facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Page translation
 

ФОЛЬКЛОР КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ СОЦИАЛИЗАЦИИ И ФОРМА ВХОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ В СУБКУЛЬТУРУ

ФОЛЬКЛОР КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ СОЦИАЛИЗАЦИИ И ФОРМА ВХОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ В СУБКУЛЬТУРУ
Viktor Sitkar, associate professor, candidate of psychology, associate professor

Ternopil National Pedagogical University named after V. Hnatiuk, Ukraine

Championship participant: the National Research Analytics Championship - "Ukraine";

Детский фольклор – это результат коллективного творчества многих поколений детей. Он передается от ребенка к ребенку через непосредственное общение – изустно. Фактически этот фольклор является языком детской субкультуры, которая преимущественно безписьменна. Благодаря детскому фольклору передается и в относительно неизменном виде воспроизводится в каждом новом поколении детская традиция.

Средствами детского фольклора и поведенческих форм транслируются разные модели поведения, формируются определенннные нормы, установки и восприятия мира. Детей привлекает выявленная в сказках фантастика, афористичность пословиц, метафоричность загадок, таинственность легенд. Действия сказочных персонажей, способы развязывания конфликтов, виды языковых изречений ребенок наследует и переносит на личную жизнь.

Детская субкультура – это сукупность разных форм активности группы. В ней как и в общей культуре, в которой родился ребенок, формируется целостный жизненный опыт индивида: он познает мир, себя и окружающих людей. 

Ключевые слова: фольклор, ребенок, субкультура, социализация, личность

Children's folklore is a collective creative work of many generations of children. It is passed from child to child through an ingenuous communication - word of mouth. In fact this folklore is the language of children's subculture which is unwritten predominantly. The children's tradition are passed and reproduced in each new generation through the children's folklore.

By means of children's folklore and variousbehavioural forms, different patterns of behavior are passed, certain norms, attitudes and conceptions about the world are formed. Children are attracted by fiction in tales, aphoristic proverbs, puzzle metaphor, mysterious legends. Actions of characters in fairy tales, ways of conflicts resolution, types of speech utterance child inherits and carries in her/his life.

Children’s subculture is a collection of various forms of groups’ activity. As in the general culture in which the child was born, a coherent experience of the individual is formed in it: he/she identifies the world, herself/himself and the people around them.

Keywords: folklor, child,  subculture ,  socializationand  person.

 

Постановка проблемы. Большинство людей повзрослевши быстро забывають «страну детства», откуда мы все родом, не помнят ее законов и традиций, не осознают того культурного наследия, которое получают ее маленькие граждане [9].

Субкультура – это специфическая, неинституциализированная форма образования детсва, которая регулирует взаимные действия внутри группы и на разных возрастных подгруппах. Носителями основных культурных ценностей является детское сообщество, которое транслирует их через соответствующие традиции, обычаи, ритуалы и т.п. [9].

Детская субкультура представляет собой совакупность разных форм активности группы. В ней, как и в общей культуре, в которой родился ребенок, формируется целостный жизненный опыт индивида: он познает мир, себя и окружающих людей [2].

Анализ последних исследований по проблемме. В науке ХХ века было не так много ученых, которые уделяли внимание существованию особого детского мира, который имеет личную культурную систему понятий о мире и людях, социальные нормы и правила; традиционные формы игрового и бытового поведения унаследованных детьми и детским фольклорным текстам.

Хотя само понятие детская субкультура вошло в научное обращение в средине ХХ ст., проявляли интерес к этому явлению значительно раньше. Как утверждает в своей научной работе «Исследования украинской народной детской субкультуры на рубеже ХІХ-ХХ века» Я. Левчук [5], то еще в ХІХ в. немецкая исследовательница Э.Кей назвала его «столетием ребенка». С этим нужно согласится, но сказанное в большей степени справедливо по отношению ко второй половине ХІХ в., когда на ребенка впервые обращается пристальное внимание научных исследователей, ребенок становится предметом «строгой науки». 

Укажем на то, что первым в России, кто пытался исследовать культуральную систему детского мира, а именно – детскую субкультуру, был известный профессор фольклорист Г.С. Виноградов. В 20-е годы ХХ ст. он опубликовал на эту тему серию известных работ. Однако его научная деятельность, как и исследования других авторов в этой сфере, были в СССР насильно прерваны в начале 30-х годов. В Украине уже с ХІХ в. значительно, под влиянием западной науки появляются материалы по детствознанию. Ученые первой половины ХІХ ст. исследовали фольклор и быт украинского ребенка (весенние игры, хороводы, развлечения, что имеют связь с народным календарем), как фрагмент быта и культуры взрослых.

Далее Я. Левчук указывает, что опубликованные в начале ХХ ст. записи детского фольклора охватили почти весь жанровый «ассортимент», но не все этнографические регионы Украины были исследованы одинаково. Те кто записывал, в большей степени собирали отдельные жанры – колыбельные, загадки, скоромовки, сказки, игры и развлечения, упуская много интересных историй детского бытия и не делая попыток отобразить целостный образ ребенка. Контекст быта детского фольклора частично отображается в этнографических материалах, в частности В. Милорадовича, А. Потебни, Б. Гринченка, Т. Рыльского, А. Свидницкого, П. Иванова, В. Ястребова, О. Савича, И. Беньковского, Н.Ф. Грушевского, Н. Грушевского и др., конкретно труды о детских играх и игрушках. Все эти материалы имеют значительную ценность для исследования и понимания разных аспектов жизни ребенка.

Во второй половине ХХ ст. значительным толчком для изучения детской субкульруры в разных странах мира стала книга английских ученых Айоны и Питера Опи «Фольклор и язык школьников». Она вышла в мир под конец 50-х годов и определила стратегию исследований на 30 лет вперед. Эта книга получила значительный общественный резонанс. Популярные английские газеты писали, что А.и П. Опи открыли в современном мире особое племья детей – многочисленное, которое имеет давние традиции, развитую самобытную культуру, о существовании которой почи никто и не подозревал.

Обратим внимание на то, что исследователи детской субкультуры 60-80-х годов ХХ ст. как правило это – фольклористы. Поэтому предметом их интереса, прежде всего были тексты детского фольклора, а именно: считалки и песни, правила игр и игровые припевы, дразнилки и отговорки, пародии на песни и стихи взрослых, детские анекдоты, загадки, магические «вызывания» потусторонних сил, детские приметы, гадания, заговоры и др.

Сегодня ученые утверждают, что детская субкультура – это особая, существующая в их среде, система понятий о мире, ценностях, особенностях поведения, формах общения и деятельности детей, своеобразная культура в культуре, которая живет по специфическим и самобытным законам, хотя и встроена в общее культурное целое [1; 2; 6; 9].

Не решенные части проблем которым посвящается статья. Взрослые в роли родителей, воспитателей, учителей, несомненно играют важную роль в социализации личности ребенка. Но осмысление своей доминирующей позиции в этом процессе долгое время детерминировало взрослых к тому, что они не замечали (или же не желали замечать) значительности того социально-психологического влияния, что формирует личность ребенка, и какое влияние на него могут иметь его сверстники. [9].

Цель статьи. Охарактеризовать фольклор как составляющую социализации и форму вхождения детей в субкультуру.

Изложение основного материала. Детский фольклор – это результат коллективного творчества многих поколений детей. Он транслируется от ребенка к ребенку непосредственым общением – изустно. Фактически этот фольклор является языком детской субкультуры, которая преимущественно безписьменна. Благодаря  фольклору передается и почти в неизменном виде отображается, в каждом новом поколении, детская традиция.

Детская традиция - это костяк детской субкультуры, ее наиболее стойкая, в историческом значении, часть. В детской традиции сосредоточены главные ценности культурального наследия детей, что имеет принципиальное значение для социализации ребенка в среде сверстников. [9].

В общечеловеческой культуре детская субкультура занимает подчиненное место и вместе с тем обладает относительной автономией, поскольку в любом обществе дети имеют свой язык, различные формы взаимодействия, свои моральные регуляторы поведения, весьма устойчивые для каждого возрастного уровня и развивающиеся в значительной степени независимо от взрослых. Одна из главных особенностей субкультуры детей состоит в том, что, с одной стороны, в ней мир детства заявляет о своем отличии от мира взрослых, а с другой – их субкультура – это скрытое, диалогическое обращение к миру взрослых, самобытный способ его освоения и самоутверждения в нем (В. Кудрявцев, Д. Фельдштейн).

Принято считать, что маленький ребенок в возрасте до 3 лет не испытывает особой нужды в других детях. Он, конечно, замечает сверстников на прогулке, эмоционально реагирует на их присутствие в общем пространстве комнаты, игровой площадки, песочницы. Но играет он рядом с ними, а не вместе. Между 3 и 5 годами ребенок постепенно обнаруживает ценность сверстника в качестве товарища по игре. Тот, кто наблюдал игру младших дошкольников, знает, сколько препирательств, огорчений, ссор возникает из-за столкновения личных воль, неспособных договориться или найти пути продуктивного компромисса.

К 5 годам ребенок обычно имеет достаточно богатый опыт – и удачный, и горький, – помогающий ему обратить осознанное внимание на способы мирного и справедливого решения спорных вопросов сотрудничества между людьми. Кроме того, как раз в это время происходит очередная возрастная перестройка в детском мышлении. Благодаря ей ребенок становится менее эгоцентричным и способным в большей степени понимать «инакость» других людей и учитывать их в своих действиях. Одновременно увеличивается интерес ребенка ко все более сложным формам творческого взаимодействия с партнерами по играм. Для ребенка личностно важно, что в процессе этих игр он может удовлетворить все более разнообразные потребности своего растущего «Я».

Итак, складывается характерная для детской субкультуры ситуация, когда потребности формирующихся детских личностей объединяются в результирующую и рождается коллективный социальный запрос. У детей 5–6 лет это запрос на более эффективные, чем были раньше, способы самоорганизации детской игровой группы и регуляции совместных действий.

Информационным источником, к которому детям легче всего адресовать свой запрос, является детская традиция. Ведь она как раз и представляет собой то культурное наследие, в котором столетиями откладывался опыт всех предыдущих поколений детей, решавших в соответствующем возрасте такие же психологические проблемы. В детской традиции хранятся и передаются потомкам важнейшие принципы подхода к проблемным ситуациям, значимым для детей, а также стратегии их решения.

Модели эффективного поведения транслируются в детской субкультуре по двум каналам. Во-первых, они закреплены в текстах детского фольклора – считалках, дразнилках, отговорках и т. д. Во-вторых, они передаются в виде поведенческих паттернов – устойчивых образцов «правильных» действий, где нормируются даже такие стороны невербального (несловесного) поведения, как выражение лица, интонация, атака голоса и т. п. Все это младшие дети обычно усваивают от тех, кто постарше, в живом общении друг с другом в разновозрастных компаниях во дворе, на игровой площадке, на даче и т. п.

Возвратимся к проблеме организации совместной деятельности в игровых группах 5-летних детей. Как решают дети затруднительные для них задачи, возникающие из-за столкновения личных интересов и индивидуальных воль? Прибегая к испытанному веками детскому способу – считалке. Становится понятно, почему считалки входят в фольклорный репертуар детей именно между 5 и 6 годами. Они нужны детям как социальный инструмент для решения регуляторных проблем в группе. Считалки бывают разные по содержанию, короткие и длинные, но их всегда объединяет одно и то же функциональное назначение в групповой ситуации: они помогают объективно, а потому безболезненно распределить между детьми роли в будущей игре. Распределение ролей – один из самых опасных моментов в начале игры. Неправильное прохождение этого этапа может привести к столкновению интересов отдельных детей и полностью заблокировать дальнейшее течение событий.

Для детей принципиально важно, что считалка ни от кого не зависит, она объективна, надличностна. Это перст судьбы, указывающий на тебя: Стакан – лимон – Выйди вон! Налей воды – Выйдешь ты! Кроме того, использование считалки освящено традицией («Все так делают»; «Так всегда делают») и авторитетом старших детей, от которых она перенимается как хорошо проверенный способ эффективных действий.

Интересно, что регуляторная функция считалки усваивается детьми раньше, чем они научаются ее правильно употреблять!  Во дворе часто можно наблюдать, как группа 5-6-летних детей старательно считается перед началом игры с такой серьезностью, как будто совершает магическое действие (сравнение неслучайно). Подойдя поближе, наблюдатель обнаруживает, что это делается варварским способом: на одного ребенка попадает слог, на другого – три слова сразу, но никто из детей не замечает непорядка – для них ценен сам процесс. Они еще слишком малы, чтобы правильно расчленить текст считалки, превратив его в последовательность одинаковых единиц – слов, каждое из которых должно приходиться на отдельного члена группы, стоящей кружком. Когда детям исполнится 7–8 лет, этой проблемы уже не будет. А чуть позже кое-кто достигнет такой степени совершенства, что сможет заранее прикинуть, на ком должна закончиться считалка. Чтобы не происходило таких хитрых попыток обмануть судьбу, дети пользуются более длинными текстами, а те, кто постарше, часто считаются «по-морскому»: по сигналу каждый поднимает несколько пальцев, вычисляется общая сумма, а затем идет расчет.

Обычно после 9 лет считалки используются все реже, поскольку у детей появляются иные, более совершенные способы распределения ролей на основе коллективного договора. Старшие дети возвращаются к считалке как к простому, объективно-механистичному регулятору в ситуации группового выбора в тех затруднительных случаях, когда такой выбор осложнен излишне большим количеством привходящих обстоятельств и может повлечь нарушения личных взаимоотношений участников.

На примере использования считалок виден общий принцип детской субкультуры, проявляющийся в разных формах на самом разном материале. Его суть в том, что тексты детского фольклора и соответствующие им традиционные стратегии и модели поведения появляются в детском репертуаре в том возрасте, когда у детей возникают социально-психологические потребности, для удовлетворения которых дети ищут новые формы поведения. Детская традиция снабжает ими ребенка, и в течение некоторого периода он использует их, проживая с их помощью прежде трудные ситуации и накапливая собственный опыт. Затем такие «социальные костыли» становятся уже ненужными, так как ребенок крепнет и может самостоятельно вырабатывать более тонкие и индивидуализированные способы действия. Ведь детская традиция предлагает стандартные, для всех одинаковые приемы, не учитывающие специфики ситуаций.

Для старших дошкольников (5–6 лет) и младших школьников (6-7-9-10 лет) в ситуациях общения очень важно наличие опор в виде поведенческих и словесных клише: «как надо делать», «что надо говорить». Они особенно значимы в трудных ситуациях, где есть эмоциональное напряжение и требуется быстрота действий. Благодаря заранее готовым поведенческим клише ребенок экономит силы и может сосредоточиться на решении своих главных проблем (например, учится владеть эмоциями). Таким образом, уменьшается количество стоящих перед ним задач и появляется большая уверенность в действиях. Дети этого возраста чувствуют себя неуютно в тех ситуациях общения, где есть много переменных, которые надо учитывать: столкновение интересов и воль детей с разными характерами, большая скорость событий, необходимость контролировать собственное поведение и т. п. Дети не успевают отслеживать ситуацию и не умеют быстро принимать решения, «с лету» находить нужные слова.

Для положительной характеристики коммуникативной зрелости человека в народе говорят, что он «за словом в карман не лезет», т. е. прямо по ходу ситуации догадается, что и как сказать. У младших детей, коммуникативные навыки которых только начинают формироваться, все обстоит наоборот. Они оказываются более успешными и чувствуют большую защищенность, если «карманы» их памяти наполнены способами того, «что сделать» и «как сказать». Например, ребенок знает, что в ответ на обзывание или дразнилку надо громко и смело выкрикнуть отговорку. Такими отговорками традиционно принято защищаться в случае словесного нападения. Как вариант: «Кто прозывается, тот сам так называется», «Сам ты как зеленое яблоко - вечно кислый», «Сам ты как лампочка, что вечно сгорает» или «Черепаха!»: «Черепаха. Вообще-то меня  звать Андрейка, а черепаху можем поискать вместе».

Благодаря тому, что в стрессовой ситуации ребенку не надо судорожно придумывать ответ, поскольку он заранее готов, ребенок может сосредоточиться на решении важнейших для него задач эмоционально-психической регуляции. В соответствии с детским пониманием магии слова обзывание ни в коем случае нельзя принять на себя. Оно не должно проникнуть в душу и расстроить ее. Иначе цель противника будет достигнута, а по проложенной дорожке он может возвращаться потом снова и снова и добивать свою жертву.

Поэтому, во-первых, нельзя позволить себе обидеться, расстроиться. Надо хотя бы сделать вид, что нападение тебя не затронуло и не устрашило. В связи с этим детская традиция предписывает напористо-вызывающую интонацию при выкрикивании отговорки и презрительно-спокойную мимику лица. Во-вторых, надо немедленно действовать и отбить обзывание обратно собственным ответным словом. Здесь детская традиция предлагает ребенку разные виды отговорок, в которых всегда магически развенчивается сила нападения. В частности: «Говоришь мне, а возвращается к тебе»; «Черная касса - Ключ у меня! Кто обзывается - Сам на себя»; или же «А я лестницу поставлю и все буквы переставлю!».

Чем неожиданнее отговорка, тем больше она поразит и тем вернее остановит агрессора. Поэтому дети стараются собирать и запоминать услышанные ими отговорки. Вообще же обзывание – это всегда испытание детского «Я» на психологическую прочность. Поэтому оно, так же как и дразнение, бывает особенно в ходу в процессе формирования детской группы, когда выясняется, кто и на что в ней может претендовать, и в отношении новичков, которым дети устраивают своеобразную стрессовую психодиагностику.

Однако когда ребенку уже 9-10 лет, он все реже прибегает к клишированным текстам дразнилок и отговорок. Его первичный «тренаж» уже закончен и психологические «подсказки» в виде текстов детского фольклора уже не так нужны. Ребенок становится достаточно опытным, чтобы совладать со своими эмоциями, оценить партнера и ситуацию и придумать на ходу свой собственный, оригинальный или остроумный ответ.

Психологический микроанализ типичных ситуаций общения детей, которые регулируются детской традицией, позволяет выделить те возрастные периоды, когда у ребенка происходит интенсивное формирование определенных социальных и коммуникативных навыков. Знание традиционных форм культурального тренинга этих навыков в детском сообществе позволяет выстроить эффективные программы помощи детям и взрослым, нуждающимся в развитии социальной адаптивности и коммуникативной компетентности.

Выводы. В связи с тем, что детская субкультура предоставляет ребенку особое психологическое пространство, благодаря которому он приобретает социальную компетентность в группе равных, основной ее функцией является социализирующая. Уже на самых ранних этапах социо- и онтогенеза детское сообщество вместе с семьей (а порой и вместо нее) берет на себя обучающие и воспитывающие функции.Детская субкультура все более самоопределяется в соответствии с социально-психологичческими потребностями, которые дети пытаются удовлетворить в общении со сверстниками. Ее достижения откладываются в детской традиции и укрепляются в фольклоре, как форме выражения.

Как перспективы последующих исследований, укажем на то, что дети окружены местной культурой 24 часа в течении суток. Кроме того, они проводят со своими сверстниками часов 7-8 ежедневно – начиная с детского сада и до окончания университета. Вот где они впитывают местную поведенческую культуру и усваивают навыки быть скрытными, самоуверенными, наглыми, ленивыми, эгоистами, гордыми, что вся жизнь это развлечения (fun), учатся неуважать родителей, старших и т.д. Поэтому возникает потребность в переосмыслении назначения мира ребенка и базовых ценностей в отношениях к нему взрослых и поиска путей, отвечающих потребностям и интеересам каждого ребенка.

 

Литература :

1. Абраменкова, В.В. Социальная психология детства в контексте развития отношений ребенка в мире/ В. В. Абраменкова // Вопросы психологии. - 2002. - № 1. - C. 3-19

2. Діти і соціум: Особливості соціалізації дітей дошкільного та молодшого шкільного віку / А Богуш, Л. Варяниця, Н. Гаврик та ін. – Луганськ : Альма-матер, 2006. – 386 с.

3. Дитячий фольклор і дитяча субкультура[электронный ресурс]. – Режим доступа : http://culturalstudies.in.ua/knigi_11_38.php

4. Дразнилки : феномен детской субкультуры / О. И. Давыдова // Дошкольная педагогика : Петербург. науч.-практ. журн. - 2009. - № 8. - С. 9-12.

5. Левчук Я. Традиційний український дитячий фольклор: когнітивні можливості формування світогляду автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. філол. наук спеціальність 10.01.07 – фольклористика./ Я. Левчук– Київський національный університет імені Тараса Шевченко. – Київ, 2008.

6. Майорова-Щеглова, С.Н. Детская субкультура - неинституционализированный сектор детства / С.Н. Майорова- Щеглова // Социологические исследования. - 2007. - №4. - С 44-46.

7. Осорина М.В. Современный детский фольклор как предмет междисциплинарных исследований (к проблеме этнографии детства)/ М.В. Осорина // Советская этнография. - 1983. - №3.

8. Фельдтштейн Д.И. Социальное развитие в пространстве времени Детства / Д. И. Фельдтштейн. М. : Наука, 1997. - 378 с.

9. Что такое детская субкультура? [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.e-reading.co.uk/chapter.php/69387/101/Krylov_-_Psihologiya.html

0
Your rating: None Average: 5.9 (10 votes)
Comments: 15

Bultz Anastasiya

Интересная, актуальная и, на мой взгляд, важная проблема для современного общества.

Viktor Sitkar

Спасибо за понимание. Несомненно. изменяется мир и естественно появляются новые формы субкультуры как детей, так и разных социалных и этнических групп. Желаю Вам крепкого здоровья и успехов в научных исследованиях. Виктор. Ситкарь.

Dolgova Valentina Ivanovna

Уважаемый г-н Виктор Ситкарь! Тема Вашего выступления исключительно актуальна! Приглашаю Вас и Ваших учеников еще раз встретиться на интерактивном отраслевом Конгрессе "Психофизиологические, психологические, педагогические проблемы безопасности современного человека". Бесплатно. С выдачей сертификата и диплома. Конгресс начинается сегодня и будет идти до 28 февраля. 1) Открыть сайт gisap.eu. 2) Кликнуть на значок нужного вам языка в правом верхнем углу - en/ru 3) Кликнуть на большой баннер с логотипом справа - МЕЖДУНАРОДНЫЕ НАУЧНЫЕ КОНГРЕССЫ МАНВО 4) Кликнуть на - Действующие конгрессы 5) Кликнуть на - Текущие сессии 7) Кликнуть на - "Психофизиологические, психологические, педагогические проблемы безопасности современного человека" Заполнить заявку: кликнуть на неё, указать свои ФИО, телефон, диплом не обязательно. Список литературы не нужен. Я всегда на связи. С уважением, Валентина Долгова.

Sharapanovskaia Elena

Уважаемый Виктор! Приятно,что вы занимаетесь исследованием психологического пространства детей во взаимосвязи с процессом социализации. Тема дает возможность выполнить современные исследования. Возможно, у вас уже есть какие-либо данные. Было бы очень интересно узнать, какими речевыми паттернами пользуются современные дети, сохранились ли в обиходе прежние, которые мы помним из своего детства. Спасибо.Желаю Вам успехов в дальнейшей работе. С уважением, Елена

Viktor Sitkar

Спасибо за проявленный интерес к работе. Некоторые паттерны уже вырисовываются. Но о них немножко позже. Обязательно вам отвечу. Еще раз спасибо. Желаю и вам успехов в дальнейшей работе. С уважением Виктор Ситкарь.

Konoplytska Oksana

Поднятая тема очень актуальна и интересна. Не могу полностью согласится с мнением предидущих коллег. Возможно, статья действително имеет много недочетов, но главное - это то, что автор доклада зацепил малоизученую тему, которую никто трогать не хочет. По моему мнению, намного печальней видеть картину, когда учёные проводят исследования, тратя на это драгоценное время и разбрасываясь знаниями, на "заезженые" темы, по-сути, дублируя предидущие исследования (это не в коей мере не касается коллег в рамках этого проекта). Автору советую поработать над ошибками и продолжать иследования по этой теме! Желаю творческих успехов и вдохновения!

Viktor Sitkar

Уважаемая Оксана Коноплицкая. Спасибо за поддержку. Несомненно сделанные замечания учту в последующих исследованиях. Кто ничего не делает тот и не делает ошибок. Несомненно я и не думаю отказываться от такой интерессной и не "заезженной" проблемы ииследования как субкультура детей. Ведь восприятие взрослыми детской субкультуры современных детей отличается от той субкультуры в которую взрослые входили в своем детстве. Этим она и интересна для исследования. Желаю и вам творческих успехов С уважение Виктор.

Sivrikova Nadejda Valeryevna

Автор посвятил работу важному и порой недооцененному аспекту детской социализации, а именно роли детского фольклора и детской субкультуры в данном процессе. Однако, сама работа выполнена на низком теоретическом уровне. На мой взгляд, публиковать статью, более 50% которой заимствовано из учебника А.А. Крылова (2005г.), по меньшей мере, неэтично. Даже вывод, к которому приходит автор, уже был озвучен Т.Д. Вишневской в 2012 году в разделе «функции детской субкультуры» http://www.resobr.ru/materials/46/29246/. Причем теми же самыми словами (исключая опечатки). Но даже оригинальные части работы не всегда выдерживают критику. Так, при постановке проблемы автор дает определение субкультуры, при этом по содержанию становится понятно, что это определение детской субкультуры, а не субкультуры вообще. А за лирическими рассуждениями автора, так и остается непонятным как же автор формулирует и понимает исследуемую проблему. Далее автор заявляет, что анализирует последние исследования по проблеме, но при этом ограничивает свои изыскания только 2009 годом. Вместе с тем, в 2010-2013 годах были опубликованы работы Н.В. Ивановой, Е.И. Изотовой, С.Л. Шалаевой, Г.Р. Хузеевой, Э.И. Бахтеевой, Т.Д. Попковой, Б.В. Кондакова и др., посвященные теоретическим и методологическим аспектам изучения детской субкультуры. Многие из авторов обращаются к анализу роли детской субкультуры в развитии личности и социализации детей. Е.О. Смирнова, В.А. Зебзеева, Н.И. Усова посвятили свои исследования игровому фольклору детей. Однако, автор, по одному ему известным причинам, не рассматривает работы этих авторов. Таким образом, можно сделать вывод, что в сферу анализа, предпринятого автором, попали далеко не все и не совсем последние исследования по проблеме. Автор преследует важную цель. Но при этом основной материал статьи представляет собой практически дословное изложение § 17.2. «ОСВОЕНИЕ НАВЫКОВ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ЛЮДЬМИ В ИГРОВОМ ОБЩЕНИИ ДЕТЕЙ» из книги А.А. Крылова (2005г.). При этом автор не утруждает собой ссылками на данный источник. Поскольку Альберт Александрович не учувствует в первенстве, я не стану здесь комментировать его работу. О степени оригинальности сделанных выводов я уже говорила выше. Но считаю необходимым также отметить, что преследуя, несомненно, важную цель, автор переходит из одной крайности (объяснение процесса формирования личности за счет влияния родителей) в другую (объяснение таких негативных тенденций как скрытность, самоуверенность, наглость, лень, эгоизм, гордыня, неуважение родителей и т.д. влиянием сверстников). Тем более такое заключение вызывает недоумение, если учесть, что в тексте работы показаны позитивные эффекты использования фольклора и взаимодействия со сверстниками в развитии личности дошкольника. В заключение хочу отметить, что если бы не жесткие условия конкурса (согласно которым, я должна в обязательном порядке оценить данную работу), то я не стала бы дочитывать ее до конца уже с того момента, как поняла, что статья не оригинальна. Сейчас даже от студентов требуют оригинальных работ и печально видеть подобное в рамках национального первенства по научной аналитике. Искренне не хотелось бы видеть такого уровня работы нигде.

Viktor Sitkar

Спасибо за критический аналих статьи. Часть замечаний действительно оправданы, ибо со стороны всегда виднее. Как говорят мусорный бак с окна первого этажа воспринимается совсем иначе чем с окна девятого этажа. Чувствуется что вы в теме неплохо разбираетесь. И это меня радует. Ибо в дальнейших исследованиях детской субкультуры вообще, а не только фольклора, как составляющей субкультуры детей, я смогу всегда (с вашего согласия ) получать анализ , мнение хорошегго методолога об интересных аспектах исследования субкультуры. В рамках обьема статьи, действительно не всех исследователей, которыев последние годы посвящали свои работы теоретическим и методологическим аспектам детской субкультуры указано в работе, ибо не ставилась такая цель. Хотелось больше обратить внимания на роли считалок и отговорок детей на дразнилку, с учетом територии их проживания (город, деревня), Запад- Восток страны, мальчики - девочки (гендерный аспект) и т.д. Может быть не все удалось. Не указанная ссылка на источник автор Крылов А.А. - это техническая ошибка автора, ибо в списке литературы под пунком девять на этот материал указывается, но только в формате электронного ресурса. В материалах статьи ссылка на пунк 9 по тексту имеется. Не взирая на столь критический анализ статьи, я все таки, буду продолжать исследовать детскую субкультуру. Пониамаю, что субкультура детей В Росссии и в Украине имеет некоторые социально-психологические отличия (другой менталитет). .Замечания принимаю, ибо это усилило мою мотивацию глубже исследовать субкультуру детей понимая, что это непростая реальность куда не каждому взрослому открыта дорога. Еще раз спасибо. будьте здоровы и счастливы. С уважением Виктор. Виктор Ситкарь

Sivrikova Nadejda Valeryevna

В СВЕТЕ ПОЛУЧЕННОГО ОТВЕТА, ОСТАЕТСЯ КОНСТАТИРОВАТЬ, ЧТО АВТОР ПОСТУПАЕТ НЕЭТИЧНО ВДВОЙНЕ. ВО-ПЕРВЫХ, ВЗЯВ ЦИТАТУ БОЛЕЕ 1 СТР. ФОРМАТА А4 ИЗ РАБОТЫ КРЫЛОВА А.А. ОН ДОПУСТИЛ «ТЕХНИЧЕСКУЮ» ОШИБКУ, БЛАГОДАРЯ КОТОРОЙ НЕЗНАКОМЫЙ С РАБОТАМИ АЛЬБЕРТА АЛЕКСАНДРОВИЧА ЧИТАТЕЛЬ НЕ ПОЙМЕТ, ЧТО ДАННАЯ, СУЩЕСТВЕННАЯ ЧАСТЬ СТАТЬИ «Принято считать, что маленький ребенок в возрасте до 3 лет не испытывает особой нужды в других детях. Он, конечно, замечает сверстников на прогулке, эмоционально реагирует на их присутствие в общем пространстве комнаты, игровой площадки, песочницы. Но играет он рядом с ними, а не вместе. Между 3 и 5 годами ребенок постепенно обнаруживает ценность сверстника в качестве товарища по игре. По мере того как у ребенка растет желание и способность играть во все более сложные ролевые игры (например, дочки-матери), он начинает нуждаться в соучастнике-партнере, без которого игра не пойдет. А где присутствуют хотя бы два взаимодействующих человека, там сразу возникает проблема сотрудничества и перед каждым из них встает вопрос – как при этом добиться осуществления своих целей? Тот, кто наблюдал игру младших дошкольников, знает, сколько препирательств, огорчений, ссор возникает из-за столкновения личных воль, неспособных договориться или найти пути продуктивного компромисса. К 5 годам ребенок обычно имеет достаточно богатый опыт – и удачный, и горький, – помогающий ему обратить осознанное внимание на способы мирного и справедливого решения спорных вопросов сотрудничества между людьми. Кроме того, как раз в это время происходит очередная возрастная перестройка в детском мышлении. Благодаря ей ребенок становится менее эгоцентричным и способным в большей степени понимать «инакость» других людей и учитывать их в своих действиях. Одновременно увеличивается интерес ребенка ко все более сложным формам творческого взаимодействия с партнерами по играм. Для ребенка личностно важно, что в процессе этих игр он может удовлетворить все более разнообразные потребности своего растущего «Я». Итак, складывается характерная для детской субкультуры ситуация, когда потребности формирующихся детских личностей объединяются в результирующую и рождается коллективный социальный запрос. У детей 5–6 лет это запрос на более эффективные, чем были раньше, способы самоорганизации детской игровой группы и регуляции совместных действий. Информационным источником, к которому детям легче всего адресовать свой запрос, является детская традиция. Ведь она как раз и представляет собой то культурное наследие, в котором столетиями откладывался опыт всех предыдущих поколений детей, решавших в соответствующем возрасте такие же психологические проблемы. В детской традиции хранятся и передаются потомкам важнейшие принципы подхода к проблемным ситуациям, значимым для детей, а также стратегии их решения. Модели эффективного поведения транслируются в детской субкультуре по двум каналам. Во-первых, они закреплены в текстах детского фольклора – считалках, дразнилках, отговорках и т. д. Во-вторых, они передаются в виде поведенческих паттернов – устойчивых образцов «правильных» действий, где нормируются даже такие стороны невербального (несловесного) поведения, как выражение лица, интонация, атака голоса и т. п. Все это младшие дети обычно усваивают от тех, кто постарше, в живом общении друг с другом в разновозрастных компаниях во дворе, на игровой площадке, на даче и т. п. Возвратимся к проблеме организации совместной деятельности в игровых группах 5-летних детей. Как решают дети затруднительные для них задачи, возникающие из-за столкновения личных интересов и индивидуальных воль? Прибегая к испытанному веками детскому способу – считалке. Становится понятно, почему считалки входят в фольклорный репертуар детей именно между 5 и 6 годами. Они нужны детям как социальный инструмент для решения регуляторных проблем в группе. Считалки бывают разные по содержанию, короткие и длинные, но и не всегда объединяет одно и то же функциональное назначение в групповой ситуации: они помогают объективно, а потому безболезненно распределить между детьми роли в будущей игре. Распределение ролей – один из самых опасных моментов в начале игры. Неправильное прохождение этого этапа может привести к столкновению интересов отдельных детей и полностью заблокировать дальнейшее течение событий. Для детей принципиально важно, что считалка ни от кого не зависит, она объективна, надличностна. Это перст судьбы, указывающий на тебя: Стакан – лимон – Выйди вон! Налей воды – Выйдешь ты! Кроме того, использование считалки освящено традицией («Все так делают»; «Так всегда делают») и авторитетом старших детей, от которых она перенимается как хорошо проверенный способ эффективных действий. Интересно, что регуляторная функция считалки усваивается детьми раньше, чем они научаются ее правильно употреблять! Во дворе часто можно наблюдать, как группа 5-6-летних детей старательно считается перед началом игры с такой серьезностью, как будто совершает магическое действие (сравнение неслучайно). Подойдя поближе, наблюдатель обнаруживает, что это делается варварским способом: на одного ребенка попадает слог, на другого – три слова сразу, но никто из детей не замечает непорядка – для них ценен сам процесс. Они еще слишком малы, чтобы правильно расчленить текст считалки, превратив его в последовательность одинаковых единиц – слов, каждое из которых должно приходиться на отдельного члена группы, стоящей кружком. Когда детям исполнится 7–8 лет, этой проблемы уже не будет. А чуть позже кое-кто достигнет такой степени совершенства, что сможет заранее прикинуть, на ком должна закончиться считалка. Чтобы не происходило таких хитрых попыток обмануть судьбу, дети пользуются более длинными текстами, а те, кто постарше, часто считаются «по-морскому»: по сигналу каждый поднимает несколько пальцев, вычисляется общая сумма, а затем идет расчет. Обычно после 9 лет считалки используются все реже, поскольку у детей появляются иные, более совершенные способы распределения ролей на основе коллективного договора. Старшие дети возвращаются к считалке как к простому, объективно-механистичному регулятору в ситуации группового выбора в тех затруднительных случаях, когда такой выбор осложнен излишне большим количеством привходящих обстоятельств и может повлечь нарушения личных взаимоотношений участников. На примере использования считалок виден общий принцип детской субкультуры, проявляющийся в разных формах на самом разном материале. Его суть в том, что тексты детского фольклора и соответствующие им традиционные стратегии и модели поведения появляются в детском репертуаре в том возрасте, когда у детей возникают социально-психологические потребности, для удовлетворения которых дети ищут новые формы поведения. Детская традиция снабжает ими ребенка, и в течение некоторого периода он использует их, проживая с их помощью прежде трудные ситуации и накапливая собственный опыт. Затем такие «социальные костыли» становятся уже ненужными, так как ребенок крепнет и может самостоятельно вырабатывать более тонкие и индивидуализированные способы действия. Ведь детская традиция предлагает стандартные, для всех одинаковые приемы, не учитывающие специфики ситуаций. Для старших дошкольников (5–6 лет) и младших школьников (6-7-9-10 лет) в ситуациях общения очень важно наличие опор в виде поведенческих и словесных клише: «как надо делать», «что надо говорить». Они особенно значимы в трудных ситуациях, где есть эмоциональное напряжение и требуется быстрота действий. Благодаря заранее готовым поведенческим клише ребенок экономит силы и может сосредоточиться на решении своих главных проблем (например, учится владеть эмоциями). Таким образом, уменьшается количество стоящих перед ним задач и появляется большая уверенность в действиях. Дети этого возраста чувствуют себя неуютно в тех ситуациях общения, где есть много переменных, которые надо учитывать: столкновение интересов и воль детей с разными характерами, большая скорость событий, необходимость контролировать собственное поведение и т. п. Дети не успевают отслеживать ситуацию и не умеют быстро принимать решения, «с лету» находить нужные слова. Для положительной характеристики коммуникативной зрелости человека в народе говорят, что он «за словом в карман не лезет», т. е. прямо по ходу ситуации догадается, что и как сказать. У младших детей, коммуникативные навыки которых только начинают формироваться, все обстоит наоборот. Они оказываются более успешными и чувствуют большую защищенность, если «карманы» их памяти наполнены способами того, «что сделать» и «как сказать». Например, ребенок знает, что в ответ на обзывание или дразнилку надо громко и смело выкрикнуть отговорку. Такими отговорками традиционно принято защищаться в случае словесного нападения. [1] Как вариант: «Кто прозывается, тот сам так называется», «Сам ты как зеленое яблоко - вечно кислый», «Сам ты как лампочка, что вечно сгорает» или «Черепаха!»: «Черепаха. Вообще-то меня звать Андрейка, а черепаху можем поискать вместе». Благодаря тому, что в стрессовой ситуации ребенку не надо судорожно придумывать ответ, поскольку он заранее готов, ребенок может сосредоточиться на решении важнейших для него задач эмоционально-психической регуляции. В соответствии с детским пониманием магии слова обзывание ни в коем случае нельзя принять на себя. Оно не должно проникнуть в душу и расстроить ее. Иначе цель противника будет достигнута, а по проложенной дорожке он может возвращаться потом снова и снова и добивать свою жертву. Поэтому, во-первых, нельзя позволить себе обидеться, расстроиться. Надо хотя бы сделать вид, что нападение тебя не затронуло и не устрашило. В связи с этим детская традиция предписывает напористо-вызывающую интонацию при выкрикивании отговорки и презрительно-спокойную мимику лица. Во-вторых, надо немедленно действовать и отбить обзывание обратно собственным ответным словом. Здесь детская традиция предлагает ребенку разные виды отговорок, в которых всегда магически развенчивается сила нападения. В [1] частности: «Говоришь мне, а возвращается к тебе»; «Черная касса - Ключ у меня! Кто обзывается - Сам на себя»; или же «А я лестницу поставлю и все буквы переставлю!». Чем неожиданнее отговорка, тем больше она поразит и тем вернее остановит агрессора. Поэтому дети стараются собирать и запоминать услышанные ими отговорки. Вообще же обзывание – это всегда испытание детского «Я» на психологическую прочность. Поэтому оно, так же как и дразнение, бывает особенно в ходу в процессе формирования детской группы, когда выясняется, кто и на что в ней может претендовать, и в отношении новичков, которым дети устраивают своеобразную стрессовую психодиагностику. Однако когда ребенку уже 9-10 лет, он все реже прибегает к клишированным текстам дразнилок и отговорок. Его первичный «тренаж» уже закончен и психологические «подсказки» в виде текстов детского фольклора уже не так нужны. Ребенок становится достаточно опытным, чтобы совладать со своими эмоциями, оценить партнера и ситуацию и придумать на ходу свой собственный, оригинальный или остроумный ответ. Психологический микроанализ типичных ситуаций общения детей, которые регулируются детской традицией, позволяет выделить те возрастные периоды, когда у ребенка происходит интенсивное формирование определенных социальных и коммуникативных навыков. Знание традиционных форм культурального тренинга этих навыков в детском сообществе позволяет выстроить эффективные программы помощи детям и взрослым, нуждающимся в развитии социальной адаптивности и коммуникативной компетентности.» ЕСТЬ ПРЯМАЯ ССЫЛКА, КОТОРАЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ПОМЕЩЕНА В КАВЫЧКИ. Кроме того, автор дает ссылку на работу Крылов А.А. таким образом, чтобы данная ссылка не была учтена при подсчете индекса Хирша автора большей части представленного текста. Фактически такая недобросовестность при цитировании делает бессмысленным Индексацию публикации в РИНЦ, над которой организаторы данного проекта работают в настоящее время.

Viktor Sitkar

Не вижу большой проблемы. Вопрос можно решить следующим образом. Исправить техническую ошибку добавив в список литературы конкретнуюю ссылку на автора Крылова А.А. и поставить ссылку в тексте. Еще раз спасибо за столь пристальное внимание к моей работе. Желаю Вам успехов как в науке так и в личной жизни. До скорой встречи. С уважением Виктор.

Pogontseva Daria

Большое спасибо за доклад! Действительно важная и интересная тема!

Viktor Sitkar

Спасибо за поддержку и понимание того что эта тема не простая как думается на первый взгляд. Несомненно буду исследовать ее глубже и с разных научных позиций. С уважение Виктор.

Mucomel Svetlana

Уважаемый Виктор! Тема доклада очень актуальна, ведь социализация детей в субкультуре помогает сформировать представления о ценностях жизни, мировоззрения, заложить паттерны поведения в будущем. Желаю Вам успехов в "переосмыслении назначения мира ребенка и базовых ценностей в отношениях к нему взрослых". С уважением, С.А.Мукомел.

Viktor Sitkar

Увыажаемый С.А. Мукомел. Спасибо за анализ статьи. Проблема действительно не простая и изучать ее можно с разных аспектов. Ведь взрослые прежде чем ими стать были сначала детьми и формировались в спепцифических социальных условиях., что действительно заложило паттерны их поведения в будущем. С уважением Виктор Ситкарь
Comments: 15

Bultz Anastasiya

Интересная, актуальная и, на мой взгляд, важная проблема для современного общества.

Viktor Sitkar

Спасибо за понимание. Несомненно. изменяется мир и естественно появляются новые формы субкультуры как детей, так и разных социалных и этнических групп. Желаю Вам крепкого здоровья и успехов в научных исследованиях. Виктор. Ситкарь.

Dolgova Valentina Ivanovna

Уважаемый г-н Виктор Ситкарь! Тема Вашего выступления исключительно актуальна! Приглашаю Вас и Ваших учеников еще раз встретиться на интерактивном отраслевом Конгрессе "Психофизиологические, психологические, педагогические проблемы безопасности современного человека". Бесплатно. С выдачей сертификата и диплома. Конгресс начинается сегодня и будет идти до 28 февраля. 1) Открыть сайт gisap.eu. 2) Кликнуть на значок нужного вам языка в правом верхнем углу - en/ru 3) Кликнуть на большой баннер с логотипом справа - МЕЖДУНАРОДНЫЕ НАУЧНЫЕ КОНГРЕССЫ МАНВО 4) Кликнуть на - Действующие конгрессы 5) Кликнуть на - Текущие сессии 7) Кликнуть на - "Психофизиологические, психологические, педагогические проблемы безопасности современного человека" Заполнить заявку: кликнуть на неё, указать свои ФИО, телефон, диплом не обязательно. Список литературы не нужен. Я всегда на связи. С уважением, Валентина Долгова.

Sharapanovskaia Elena

Уважаемый Виктор! Приятно,что вы занимаетесь исследованием психологического пространства детей во взаимосвязи с процессом социализации. Тема дает возможность выполнить современные исследования. Возможно, у вас уже есть какие-либо данные. Было бы очень интересно узнать, какими речевыми паттернами пользуются современные дети, сохранились ли в обиходе прежние, которые мы помним из своего детства. Спасибо.Желаю Вам успехов в дальнейшей работе. С уважением, Елена

Viktor Sitkar

Спасибо за проявленный интерес к работе. Некоторые паттерны уже вырисовываются. Но о них немножко позже. Обязательно вам отвечу. Еще раз спасибо. Желаю и вам успехов в дальнейшей работе. С уважением Виктор Ситкарь.

Konoplytska Oksana

Поднятая тема очень актуальна и интересна. Не могу полностью согласится с мнением предидущих коллег. Возможно, статья действително имеет много недочетов, но главное - это то, что автор доклада зацепил малоизученую тему, которую никто трогать не хочет. По моему мнению, намного печальней видеть картину, когда учёные проводят исследования, тратя на это драгоценное время и разбрасываясь знаниями, на "заезженые" темы, по-сути, дублируя предидущие исследования (это не в коей мере не касается коллег в рамках этого проекта). Автору советую поработать над ошибками и продолжать иследования по этой теме! Желаю творческих успехов и вдохновения!

Viktor Sitkar

Уважаемая Оксана Коноплицкая. Спасибо за поддержку. Несомненно сделанные замечания учту в последующих исследованиях. Кто ничего не делает тот и не делает ошибок. Несомненно я и не думаю отказываться от такой интерессной и не "заезженной" проблемы ииследования как субкультура детей. Ведь восприятие взрослыми детской субкультуры современных детей отличается от той субкультуры в которую взрослые входили в своем детстве. Этим она и интересна для исследования. Желаю и вам творческих успехов С уважение Виктор.

Sivrikova Nadejda Valeryevna

Автор посвятил работу важному и порой недооцененному аспекту детской социализации, а именно роли детского фольклора и детской субкультуры в данном процессе. Однако, сама работа выполнена на низком теоретическом уровне. На мой взгляд, публиковать статью, более 50% которой заимствовано из учебника А.А. Крылова (2005г.), по меньшей мере, неэтично. Даже вывод, к которому приходит автор, уже был озвучен Т.Д. Вишневской в 2012 году в разделе «функции детской субкультуры» http://www.resobr.ru/materials/46/29246/. Причем теми же самыми словами (исключая опечатки). Но даже оригинальные части работы не всегда выдерживают критику. Так, при постановке проблемы автор дает определение субкультуры, при этом по содержанию становится понятно, что это определение детской субкультуры, а не субкультуры вообще. А за лирическими рассуждениями автора, так и остается непонятным как же автор формулирует и понимает исследуемую проблему. Далее автор заявляет, что анализирует последние исследования по проблеме, но при этом ограничивает свои изыскания только 2009 годом. Вместе с тем, в 2010-2013 годах были опубликованы работы Н.В. Ивановой, Е.И. Изотовой, С.Л. Шалаевой, Г.Р. Хузеевой, Э.И. Бахтеевой, Т.Д. Попковой, Б.В. Кондакова и др., посвященные теоретическим и методологическим аспектам изучения детской субкультуры. Многие из авторов обращаются к анализу роли детской субкультуры в развитии личности и социализации детей. Е.О. Смирнова, В.А. Зебзеева, Н.И. Усова посвятили свои исследования игровому фольклору детей. Однако, автор, по одному ему известным причинам, не рассматривает работы этих авторов. Таким образом, можно сделать вывод, что в сферу анализа, предпринятого автором, попали далеко не все и не совсем последние исследования по проблеме. Автор преследует важную цель. Но при этом основной материал статьи представляет собой практически дословное изложение § 17.2. «ОСВОЕНИЕ НАВЫКОВ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ЛЮДЬМИ В ИГРОВОМ ОБЩЕНИИ ДЕТЕЙ» из книги А.А. Крылова (2005г.). При этом автор не утруждает собой ссылками на данный источник. Поскольку Альберт Александрович не учувствует в первенстве, я не стану здесь комментировать его работу. О степени оригинальности сделанных выводов я уже говорила выше. Но считаю необходимым также отметить, что преследуя, несомненно, важную цель, автор переходит из одной крайности (объяснение процесса формирования личности за счет влияния родителей) в другую (объяснение таких негативных тенденций как скрытность, самоуверенность, наглость, лень, эгоизм, гордыня, неуважение родителей и т.д. влиянием сверстников). Тем более такое заключение вызывает недоумение, если учесть, что в тексте работы показаны позитивные эффекты использования фольклора и взаимодействия со сверстниками в развитии личности дошкольника. В заключение хочу отметить, что если бы не жесткие условия конкурса (согласно которым, я должна в обязательном порядке оценить данную работу), то я не стала бы дочитывать ее до конца уже с того момента, как поняла, что статья не оригинальна. Сейчас даже от студентов требуют оригинальных работ и печально видеть подобное в рамках национального первенства по научной аналитике. Искренне не хотелось бы видеть такого уровня работы нигде.

Viktor Sitkar

Спасибо за критический аналих статьи. Часть замечаний действительно оправданы, ибо со стороны всегда виднее. Как говорят мусорный бак с окна первого этажа воспринимается совсем иначе чем с окна девятого этажа. Чувствуется что вы в теме неплохо разбираетесь. И это меня радует. Ибо в дальнейших исследованиях детской субкультуры вообще, а не только фольклора, как составляющей субкультуры детей, я смогу всегда (с вашего согласия ) получать анализ , мнение хорошегго методолога об интересных аспектах исследования субкультуры. В рамках обьема статьи, действительно не всех исследователей, которыев последние годы посвящали свои работы теоретическим и методологическим аспектам детской субкультуры указано в работе, ибо не ставилась такая цель. Хотелось больше обратить внимания на роли считалок и отговорок детей на дразнилку, с учетом територии их проживания (город, деревня), Запад- Восток страны, мальчики - девочки (гендерный аспект) и т.д. Может быть не все удалось. Не указанная ссылка на источник автор Крылов А.А. - это техническая ошибка автора, ибо в списке литературы под пунком девять на этот материал указывается, но только в формате электронного ресурса. В материалах статьи ссылка на пунк 9 по тексту имеется. Не взирая на столь критический анализ статьи, я все таки, буду продолжать исследовать детскую субкультуру. Пониамаю, что субкультура детей В Росссии и в Украине имеет некоторые социально-психологические отличия (другой менталитет). .Замечания принимаю, ибо это усилило мою мотивацию глубже исследовать субкультуру детей понимая, что это непростая реальность куда не каждому взрослому открыта дорога. Еще раз спасибо. будьте здоровы и счастливы. С уважением Виктор. Виктор Ситкарь

Sivrikova Nadejda Valeryevna

В СВЕТЕ ПОЛУЧЕННОГО ОТВЕТА, ОСТАЕТСЯ КОНСТАТИРОВАТЬ, ЧТО АВТОР ПОСТУПАЕТ НЕЭТИЧНО ВДВОЙНЕ. ВО-ПЕРВЫХ, ВЗЯВ ЦИТАТУ БОЛЕЕ 1 СТР. ФОРМАТА А4 ИЗ РАБОТЫ КРЫЛОВА А.А. ОН ДОПУСТИЛ «ТЕХНИЧЕСКУЮ» ОШИБКУ, БЛАГОДАРЯ КОТОРОЙ НЕЗНАКОМЫЙ С РАБОТАМИ АЛЬБЕРТА АЛЕКСАНДРОВИЧА ЧИТАТЕЛЬ НЕ ПОЙМЕТ, ЧТО ДАННАЯ, СУЩЕСТВЕННАЯ ЧАСТЬ СТАТЬИ «Принято считать, что маленький ребенок в возрасте до 3 лет не испытывает особой нужды в других детях. Он, конечно, замечает сверстников на прогулке, эмоционально реагирует на их присутствие в общем пространстве комнаты, игровой площадки, песочницы. Но играет он рядом с ними, а не вместе. Между 3 и 5 годами ребенок постепенно обнаруживает ценность сверстника в качестве товарища по игре. По мере того как у ребенка растет желание и способность играть во все более сложные ролевые игры (например, дочки-матери), он начинает нуждаться в соучастнике-партнере, без которого игра не пойдет. А где присутствуют хотя бы два взаимодействующих человека, там сразу возникает проблема сотрудничества и перед каждым из них встает вопрос – как при этом добиться осуществления своих целей? Тот, кто наблюдал игру младших дошкольников, знает, сколько препирательств, огорчений, ссор возникает из-за столкновения личных воль, неспособных договориться или найти пути продуктивного компромисса. К 5 годам ребенок обычно имеет достаточно богатый опыт – и удачный, и горький, – помогающий ему обратить осознанное внимание на способы мирного и справедливого решения спорных вопросов сотрудничества между людьми. Кроме того, как раз в это время происходит очередная возрастная перестройка в детском мышлении. Благодаря ей ребенок становится менее эгоцентричным и способным в большей степени понимать «инакость» других людей и учитывать их в своих действиях. Одновременно увеличивается интерес ребенка ко все более сложным формам творческого взаимодействия с партнерами по играм. Для ребенка личностно важно, что в процессе этих игр он может удовлетворить все более разнообразные потребности своего растущего «Я». Итак, складывается характерная для детской субкультуры ситуация, когда потребности формирующихся детских личностей объединяются в результирующую и рождается коллективный социальный запрос. У детей 5–6 лет это запрос на более эффективные, чем были раньше, способы самоорганизации детской игровой группы и регуляции совместных действий. Информационным источником, к которому детям легче всего адресовать свой запрос, является детская традиция. Ведь она как раз и представляет собой то культурное наследие, в котором столетиями откладывался опыт всех предыдущих поколений детей, решавших в соответствующем возрасте такие же психологические проблемы. В детской традиции хранятся и передаются потомкам важнейшие принципы подхода к проблемным ситуациям, значимым для детей, а также стратегии их решения. Модели эффективного поведения транслируются в детской субкультуре по двум каналам. Во-первых, они закреплены в текстах детского фольклора – считалках, дразнилках, отговорках и т. д. Во-вторых, они передаются в виде поведенческих паттернов – устойчивых образцов «правильных» действий, где нормируются даже такие стороны невербального (несловесного) поведения, как выражение лица, интонация, атака голоса и т. п. Все это младшие дети обычно усваивают от тех, кто постарше, в живом общении друг с другом в разновозрастных компаниях во дворе, на игровой площадке, на даче и т. п. Возвратимся к проблеме организации совместной деятельности в игровых группах 5-летних детей. Как решают дети затруднительные для них задачи, возникающие из-за столкновения личных интересов и индивидуальных воль? Прибегая к испытанному веками детскому способу – считалке. Становится понятно, почему считалки входят в фольклорный репертуар детей именно между 5 и 6 годами. Они нужны детям как социальный инструмент для решения регуляторных проблем в группе. Считалки бывают разные по содержанию, короткие и длинные, но и не всегда объединяет одно и то же функциональное назначение в групповой ситуации: они помогают объективно, а потому безболезненно распределить между детьми роли в будущей игре. Распределение ролей – один из самых опасных моментов в начале игры. Неправильное прохождение этого этапа может привести к столкновению интересов отдельных детей и полностью заблокировать дальнейшее течение событий. Для детей принципиально важно, что считалка ни от кого не зависит, она объективна, надличностна. Это перст судьбы, указывающий на тебя: Стакан – лимон – Выйди вон! Налей воды – Выйдешь ты! Кроме того, использование считалки освящено традицией («Все так делают»; «Так всегда делают») и авторитетом старших детей, от которых она перенимается как хорошо проверенный способ эффективных действий. Интересно, что регуляторная функция считалки усваивается детьми раньше, чем они научаются ее правильно употреблять! Во дворе часто можно наблюдать, как группа 5-6-летних детей старательно считается перед началом игры с такой серьезностью, как будто совершает магическое действие (сравнение неслучайно). Подойдя поближе, наблюдатель обнаруживает, что это делается варварским способом: на одного ребенка попадает слог, на другого – три слова сразу, но никто из детей не замечает непорядка – для них ценен сам процесс. Они еще слишком малы, чтобы правильно расчленить текст считалки, превратив его в последовательность одинаковых единиц – слов, каждое из которых должно приходиться на отдельного члена группы, стоящей кружком. Когда детям исполнится 7–8 лет, этой проблемы уже не будет. А чуть позже кое-кто достигнет такой степени совершенства, что сможет заранее прикинуть, на ком должна закончиться считалка. Чтобы не происходило таких хитрых попыток обмануть судьбу, дети пользуются более длинными текстами, а те, кто постарше, часто считаются «по-морскому»: по сигналу каждый поднимает несколько пальцев, вычисляется общая сумма, а затем идет расчет. Обычно после 9 лет считалки используются все реже, поскольку у детей появляются иные, более совершенные способы распределения ролей на основе коллективного договора. Старшие дети возвращаются к считалке как к простому, объективно-механистичному регулятору в ситуации группового выбора в тех затруднительных случаях, когда такой выбор осложнен излишне большим количеством привходящих обстоятельств и может повлечь нарушения личных взаимоотношений участников. На примере использования считалок виден общий принцип детской субкультуры, проявляющийся в разных формах на самом разном материале. Его суть в том, что тексты детского фольклора и соответствующие им традиционные стратегии и модели поведения появляются в детском репертуаре в том возрасте, когда у детей возникают социально-психологические потребности, для удовлетворения которых дети ищут новые формы поведения. Детская традиция снабжает ими ребенка, и в течение некоторого периода он использует их, проживая с их помощью прежде трудные ситуации и накапливая собственный опыт. Затем такие «социальные костыли» становятся уже ненужными, так как ребенок крепнет и может самостоятельно вырабатывать более тонкие и индивидуализированные способы действия. Ведь детская традиция предлагает стандартные, для всех одинаковые приемы, не учитывающие специфики ситуаций. Для старших дошкольников (5–6 лет) и младших школьников (6-7-9-10 лет) в ситуациях общения очень важно наличие опор в виде поведенческих и словесных клише: «как надо делать», «что надо говорить». Они особенно значимы в трудных ситуациях, где есть эмоциональное напряжение и требуется быстрота действий. Благодаря заранее готовым поведенческим клише ребенок экономит силы и может сосредоточиться на решении своих главных проблем (например, учится владеть эмоциями). Таким образом, уменьшается количество стоящих перед ним задач и появляется большая уверенность в действиях. Дети этого возраста чувствуют себя неуютно в тех ситуациях общения, где есть много переменных, которые надо учитывать: столкновение интересов и воль детей с разными характерами, большая скорость событий, необходимость контролировать собственное поведение и т. п. Дети не успевают отслеживать ситуацию и не умеют быстро принимать решения, «с лету» находить нужные слова. Для положительной характеристики коммуникативной зрелости человека в народе говорят, что он «за словом в карман не лезет», т. е. прямо по ходу ситуации догадается, что и как сказать. У младших детей, коммуникативные навыки которых только начинают формироваться, все обстоит наоборот. Они оказываются более успешными и чувствуют большую защищенность, если «карманы» их памяти наполнены способами того, «что сделать» и «как сказать». Например, ребенок знает, что в ответ на обзывание или дразнилку надо громко и смело выкрикнуть отговорку. Такими отговорками традиционно принято защищаться в случае словесного нападения. [1] Как вариант: «Кто прозывается, тот сам так называется», «Сам ты как зеленое яблоко - вечно кислый», «Сам ты как лампочка, что вечно сгорает» или «Черепаха!»: «Черепаха. Вообще-то меня звать Андрейка, а черепаху можем поискать вместе». Благодаря тому, что в стрессовой ситуации ребенку не надо судорожно придумывать ответ, поскольку он заранее готов, ребенок может сосредоточиться на решении важнейших для него задач эмоционально-психической регуляции. В соответствии с детским пониманием магии слова обзывание ни в коем случае нельзя принять на себя. Оно не должно проникнуть в душу и расстроить ее. Иначе цель противника будет достигнута, а по проложенной дорожке он может возвращаться потом снова и снова и добивать свою жертву. Поэтому, во-первых, нельзя позволить себе обидеться, расстроиться. Надо хотя бы сделать вид, что нападение тебя не затронуло и не устрашило. В связи с этим детская традиция предписывает напористо-вызывающую интонацию при выкрикивании отговорки и презрительно-спокойную мимику лица. Во-вторых, надо немедленно действовать и отбить обзывание обратно собственным ответным словом. Здесь детская традиция предлагает ребенку разные виды отговорок, в которых всегда магически развенчивается сила нападения. В [1] частности: «Говоришь мне, а возвращается к тебе»; «Черная касса - Ключ у меня! Кто обзывается - Сам на себя»; или же «А я лестницу поставлю и все буквы переставлю!». Чем неожиданнее отговорка, тем больше она поразит и тем вернее остановит агрессора. Поэтому дети стараются собирать и запоминать услышанные ими отговорки. Вообще же обзывание – это всегда испытание детского «Я» на психологическую прочность. Поэтому оно, так же как и дразнение, бывает особенно в ходу в процессе формирования детской группы, когда выясняется, кто и на что в ней может претендовать, и в отношении новичков, которым дети устраивают своеобразную стрессовую психодиагностику. Однако когда ребенку уже 9-10 лет, он все реже прибегает к клишированным текстам дразнилок и отговорок. Его первичный «тренаж» уже закончен и психологические «подсказки» в виде текстов детского фольклора уже не так нужны. Ребенок становится достаточно опытным, чтобы совладать со своими эмоциями, оценить партнера и ситуацию и придумать на ходу свой собственный, оригинальный или остроумный ответ. Психологический микроанализ типичных ситуаций общения детей, которые регулируются детской традицией, позволяет выделить те возрастные периоды, когда у ребенка происходит интенсивное формирование определенных социальных и коммуникативных навыков. Знание традиционных форм культурального тренинга этих навыков в детском сообществе позволяет выстроить эффективные программы помощи детям и взрослым, нуждающимся в развитии социальной адаптивности и коммуникативной компетентности.» ЕСТЬ ПРЯМАЯ ССЫЛКА, КОТОРАЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ПОМЕЩЕНА В КАВЫЧКИ. Кроме того, автор дает ссылку на работу Крылов А.А. таким образом, чтобы данная ссылка не была учтена при подсчете индекса Хирша автора большей части представленного текста. Фактически такая недобросовестность при цитировании делает бессмысленным Индексацию публикации в РИНЦ, над которой организаторы данного проекта работают в настоящее время.

Viktor Sitkar

Не вижу большой проблемы. Вопрос можно решить следующим образом. Исправить техническую ошибку добавив в список литературы конкретнуюю ссылку на автора Крылова А.А. и поставить ссылку в тексте. Еще раз спасибо за столь пристальное внимание к моей работе. Желаю Вам успехов как в науке так и в личной жизни. До скорой встречи. С уважением Виктор.

Pogontseva Daria

Большое спасибо за доклад! Действительно важная и интересная тема!

Viktor Sitkar

Спасибо за поддержку и понимание того что эта тема не простая как думается на первый взгляд. Несомненно буду исследовать ее глубже и с разных научных позиций. С уважение Виктор.

Mucomel Svetlana

Уважаемый Виктор! Тема доклада очень актуальна, ведь социализация детей в субкультуре помогает сформировать представления о ценностях жизни, мировоззрения, заложить паттерны поведения в будущем. Желаю Вам успехов в "переосмыслении назначения мира ребенка и базовых ценностей в отношениях к нему взрослых". С уважением, С.А.Мукомел.

Viktor Sitkar

Увыажаемый С.А. Мукомел. Спасибо за анализ статьи. Проблема действительно не простая и изучать ее можно с разных аспектов. Ведь взрослые прежде чем ими стать были сначала детьми и формировались в спепцифических социальных условиях., что действительно заложило паттерны их поведения в будущем. С уважением Виктор Ситкарь
PARTNERS
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.