедительно, ярко, емко, никогда не передает так полно и глубоко всю мысль, как сказанное одним словом»[1].

Это в полной мере можно отнести и к русскому языку, носители которого, также подчиняясь универсальному закону речевой экономии, стремятся ликвидировать лакуны, что служит толчком к тому, чтобы создать промежуточное несколько словное наименование, а в идеале - отдельное слово. Имплицитным признанием этого объективного и широко распространенного в нашем языке явления можно считать замечание Л.В.Щербы по поводу такой особенности речевой деятельности как образование новых слов и словосочетаний. Теория и практика перевода, а также методика обучения иностранным языкам знает множество примеров, когда понятие, выраженное в одном языке, не имеет наименования в другом языке. Ср., например, англ. to case и русск. класть в ящик; англ. crusted и русск. покрытый коркой; с другой стороны, - русское кулек и англ. small mat-bag; русск. дочитать и англ. to read to the end. В результате неполной эквивалентности денотативных семем разных языков и возникает такое явление как лакуна: отсутствие в одном из сопоставляемых языков наименования того или иного понятия, имеющегося в другом языке.

Условия жизни и быта народа порождают понятия, принципиально отсутствующие у носителей других языков. Соответственно в других языках не будет однословных лексических эквивалентов для их передачи.

В английском языке нет обозначения для концептов, обозначенных русскими словами сутки, кипяток, борщ, маячить и др. А в русском языке отсутствуют при сравнении с английским обозначения для следующих концептов: всякий нависающий над краем чего-либо предмет - flap, двоюродный брат или сестра - cousin, сходить и принести - fetch и др.

Во всех указанных случаях говорящие, обычно того не замечая, имеют дело с универсальным явлением лакунарности - отсутствием единиц в системе языка. Расхождения (несовпадения в языках и культурах) фиксируются на различных уровнях и описываются различными авторами в разных терминах. Такая терминологическая разноголосица свидетельствует, как правило, о том, что вопросы, связанные с лакунарностью, вызывают научные споры и все еще ждут своего разрешения.

У одного народа нет предмета или каких-либо признаков предмета, которые имеются в материальной культуре другого народа. Это и обусловливает наличие в языке группы предметно-безэквивалентных лексем, обозначающих чисто русские (или немецкие, английские, литовские и т.д.) предметы и явления действительности: им в языке сравнения соответствуют этнографические лакуны. В русском языке - это квас, лапти, матрешка, балалайка, кефир, кокошник, гусли, щи, борщ и т.п.

Например, слово соловей для русских  - символ любви, весны, нежности, англичане не испытывают подобных чувств к соловью, а в Америке о нем вообще не знают, там это слово - экзотизм. Береза в сознании русского - символ нежности, женственности, чистоты, родины,  в английском символического значения не имеет.

Во многих случаях символизированы цветовые прилагательные. В США зеленый цвет это символ удачи, преуспевания (цвет долларовой банкноты), банкиры связывают зеленый цвет с понятием благородства. Желтый, на пример,  ассоциируется у русских с изменой.

Национально-культурную специфику слова следует отличать от национально-языкового своеобразия, не обусловленного особенностями культур. Например, в английском языке нет лексической единицы, соответствующей по значению русскому сутки, хотя само это понятие существует в обоих языках. Поэтому его приходится переводить на английский язык описательно: twenty four hour - 24 часа или day and night - день и ночь. 

В русском языке используются обычно частные обозначения: приходить, прибегать, приезжать, прилетать и т.д. Русск. прибывать, правда, имеет более обобщенное значение, но применительно к пришедшему человеку употребляется только в специальном значении: явиться по официальной надобности к какому-либо должностному лицу. Различия в объеме значений создают предпосылки для воспроизведения значений назывных слов путем описания.

Можно рассматреть явление векторной эквивалентности на примере таких русских слов как рука и нога. Если мы попытаемся перевести эти слова на английский язык, отмечает он, мы сразу же заметим, что в этом последнем существуют не одно, а два слова, являющихся соответствиями русских рука и нога: для руки мы имеем hand и arm, а для ноги - foot и leg.

Дело в том, что в русском языке есть слова, обозначающие какой-либо орган или член тела как единое целое, в то время как в английском есть специальные названия для частей этого целого, но нет общего слова для всего органа в целом. Можно сказать, что русский язык нерасчлененно обозначает то, что английский “делит” на две части, например,  рука: hand, arm.

Бывает, что одному русскому слову соответствуют не два, а несколько слов английского языка; так, русскому палец в английском (в значении части тела) соответствует finger, если это палец на руке (кроме большого, thumb - большой палец на руке), toe, если речь идет о пальце на ноге. Картина осложняется тем, что в английском языке есть слово, имеющее тот же объем денотативного значения, что и русское палец, а именно digit, но это слово - еще более специальный термин, нежели русские кисть и ступня, и может употребляться лишь в языке научной литературы (он указал на меня пальцем можно перевести только как he pointed his finger at me, но никак не he pointed his digit at me).

Разумеется, было бы неправильно думать, что русское слово всегда имеет более широкое (недифференцированное) значение, чем английское. Нередко встречается обратное отношение, например: stove -  печка (heating stove); плита (cooking stove).                                 

Для современного языкового сознания национально-концептуальная специфика языка выступает как явление чисто концептуального характера, не связанное непосредственно с какими-либо признаками отражаемой в слове действительности. Отсутствие родового или видового слова или полное отсутствие слова не означает, что русский, немец, француз и др. не мыслят вообще такого понятия, - оно может существовать в головах отдельных, возможно, многих людей. Отсутствие постоянного знака для выражения того или иного понятия означает лишь то, что для общения в языке данного народа соответствующее понятие нерелевантно, не нужно в силу разных причин.

В условиях одноязычной ситуации общения словарные пробелы лексико-фразеологической системы «не замечаются» носителями языка, хотя в лексиконе представлены значимым отсутствием соответствующих языковых единиц

Таким образом, изучение языков и культур с позиции лакунарности открывает широкие возможности для развития личности, ее вторичной социализации, а также интеграции в другую культуру. Каждый человек может стать компетентным коммуникантом, основываясь на знаниях как своей культуры, так и культуры страны изучаемого языка, а также основных правил коммуникации. Нельзя сказать, что один язык лучше отражает окружающий мир, а другой хуже. Языки имеют одинаковые номинативные возможности, поэтому любое значение может быть выражено в любом языке. Просто то, что в одном языке представлено в нерасчлененном виде (унифицировано, типизировано), в другом может быть в большей или меньшей степени расчленено, дифференцировано, в одном языке представлено словом, в другом - сочетанием слов или компонентом значения. Все это, в конечном итоге, результат того или иного соотношения таких факторов как действительность, ее отражение в сознании и языковая семантика.

Литература:

1. Ахманова, О.С. О методологии языка / О.С. Ахманова, И.Е.  Краснова //Вопр. языкознания. -  1974. - № 6. - С. 32 - 48.

2. Быкова, Г.В. Внутриязыковая лакунарность в лексической системе русского языка / Г.В. Быкова. -  Благовещенск, 1998.

3. Верещагин, Е.М.  Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного / Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров . -  М.: Рус. язык, 1990. - 247 с.

4. Жельвис, В.И.  Опыт систематизации англорусских лакун / В.И. Жельвис, И.Ю. Марковина // Исследование проблем речевого общения.- М.: Наука, 1979. 214 с.

5. Мухаркина, С.А. Теоретические основы процесса формирования межкультурной коммуникативно-профессиональной компетенции студента // Вестник ЧГПУ. – 2009.  - №7. С. 40-59.

Comments: 1

Loshchenova Iryna

Проблема, затронутая в статье, – не нова, но на каждом этапе развития общества приобретает исключительную актуальность и важность. Недаром она была отражением жизненных позиций М.Бахтина, В.Библера, С.Гессена, П.Наторпа, Н.Пирогова, М.Рериха, М.Грушевского. Богатое наследие этих великих ученых-гуманистов способствовало осознанию органического единства культуры и образования, рождению идей, связанных с осмыслением новых реалий общественного развития. С уважением и пожеланиями успехов! Ирина Лощенова (Украина, Николаев)
Comments: 1

Loshchenova Iryna

Проблема, затронутая в статье, – не нова, но на каждом этапе развития общества приобретает исключительную актуальность и важность. Недаром она была отражением жизненных позиций М.Бахтина, В.Библера, С.Гессена, П.Наторпа, Н.Пирогова, М.Рериха, М.Грушевского. Богатое наследие этих великих ученых-гуманистов способствовало осознанию органического единства культуры и образования, рождению идей, связанных с осмыслением новых реалий общественного развития. С уважением и пожеланиями успехов! Ирина Лощенова (Украина, Николаев)
PARTNERS
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.