facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Page translation
 

УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК НА ПУТИ К ГЕНДЕРНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ

УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК НА ПУТИ К ГЕНДЕРНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ
Shutova Liliia, associate professor, candidate of philology, candidate of

Luhansk National University named after Taras Shevchenko, Ukraine

Championship participant: the National Research Analytics Championship - "Ukraine";

Статья посвящена проблеме языковой дискриминации человека по гендерному признаку. Рассматриваются причины возникновения языкового сексизма в разных странах, анализируются основные формы его проявления в украинском языке и определяются пути к гендерной толерантности.
Ключевые слова: гендер, языковая дискриминация, сексизм, политкорректность, гендерная толерантность.
The article deals with the problem of linguistic discrimination of a person according to the gender feature. The author describes the origin of the linguistic sexism in different countries, analyzes the main forms of its manifestation in the Ukrainian language, and defines the ways of gender tolerance.
Key words: gender, linguistic discrimination, sexism, political correctness, gender tolerance.
 
 
Принимай судьбу отрадно, не ищи других причин:
Разделились беспощадно мы на женщин и мужчин
А. Дольский („От прощанья до прощанья”)
 
Вопрос о равноправии полов в его языковой реализации насчитывает уже несколько десятилетий. Он возник в 60-х годах ХХ века в связи с женским движением на Западе. С тех пор ученые ввели в свой научный оборот слова и словосочетания „сексизм”, „языковое неравенство”, „дискриминация по полу”, „политкорректность”.
Словарь гендерных терминов дает такое определение сексизма: „идеология и практика дискриминации людей по признаку пола” [1]. Исследования связи рода и пола в языке не новы и связаны с именами С. Трёмель-Плётц, Р. Лакофф, Л. Пуш, Н. Янко-Триницкой, М. Кронгауза, А. Шахмайхина, А. Кирилиной, Е. Горошко, С. Тер-Минасовой, З. Темиргазиной [2 ‒ 11] и др. В Украине в этой связи проводили исследования М. Брус, С. Семенюк, А. Нелюба, Д. Мазурик [12 ‒ 15] и др.
Языковой сексизм чаще отражает мужское доминирование в разных областях жизни человека, обусловленное убеждениями, сложившимися в обществе, согласно которым мужчина ‒ это первооснова, а женщина ‒ вторична. Примером может служить наличие, например, в украинском языке слов брокер, боксер, капітан, ректор и отсутствие их женских коррелятов. Хотя нужно сказать, что случаи выражения доминирования женщин также есть, например названия в основном женских профессий и рода занятий медсестра, домробітниця и отсутствие соответствующих названий мужчин.
Сегодня мы имеем множество свидетельств тому, что женщины и мужчины по-разному представлены в системе многих языков. Дискриминация по полу может быть выражена в системе национального языка и в индивидуальных речевых практиках. Влияние на языковые и речевые различия в речи мужчин и женщин могут оказывать общественные процессы, как, например, в японском языке. Свидетельством этого является факт, что в раннем средневековье статус японской женщины был выше и соответственно различий в речи было меньше. По данным массовых обследований, максимальные различия между тем, как говорят мужчины и женщины, приходятся на возрастную группу от 50 до 60 лет, т. е. на период, когда мужчины в Японии обычно выше всего поднимаются по социальной лестнице. Когда же они перестают работать и уходят на заслуженный отдых, речевые различия несколько сглаживаются [16].
Разговор японца с японкой строится как общение высшего с низшим. Показательным в этом плане является употребление женщинами форм вежливости в разговоре с мужчинами, хотя последние в речи это не используют. Таким образом ограниченность женских функций в обществе приводит к ограниченности их речевого поведения. Официальные нормы регламентируют в обучающей функции использовать именно мужской вариант языка [16]. Таким образом, чем ближе друг к другу социальные статусы женщины и мужчины, тем понятнее им их язык. По свидетельству И. Латышева, „японская пресса избегает, как правило, называть замужних женщин по фамилии и имени и упоминает о них лишь как о „супругах” тех или иных лиц” [17].
Истории известны случаи, когда женщины по собственной воле „становились” мужчинами, то есть отказывались от „женских” ролей в обществе (в частности в Албании), когда вследствие кровной мести, распространенной в этой стране, мужская часть семьи гибла, и одна из незамужних женщин рода (ее называли бурнеша или виргинеша), дав клятву целомудрия, становилась главой семьи, выполняя обязанности мужчин. Это не только запрет на рождение ребенка, обеспечение безопасности семьи, сохранение капитала. Вместе с этим женщина получала права мужчин. Могла свободно выбирать профессию, посещать злачные места, курить, выпивать, сквернословить, владеть оружием. Считалось, что 60 лет назад женщине легче было стать виргинешей, чем оставаться женщиной, поскольку в то время женщины и животные приравнивались друг к другу. Этот „переход” отражался на внешности (мужская одежда, короткая стрижка и т.д.), а также на тембре голоса (он становился ниже). Но такие практики, скорее, исключение, чем правило.
Многие примеры языкового сексизма исходят из стереотипности мышления. Некоторые из них настолько укоренились, что сегодня нелепыми кажутся попытки их проверить или опровергнуть. Так, в России, в г. Белогорске, решили развеять стереотип об уровне интеллекта блондинок путем опроса сотрудницами муниципального автономного учреждения «Социально-культурное объединение „Союз”» (в образе гламурных белокурых дам) женщин с разным цветом волос на разные темы, в том числе и в области знаний правил дорожного движения. Думается, что это никак не уменьшит количество анекдотов про блондинок ‒ уж слишком живучи они в народе.
Еще один термин, который в последнее время часто используют в контексте гендерных отношений, ‒ политкорректность (Political correctness, или PC). Это явление, по словам С. Тер-Минасовой, „выражается в стремлении найти новые способы языкового выражения взамен тех, которые задевают чувства и достоинства индивидуума, ущемляют его человеческие права привычной языковой бестактностью и/или прямолинейностью в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния здоровья, социального статуса, внешнего вида и т. п.” [10, с. 216]. Разделяя мысль автора о не совсем удачном названии этого явления (имея ввиду компонент политическая как намек на идеологическую составляющую семантики термина), отметим, что интерес к нему в последние годы заметно увеличился. „Тяжелое заболевание Запада”, „одно из самых ужасных изобретений ХХ века”, „новый эзопов язык”, „гидра по имени политкорректность”, „влиятельное социальное, культурное и лингвистическое движение в современном мире” ‒ каким разным видится это явление в современном социуме! Согласимся с Д. Герасименко, что правильнее будет говорить об аспектах политкорректности как о дискурсивных стратегиях вежливости [18].
На сегодня изменилось отношение к женщине, к ее номинации как представительнице определенного пола. В немецком языке, например, обращением к незамужней женщине было слово das Fräulein, что сегодня используют только представительницы и представители старшего поколения, которые не могут отказаться от ранее распространенных форм. Но поскольку современное общество не хочет, чтобы женщин делили на замужних и незамужних, видя в этом проявления сексизма, то это слово отошло на периферию и сегодня заменено на das Mädchen ‒ девочка, девушка (образовано от Maedel с помощью уменьшительно-ласкательного суффикса -chen).  
Под влиянием феминистского движения правительство Франции приняло постановление о выведении из официального французского языка слова mademoiselle, а также словосочетания nom de jeune fille „девичья фамилия” с целью заменить на nom de famille (семейная фамилия), nom dans le mariage „фамилия в браке” ‒ на nom d’usage (употребляемая фамилия).
Наиболее современной формой обращения к женщине в англоязычных странах является mis с добавлением имени (фамилии), чтобы устранить неравенство с формой обращения к мужчинам Mr независимо от семейного положения.
Украинский язык в этом плане отличается от других. В нем женщин называют без указания на статус замужняя/незамужняя. Наименования женщин больше ориентированы на возраст: дівчинка, дівчина, жінка, баба. Да и название человека вообще и мужчины в частности отличаются (людина ‒ чоловік), в отличие от других языков, где оба понятия обозначены одним словом (например, во французском, английском, немецком, японском, шведском и др. языках).
Но есть общие и специфические для конкретного языка проблемы. Итак, формы проявления сексизма в украинском языке:
1. Обозначения лиц женского пола в названии профессий, званий, должностей:
а) может отсутствовать по двум причинам: 1) стереотипность взглядов в обществе и условное разделение профессий, рода занятий на женские и мужские: например, наименования борець, авіаконструктор, автоінспектор, агломератник, жорновик, аграрник, жокей, космонавт ассоциируются с мужскими ролями в обществе; 2) установившиеся правила кодификации в словарях названий людей по социальному положению, профессии, что соответствует нормам научного и официально-делового стилей: біолог, економіст, фізик, директор, краєзнавець, аналітик; 
б) производно от наименования мужчин: абітурієнт ‒ абітурієнтка, авантюрист ‒ авантюристка, автоматник ‒ автоматниця, автомобіліст ‒ автомобілістка, автор ‒ авторка. Причем первый вариант используется для наименования лиц обоего пола, а второй ‒ только для женского;
в) производно от наименования мужчин, но часто имеет другое значение: акушер („врач ‒ специалист по акушерству”) ‒ акушерка („женщина со средним медицинским образованием, которая имеет право самостоятельно оказывать медицинскую помощь при родах”); годувальник („тот, кто содержит кого-нибудь; тот, кто кормит и ухаживает за кем-либо или готовит еду”) ‒ годувальниця („женщина, которая кормит грудью; жен. к годувальник); гусятник („пастух гусей”) ‒ гусятниця („женщина, которая разводит и ухаживает за гусями”); майстер („специалист высокого класса”) ‒ майстриня („женщина, которая занимается народным ремеслом”); домогосподар („домовладелец”); домогосподарка („женщина, которая ведет домашнее хозяйство и не работает на каком-либо предприятии или в каком-либо учреждении; домашняя хозяйка”).
Некоторые слова со временем подверглись семантическим изменениям. Так, в 11-томном „Словнику української мови” (1970-1980) слова аліментник і аліментниця имели разные значения: аліментник „тот, кто платит алименты”; аліментниця „женщина, которая получает алименты”. „Великий тлумачний словник сучасної української мови” под. ред. В. Бусела (2005) подает лексему аліментниця с одним значением „жін. до аліментник”;
г) не имеет варианта мужского рода, но таких слов значительно меньше, чем наименований мужчин без женских коррелятов: амазонка (1. „женщина-воительница”; 2. „женщина-всадник”), ворожка (1. „женщина, которая ворожит”; 2. „знахарка”), босоніжка („девушка, женщина, которая ходит босая”), вакханка („1. жрица бога Вакха, участница вакханалий; 2. перен. женщина, несдержанная в проявлениях своей страсти”), пістунка („нянька”).
Особенность украинских феминативов в том, что некоторые из них, образуясь от номинаций мужчин по их социальному положению, профессии и т. д., не составляют коррелятивную пару, поскольку могут обозначать (кроме случаев, о которых говорилось выше) жен, дочерей: бондар ‒ „мастер, ремесленник, который производит бочки, деревянные ведра и т.д.”; бондариха ‒ разг. „жена бондаря”. По такому же принципу образованы лексемы генеральша, губернаторша, майорша и др.
2. По сравнению с другими языками, где наблюдается наличие значительного количества негативных наименований сексуально распущенных женщин в словарях и единичные лексемы для обозначения неразборчивых в половых связях мужчин, украинский язык располагает широким материалом для наименования и тех, и других. Итак, мужчина: бабич, бабій, баболюб, волоцюга, дівчачур, дівчур, залицяльник, зальотник, ловелас, моргун, селадон, спідничник, ухажер; женщина: блудниця, гетера, гониця, гукля, лоретка, мандрьоха, моргуха, паплюга, перелюбниця, повійниця, повія, подала, фрейда, шльондра, шмондя. Но все же женские наименования, как видим, в отличие от мужских, имеют более негативную коннотацию.
3. В украинском языке, как и в некоторых других, для называния точно неопределенного лица употребляют модель: неопределенное местоимение + глагол в прошедшем времени мужского рода: хтось прийшов, хтось подзвонив, тебе хтось запитував.
4. Тексты законов Украины не равноценно отображают представителей обоих полов. Согласно Семейного кодекса Украины ребенок (любого пола) может быть только усыновлен. Слово усиновлення не имеет варианта удочеріння, хотя в языке есть нейтральный термин адоптация для обозначения этого процесса („адоптація ‒ усиновлення”) [19, с. 13]. Современный толковый словарь украинского языка содержит лексему удочеріння, но она не находит своего применения в научном и официально-деловом стилях.
Украинский язык имеет собственный запас лексических и грамматических ресурсов для преодоления языкового неравенства.
В Украине в 2010 году были опубликованы „Практические аспекты внедрения принципа равных прав и возможностей женщин и мужчин в деятельности Верховного Совета Украины”, содержащие рекомендации по устранению языкового гендерного неравноправия.
На сегодня активно проводятся исследования в этой области. Материал, собранный ученым А. Нелюбой, показал, что в период с 2004 по 2010 год в украинском языке система лексических номинаций пополнилась на 160 единиц названий женщин. Автор утверждает, что „по сравнению с другими отраслями или тематическими системами, дериваты женского словообразования характеризуются большим количеством и особенностями: можно утверждать, что это одна из наиболее подвижных и наиболее изменчивых тематических групп инновационного словообразования” [14, с. 135]. 
Не так давно в текстах законов Украины содержалось словосочетание одинока мати и отсутствовало одинокий батько. Сегодня читаем: „Право на помощь на детей одиноким матерям (отцам) имеет мать (отец) детей в случае смерти одного из родителей” (Часть вторая статьи 18-1 в редакции Законов № 2505-IV от 25.03.2005, № 3526-VI от 16.06.2011). Но необходимо отметить, что это, скорее, спорадическое явление, чем установившаяся традиция.
Средства массовой информации, а также словари лексических инноваций [20] предлагают значительное количество слов-феминативов, которыми раньше не располагала лексическая система языка. В отношении женских номинаций нужно признать, что они построены по установившимся продуктивным и непродуктивным языковым моделям: борчиня, біологиня, реперша, вождиха, агентеса, критикеса, метреса, чемпіонеса. Но насколько они укоренятся в языке, покажет время. А пока ученый мир наблюдает и анализирует принципы и способы укоренения (или отторжения) новых слов в языке.
Перспективы исследования в этой области достаточно широки. Наука не стоит на месте, и сегодня ведутся работы по составлению нового толкового словаря в 20-ти томах. Как сказал классик украинской литературы, Максим Рыльский, „нове життя нового прагне слова”. Будем надеяться, что хорошего.
 
Литература:
1.  Денисова А. А. Сексизм [Электронный ресурс] // Словарь гендерных терминов. ‒ М. : Информация ХХІ век, 2002. ‒ 256 с. ‒ Режим доступа: http://www.owl.ru/gender/237.htm.
2. Trömel-Plötz S. Linguistik und Frauensprache // Linguistische Berichte. ‒ 1978. ‒ S. 49 ‒ 68.
3. Lakoff R. Language and women's Place // Language in Society. ‒ 1973. ‒ № 2. ‒ P. 45 ‒ 79.
4. Pusch L. Das Deutsche als Männersprache // Linguistische Berichte. ‒ 1981. ‒ S. 59 ‒ 74.
5. Янко-Триницкая Н. А. Наименования лиц женского пола существительными женского и мужского рода // Янко-Триницкая Н. А. Развитие словообразования современного русского языка. ‒ М., 1966. ‒ С. 153 ‒ 167.
6. Кронгауз М. А. Sexus, или Проблема пола в русском языке // Русистика. Славистика. Индоевропеистика. ‒ М., 1996. ‒ С. 510 ‒ 525.
7. Шахмайкин А. М. Проблема лингвистического статуса категории рода // Актуальные проблемы современной русистики. Диахрония и синхрония. ‒ М. : МГУ, 1996. ‒ С. 226 ‒ 273.
8. Кирилина А. В. Гендер: лингвистические аспекты. ‒ М.: Институт социологии РАН, 1999. ‒ 189 с.
9. Горошко Е. Пол, гендер, язык // Женщина. Гендер. Культура. ‒ М., 1999.
10. Тер-Минасова С. Язык и межкультурная коммуникация : учебное пособие для студентов, аспирантов и соискателей по специальности „Лингвистика и межкультурная коммуникация”. ‒ М. : Слово, 2000. ‒ С. 216.
11. Темиргазина З. К. Гендерная ассиметрия в номинации лиц по профессии // Гендерная лингвистика: Коллективная монография. ‒ Павлодар, 2013. ‒ 584 с.
12. Брус М. П. Загальні жіночі особові номінації в українській мові XVI-XVII століть: словотвір і семантика: дис. … канд. філол. наук. – Івано-Франківськ, 2001.
13. Семенюк С. П. Формування словотвірної системи іменників з модифікаційним значенням жіночої статі в новій українській мові: дис. … канд. філол. наук. – Запоріжжя, 2000. – 273с.
14. Нелюба А. М. „Гендерна лінгвістика” і малопродуктивні словотворчі засоби // Лінгвістика. ‒ 2011. ‒ № 1 (22). ‒ С.135‒142.
15. Мазурик Д. В. Інноваційні процеси в лексиці сучасної української літературної мови (90-і роки ХХ ст.): автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. філол. наук: спец. 10.02.01 „Українська мова”. ‒ Львів, 2002. ‒ 21 с.
16. Алпатов В. М. Япония: язык и общество. ‒ М.: Муравей, 2003.
17. Латышев И. А. Семейная жизнь японцев. ‒ М., 1985.
18. Герасименко Д. Политическая корректность как социокультурное явление и её отражение в современном английском языке: автореф. дис. на соиск. учён. степ. канд. филол. наук: спец. 10.02.04 „Германские языки”. ‒ 20 с.
19. Великий тлумачний словник сучасної української мови (з дод. і допов.) / Уклад. і голов. ред. В. Т. Бусел. ‒ К.; Ірпінь: ВТФ „Перун”, 2005. ‒ 1728 с.
20.  Нелюба А., Нелюба С. Лексико-словотвірні інновації (2004-2006): Словник. – Х.: Майдан, 2007. – 144 с.
0
Your rating: None Average: 7.3 (13 votes)
Comments: 11

Eugenia Mincu

Уважаемая Лилия Ивановна, с интересом прочитала Вашу статью. Тема Вашего доклада очень актуальна и болезненна - возникновение языкового сексизма в разных странах. C уважением, Евгения Минку

Redkva Yaroslav Petrovych

Уважаемая Лилия Ивановна! Очень хорошо, что гендерные процессы изучаете на основании академических словарей. Это хорошая "точка отсчета". Только, процессы гендерной толерантности (ввиду отсутствия - пока что - 20 томного акад. сл. укр. языка) очень хорошо можно проследить, считаю намного эффективнее, также на основании обсценной лексики. Например, языковой сексизм очень хорошо представлен в вышедших в последнее время словарях жаргонной и обсценной лексики, которые можно считать сборниками гендерной маркированности (См.: Ставицька Л. Українська мова без табу. Словник нецензурної лексики та її відповідників. - К., 2008. - 454 с.; Ставицька Л. Український жаргон. Словник. - К., 2005. - 494 с.). Конечно, подобная лексика может быть "неудобной" для анализа, но именно в ней и прослеживаются ментальные гендерные процессы в украинском языке. Спасибо Вам. С уважением, Yaroslav Redkva

Suvorova Tetiana

Уважаемая Лилия Ивановна, прочла Вашу статью с огромным удовольствием. Тема гендерной маркированности языка актуальна и хорошо понятна нам как носителям украинского языка. Спасибо, что обратили наше внимание на такие изменения в языке, которые свидетельствуют о смене приоритетов в культурной картине нашего общества. Успехов Вам в перспективном исследовании. С уважением, Татьяна Суворова.

Galina Kontsevaya

Спасибо за актуальный доклад. Гендерные стереотипы усваиваются и через тексты, предписываемые властными институтами. Не анализировали ли Вы влияние гендерных стереотипов на формирование содержания учебников украинского языка? Успехов!

Khlopkov Yuri Ivanovich

Замечательно! Прочел доклад на одном дыхании. Не ожидал, что гендерная лингвистика и языковый сексизм - это такие глубокие научные проблемы. Тему обязательно надо продолжить. Лилия, желаю Вам удачи! Искренне Ваш, Ю. Хлопков

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая Лилия Ивановне! Тема Вашего доклада очень актуальна, фактически она затрагивает нас - всех и каждого - в той или иной мере. Особенно важной мне кажется перспектива дальнейшего перехода к гендерной толерантности, хотя на этом пути надо еще пережить определенные "перегибы палки", в некоторых случаях доходящие до абсурда... Желаю Вам успеха в дальнейшей работе, Залевская Александра Александровна

Yekshembeyeva Lyudmila

Уважаемая Лилия Ивановна! Ваша работа заставила меня вспомнить, как много лет назад я безуспешно пыталась в рамках прагматики языка научить студентку из Южной Кореи ругаться, выражать недовольство и т.п. Не получилось! А виноват всё тот же гендер. Вот Вам еще один аспект - методический. Спасибо за научную обоснованность и доказательность основных положений Вашей статьи. Л.Екшембеева

Hamze Dimitrina

Уважаемая коллега, благодарю Вас сердечно за насыщеный, актуальный и очень перспективный доклад! Проблемы языкового сексизма как отображения гендерной концептуализации и категоризации мира открывает широкое поле для исследователя. Очень радостный и удовлетворяющий факт, что украинский язык имеет весьма богатый „собственный запас лексических и грамматических ресурсов для преодоления языкового неравенства”. С глубоким уважением: Димитрина

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Лилия Ивановна, с интересом прочитал Вашу статью. Особо ценным следует признать фактический материал и наблюдения над активными процессами в сфере гендерных процессов в украинском языке. Использую Ваш материал в лекциях для магистрантов (в курсе Актуальные проблемы современного языкознания"). Я раньше оппозицию "мужской - женский" в наименовании лиц объяснял студентам так: муж. р. - немаркированный (слабый) член оппозиции (служит общим названием), а ж.р. - сильный член оппозиции (жен. пол). Язык толерантен к гендерным оппозициям. Раньше я с некоторым скепсисом относился к термину "гендерная лингвистика". Теперь - толерантно. Благодаря и этой Вашей работе. Желаю Вам удачи Валентин Ли.

Shutova Liliia

Уважаемый Валентин. Спасибо за комментарий к моей статье. Рада, что наши интересы близки и где-то совпадают. Если хотите опубликовать Ваши научные статьи в Украине, буду рада помочь. Пишите на мой электронный адрес: lilshu@mail.ru. Удачи. Шутова Лилия

Balasanian Mariana

Статья посвящена проблеме обретения гендерной толерантности в современной Украине.Рассматриваются причины возникновения языкового сексизма в разных странах, анализируются основные формы его проявления в украинском языке и определяются пути к гендерной толерантности. Тема весьма актуальна и хорошо разработана. Особенно удачно подобран эпиграф к докладу. Спасибо и удачи. Марианна А.Б.
Comments: 11

Eugenia Mincu

Уважаемая Лилия Ивановна, с интересом прочитала Вашу статью. Тема Вашего доклада очень актуальна и болезненна - возникновение языкового сексизма в разных странах. C уважением, Евгения Минку

Redkva Yaroslav Petrovych

Уважаемая Лилия Ивановна! Очень хорошо, что гендерные процессы изучаете на основании академических словарей. Это хорошая "точка отсчета". Только, процессы гендерной толерантности (ввиду отсутствия - пока что - 20 томного акад. сл. укр. языка) очень хорошо можно проследить, считаю намного эффективнее, также на основании обсценной лексики. Например, языковой сексизм очень хорошо представлен в вышедших в последнее время словарях жаргонной и обсценной лексики, которые можно считать сборниками гендерной маркированности (См.: Ставицька Л. Українська мова без табу. Словник нецензурної лексики та її відповідників. - К., 2008. - 454 с.; Ставицька Л. Український жаргон. Словник. - К., 2005. - 494 с.). Конечно, подобная лексика может быть "неудобной" для анализа, но именно в ней и прослеживаются ментальные гендерные процессы в украинском языке. Спасибо Вам. С уважением, Yaroslav Redkva

Suvorova Tetiana

Уважаемая Лилия Ивановна, прочла Вашу статью с огромным удовольствием. Тема гендерной маркированности языка актуальна и хорошо понятна нам как носителям украинского языка. Спасибо, что обратили наше внимание на такие изменения в языке, которые свидетельствуют о смене приоритетов в культурной картине нашего общества. Успехов Вам в перспективном исследовании. С уважением, Татьяна Суворова.

Galina Kontsevaya

Спасибо за актуальный доклад. Гендерные стереотипы усваиваются и через тексты, предписываемые властными институтами. Не анализировали ли Вы влияние гендерных стереотипов на формирование содержания учебников украинского языка? Успехов!

Khlopkov Yuri Ivanovich

Замечательно! Прочел доклад на одном дыхании. Не ожидал, что гендерная лингвистика и языковый сексизм - это такие глубокие научные проблемы. Тему обязательно надо продолжить. Лилия, желаю Вам удачи! Искренне Ваш, Ю. Хлопков

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая Лилия Ивановне! Тема Вашего доклада очень актуальна, фактически она затрагивает нас - всех и каждого - в той или иной мере. Особенно важной мне кажется перспектива дальнейшего перехода к гендерной толерантности, хотя на этом пути надо еще пережить определенные "перегибы палки", в некоторых случаях доходящие до абсурда... Желаю Вам успеха в дальнейшей работе, Залевская Александра Александровна

Yekshembeyeva Lyudmila

Уважаемая Лилия Ивановна! Ваша работа заставила меня вспомнить, как много лет назад я безуспешно пыталась в рамках прагматики языка научить студентку из Южной Кореи ругаться, выражать недовольство и т.п. Не получилось! А виноват всё тот же гендер. Вот Вам еще один аспект - методический. Спасибо за научную обоснованность и доказательность основных положений Вашей статьи. Л.Екшембеева

Hamze Dimitrina

Уважаемая коллега, благодарю Вас сердечно за насыщеный, актуальный и очень перспективный доклад! Проблемы языкового сексизма как отображения гендерной концептуализации и категоризации мира открывает широкое поле для исследователя. Очень радостный и удовлетворяющий факт, что украинский язык имеет весьма богатый „собственный запас лексических и грамматических ресурсов для преодоления языкового неравенства”. С глубоким уважением: Димитрина

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Лилия Ивановна, с интересом прочитал Вашу статью. Особо ценным следует признать фактический материал и наблюдения над активными процессами в сфере гендерных процессов в украинском языке. Использую Ваш материал в лекциях для магистрантов (в курсе Актуальные проблемы современного языкознания"). Я раньше оппозицию "мужской - женский" в наименовании лиц объяснял студентам так: муж. р. - немаркированный (слабый) член оппозиции (служит общим названием), а ж.р. - сильный член оппозиции (жен. пол). Язык толерантен к гендерным оппозициям. Раньше я с некоторым скепсисом относился к термину "гендерная лингвистика". Теперь - толерантно. Благодаря и этой Вашей работе. Желаю Вам удачи Валентин Ли.

Shutova Liliia

Уважаемый Валентин. Спасибо за комментарий к моей статье. Рада, что наши интересы близки и где-то совпадают. Если хотите опубликовать Ваши научные статьи в Украине, буду рада помочь. Пишите на мой электронный адрес: lilshu@mail.ru. Удачи. Шутова Лилия

Balasanian Mariana

Статья посвящена проблеме обретения гендерной толерантности в современной Украине.Рассматриваются причины возникновения языкового сексизма в разных странах, анализируются основные формы его проявления в украинском языке и определяются пути к гендерной толерантности. Тема весьма актуальна и хорошо разработана. Особенно удачно подобран эпиграф к докладу. Спасибо и удачи. Марианна А.Б.
PARTNERS
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.