facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Page translation
 

Философское обоснование объективации субконцепта "Будущее" в трагедии В. Шекспира "Макбет"

Философское обоснование объективации субконцепта "Будущее" в трагедии В. Шекспира "Макбет"
Razumovich Irina, student

Zaporizhia National University, Ukraine

Conference participant

В статье рассматриваются философские принципы, которые лежат в основе объективации субконцепта «Будущее» в трагедии В. Шекспира «Макбет».  Приводится попытка анализа особенностей параметризации субконцепта «Будущее» как составной части концепта «Время» и выделения когнитивных особенностей его интерпретации  автором.

Ключевые слова: концепт, время, будущее, детерминизм, фатализм, мифопоэтика.

The article deals with philosophical issues which serve as a basis for objectivization of the subconcept FUTURE in the tragedy “Macbeth” by W. Shakespeare. An attempt is made to analyze the subconcept FUTURE as a constituent of the concept TIME and determine cognitive peculiarities of its interpretation by the author.

Keywords: concept, future, time, determinism, fatalism, mythopoetics.

 

Языковые структуры в первую очередь фиксируют наивную картину мира и отображают общий фонд первичного феноменологического знания, а прежде всего те данные, которые даны человеку его перцептивным опытом. На уровне чувственного восприятия время представляется человеку как «теперь, в настоящий момент», то есть настоящее, которое является для него непосредственной данностью, будущее и прошлое, - это абстрактные конструкты, которые сложились на основе пространственных представлений о времени. Поэтому проблема концептуализации этих конструктов и философского обоснования их репрезентации в языке является актуальной для современной лингвистической парадигмы.

В целом, можно сказать, что в трагедии «Макбет» концепт «Время» имеет многослойную структуру и его можно условно разделить на несколько субконцептов - «Прошлое», «Настоящее», «Будущее», «Вечность», «Момент», но особенно акцентируется тот отрезок часового вектора, который направлен в будущее, и та плоскость пространства-времени, в которой содержится множество событий, которые еще не произошли, но должны произойти. Акцентуация происходит с помощью мотива пророчества, то есть обращения к гипотетическому феномену прекогниции. Линейная модель времени, которая характеризуется двусторонней направленностью и необратимостью часового потока (который направлен из прошлого через нынешнее в будущее) уступает место дискретной и нелинейной структуре времени, в которой будущее, прошлое и настоящее часто пересекаются.

Философскими принципами конструирования субконцепта «Будущее» в анализируемом произведении являются доктрины детерминизма и фатализма, согласно которым все события уже предрешены и являются неотъемлемыми частями данного времени-пространства. Детерминизм признает общую закономерную связь, считает, что любое явление связано с другими явлениями, которые имели место в прошлом. Философы, которые придерживаются точки зрения детерминизма (А. Бергсон, Б. Спиноза и др.), по-разному понимают характер тех сил или процессов, которые формируют связи между явлениями. Два наиболее распространенных подхода к детерминизму – фатализм и материализм, и именно первый становится философской моделью концептуальной структурации трагедии «Макбет».

Фатализм - религиозная концепция божественного предназначения, согласно которой закономерная связь всех явлений во времени устанавливается или богом, или судьбой. В результате этого концепт «Будущее» оказывается тесно связанным, а иногда даже тождественным с концептом «Судьба».

Так, образы трех ведьм являются аллюзией на мифологему богинь судьбы (древнегреческие Мойры, римские Парки, скандинавские Норны), и даже их основная номинация «weird sisters» аллюзивно вербализует концепт «Судьба» («weird» от древнеанглийского «wyrd» - судьба, назначение, рок). Содержание пророчества, которое делают ведьмы Макбету и Банко, есть не просто озвучиванием их достоверного будущего, а окончательно известным фактом, который подтверждается использованием лексем с ярко выраженной дебитивной модальностью: «Macbeth, thou shalt be king hereafter!» (Акт І, сцена ІІІ), «Thou shalt get kings, though thou be none» (Акт І, сцена ІІІ), «Your children shall be kings»  (Акт І, сцена ІІІ), «You shall be king» (Акт І, сцена ІІІ). Детерминированость  будущего, невозможность свободы выбора и ответственности также акцентируется с помощью глаголов с дебитивной модальностью, преимущественно «must»:  «for't must be done to-night» (Акт ІІІ, сцена І), «Fleance his son…must embrace the fate» (Акт ІІІ, сцена І), «we / Must lave our honours in these flattering streams» (Акт ІІІ, сцена І), «Great business must be wrought ere noon» (Акт ІІІ, сцена V), «I bear a charmed life, which must not yield, / To one of woman born» (Акт І, сцена VIII).

Фатализм в  трагедии «Макбет» не имеет ничего общего с пессимизмом. Фатум в данном случае является достаточно сложной центрируемой системой, в которой будущее и доли каждого отдельного персонажа обусловливаются фатумом главного героя, – Макбета. Так, узнав о том, что судьба наградит его короной («fate and metaphysical aid doth seem / To have thee crown'd withal» (Акт І, сцена V), Макбет решает «приблизить» ожидаемый момент и убивает короля Дункана, а затем через страх перед вторым пророчеством ведьм, уничтожает Банко и т.д. В результате этого концепт «Судьба» приобретает негативные эмоционально-оценочные коннотации: «What should be spoken here, where our fate, hid in an auger-hole, may rush, and seize us?» (Акт ІІ, сцена V), «Fleance his son…must embrace the fate/ Of that dark hour» (Акт ІІІ, сцена І), «Now we'll together; and the chance of goodness  / Be like our warranted quarrel!» (Акт ІІІ, сцена ІІІ).

Апеллирование к концепции фатализма объясняется наличием в трагедии мифологических элементов. Мифопоэтика трагедии строится по условной схеме «человек (Макбет, Банко) – не-человек (ведьмы, привидения) – слово (пророчество) – время-пространство», в которой реальные и мифологические смыслы, реалистичные и фантастические элементы и персонажи, не подлежат четкой  дифференциациии не могут быть противопоставлены, тесно взаимодействуют и обусловливают друг друга. Будущее в трагедии «Макбет» воспринимается сквозь призму мифа и сверхъестественных феноменов. Будущее  неотъемлемо от идеи прогресса, эволюции и оптимистичных качественных изменений. Ведьмы обещают Макбету и Банко значительные перемены к лучшему (Макбет должен стать королем), долговременные позитивные влияния (потомки Банко станут основателями  династии монархов).

Акцентуация будущего, направленность в будущее требуют активности от языкового субъекта, который может самостоятельно узнавать о будущих событиях, предрекать и интерпретировать их:«weird sisters saluted me, and referred me to the coming of time» (Акт II, сцена V), «the three weird sisters…have show'd me truth» (Акт ІІ, сцена І).

Стоит отметить, что такое подчеркивание значимости будущего является не достаточно  характерным для литературы Возрождения, ведь в это время у большинства стран восприятие  было связано с переходом от сельской к городской культуре и характеризовалось освобождением человеческого ума от средневековых догм, которые трактовали настоящее бытие на Земле как временное убежище, а загробную жизнь – как настоящее.Научные изобретения, открытия, развитие экономики, привели к расширению исторических, географических, космографических представлений о человечестве и Вселенной. Земное время, время «здесь и в настоящий момент» признавалось единственно реальным (прошлого уже нет, а будущего еще нет). В трагедии же Шекспира наблюдается противоположное представление о времени: будущее является основным ценностным ориентиром и объектом стремлений персонажей: «To-morrow, and to-morrow, and to-morrow, / Creeps in this petty pace from day to day» (Акт V, сцена V). С будущим связываются оптимистические надежды  («your cause of sorrow / Must not be measured by his worth, for then /  It hath no end» (Акт V, сцена VII)). Для настоящего же характерны негативные коннотации: «Thy letters have transported me beyond / This ignorant present…» (Акт II, сцена V).

Параметризацию субконцепта «Будущее» в трагедии можно рассматривать также учитывая семантику возможных миров, которая является достаточно актуальной проблемой для современной лингвистической парадигмы. Семантика возможных миров как объект лингвистического исследования понимается как ментальный мир, материализованный в языковом знаке, который становится своеобразным сигналом «пределов» миров. Возможные миры, которые порождаются некоторыми синтаксическими и грамматическими конструкциями, позволяют допустить множественность вариаций будущего. Такую миропорождающую функцию выполняют, в первую очередь, условные предложения и конструкции, с модальными глаголами, сравнительными и разъединительными союзами и тому подобное. Среди возможных миров, которые чаще всего наблюдаются в трагедии «Макбет» и коррелируют с субконцептом «Будущее», можно выделить:

·       ментальное пространство возможного мира, которое моделируется с помощью условных конструкций, которые могут иметь несколько потенциально возможных консеквентов:«If it were done when 'tis done, then' t were well /  It were done quickly» (Акт І, сцена VII), «If we should fail?» (Акт І, сцена VII), «if thou didst it, / Thou art the nonpareil» (АктІІІ, сцена IV),«If there come truth from them…» (Акт ІІІ, сцена І). Следует отметить, что, поскольку исходный текст является художественным, возможные консеквенты данных условных конструкций  менее жестко ограничены перечнем допустимых сценариев, которые могут формироваться в сознании субъекта. Этим они отличаются от конструкций, которые моделируют возможные миры в текстах других стилей, где вариативность возможных миров имеет более предсказуемый  характер.

·       мир возможных перспектив, семантическое пространство которого коррелирует с будущим временем  относительно акта его речевой объективации. Мир мнимых перспектив определяется условиями, при которых он мог бы реализоваться:«We would spend it in some words upon that business, / If you would grant the time» (Акт ІІ, сцена І), «If he do bleed, / I'll gild the faces of the grooms withal» (Акт ІІ, сцена ІІ), «If thou be'st slain and with no stroke of mine ,/ My wife and children's ghosts will haunt me still» (Акт V, сценаVII).

·       мир сомнений, догадок и гипотетических предположений, семантическое пространство которого конструируется с помощью модальных слов и глаголов.  Такие модальные сущности, как лексемы «must», «may», «might», «should», «would», «could» и т.д. заставляют мысленное содержание предложений, в которых они используются, коррелировать с семантикой возможных миров. Они выражают степень достоверности того или другого варианта будущего: «That trusted home / Might yet enkindle you unto the crown, / Besides the thane of Cawdor» (Акт І, сцена ІІІ), «And that well might / Advise him to a caution, to hold what distance / His wisdom can provide» (Акт ІІІ, сцена VI), «I should report that which I say I saw, / But known ot how to do it» (АктV, сценаV), «His wonders and his praises do contend / Which should be thine or his» (Акт І, сцена ІІ), «chance may crown me, / Without my stir» (Акт І, сцена ІІ). Высказывания, которые содержат лексемы с дебитивной модальностью, характеризуются наибольшей степенью уверенности в  реальности того или другого события в будущем, тогда как лексемы с потенциальной модальностью выражают лишь предположение достоверности событий. Данному типу возможного мира свойственна онтологическая возможность, ведь он есть когнитивно обусловлен и базируется на знаниях о действительном положении вещей.

·       мир возможных альтернатив. Альтернатива определяется как возможность выбора одного из нескольких возможных вариантов будущих событий: «When shall we three meet again / In thunder, lightning, or in rain?» (Акт І, сцена ІІ), «Sleep shall neither night nor day / Hang upon his pent-house lid» (Акт І, сцена ІІІ), «His wonders and his praises do contend / Which should be thine or his» (Акт І, сцена ІІІ), « thou'ldst never fear the net nor lime, / The pitfall nor the gin» (Акт IV, сценаІІ), «Things at the worst will cease, or else climb upward / To what they were before» (Акт ІІІ, сцена ІІ).

·       мир фиктивных аналогий, который конструируется с помощью сравнений: «his virtues / Will plead like angels, trumpet-tongued, against / The deep damnation of his taking-off» (Акт І, сцена VII). Сравнение, которое вводится союзом «like», является репрезентатором сценария возможного мира, который будто бы «наслаивается» на план содержания предложения, которое отображает действительность.

·       мир реальных аналогий: «But in a sieve I'll thither sail, / And, like a rat without a tail, /  I'll do, I'll do, and I'll do» (Акт І, сцена ІІІ). Мир реальных аналогий отличается высокой степенью онтологической досягаемости, поскольку апеллирует к имеющемуся у говорящего чувственному, социальному и др. опыту.

·       возможный мир, представленный вопросительными предложениями. Как было отмечено выше, любой вопрос порождает потенциальное множественное число ответов на него: «Will she go now tobed?» (АктV, сценаІ), «how wilt thou do for a father?» (Акт ІV, сцена V).

Итак, в качестве вывода можно отметить, что в трагедии «Макбет» субконцепт «Будущее» является одной из частей более сложной когнитивной структуры – концепта «Время». Субконцепт «Будущее» параметризируется на базе философских принципов детерминизма и фатализма, при этом часто в тексте встречаются мифологические мотивы или образы, которые служат аллюзивными репрезентантами субконцепта (например, три ведьмы). Данное исследование представляет значительные перспективы для дальнейшей работы, т.к. более детальное изучение философской базы, на основе которой объективируются  концепты,  позволяет обнаружить особенности их осмысления писателем и  выделить ценностные доминанты, связанные с интерпретациями концепта в его творчестве.

        

Литература:

  1. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека / Н.Д. Арутюнова // М., Языки русской культуры, 1999. – 896 с.
  2. Бабушкин А.П. Возможные миры в семантическом пространстве /А.П. Бабушкин // Монография. Волгоград: Перемена, 2002. – 477 с.
  3. Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры / А. Я. Гуревич. – 2-е изд.,испр. и доп.– М. : Искусство, 1984. – 350 с.
  4. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс/ В.И. Карасик // Волгоград, «Перемена», 2002.– 477 с.
  5. Лосев А.Ф. Античная философия истории / А.Ф. Лосев //М.: Наука, 1977. – 208 с.
Comments: 5

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая Ирина! Вы молодец, прекрасно справились со сложной темой. В дальнейшем, очевидно, полезно будет ознакомиться с обширной научной (филологической) литературой по проблеме времени и специфике ее отображения в разных культурах. Это к тому же и значительная философская проблема, к рассмотрению которой Вы кажетесь мне достаточно подготовленной. Желаю больших успехов в научных изысканиях! Александра Александровна Залевская

Teleutsia Valentyna

Уважаемая Ирина, с большим интересом познакомились с Вашим исследованием. Актуальность исследования обусловлена обращением к изучению одной из важнейших бытийных категорий - категории времени, рассматриваемого через субконцепт "будущее". Очень импонирует стиль изложения, перспективность темы.

Parzulova, Mariyana

Статья - важна и интересна. Цель работы, задачи, объект изучения и углубленный анализ субконцепта "Будущее" как составная часть концепта "Время" в трагедии Шекспира "Макбет“ свидетельствуют о большой способности автора рассматривать хорошо философские проблемы и интерпретировать текст. Тоже самое можно сказать и о других рассматриваемых в работе субконцептах. Все это дает основание сказать, что я согласна с автором, который пишет, что "данное исследование представляет значительные перспективы для дальнейшей работы". От всего сердца желаю коллеге успехов! Марияна Парзулова

Afanasieva Svetlana

Уважаемая Ирина, с большим интересом познакомилась с Вашей статьей, в которой Вы исследуете многослойную структуру концепта «Время» в трагедии Шекспира «Макбет», условно разделяя его на субконцепты «Прошлое», «Настоящее», «Будущее», «Вечность», «Момент». Ваша статья наглядно демонстрирует конструктивность междисциплинарного подхода в исследовании сложной когнитивной структуры – концепта - через его составляющие - субконцепты - как в рамках лингвистической парадигмы, так и в литературоведении (работы И.В. Постоловой (Харьков, Украина) и О.В. Резник (Симферополь, Украина). Большое Вам спасибо. С уважением, Светлана Афанасьева

Jdanova Liubov

исследование, представленное автором, посвящено философскому обоснованию концепции фатализм - время (будущее) - человек в одной из самых загадочных трагедий Шекспира "Макбет" автору удалось раскрыть тему и сделать заявку на дальнейшее исследование.
Comments: 5

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая Ирина! Вы молодец, прекрасно справились со сложной темой. В дальнейшем, очевидно, полезно будет ознакомиться с обширной научной (филологической) литературой по проблеме времени и специфике ее отображения в разных культурах. Это к тому же и значительная философская проблема, к рассмотрению которой Вы кажетесь мне достаточно подготовленной. Желаю больших успехов в научных изысканиях! Александра Александровна Залевская

Teleutsia Valentyna

Уважаемая Ирина, с большим интересом познакомились с Вашим исследованием. Актуальность исследования обусловлена обращением к изучению одной из важнейших бытийных категорий - категории времени, рассматриваемого через субконцепт "будущее". Очень импонирует стиль изложения, перспективность темы.

Parzulova, Mariyana

Статья - важна и интересна. Цель работы, задачи, объект изучения и углубленный анализ субконцепта "Будущее" как составная часть концепта "Время" в трагедии Шекспира "Макбет“ свидетельствуют о большой способности автора рассматривать хорошо философские проблемы и интерпретировать текст. Тоже самое можно сказать и о других рассматриваемых в работе субконцептах. Все это дает основание сказать, что я согласна с автором, который пишет, что "данное исследование представляет значительные перспективы для дальнейшей работы". От всего сердца желаю коллеге успехов! Марияна Парзулова

Afanasieva Svetlana

Уважаемая Ирина, с большим интересом познакомилась с Вашей статьей, в которой Вы исследуете многослойную структуру концепта «Время» в трагедии Шекспира «Макбет», условно разделяя его на субконцепты «Прошлое», «Настоящее», «Будущее», «Вечность», «Момент». Ваша статья наглядно демонстрирует конструктивность междисциплинарного подхода в исследовании сложной когнитивной структуры – концепта - через его составляющие - субконцепты - как в рамках лингвистической парадигмы, так и в литературоведении (работы И.В. Постоловой (Харьков, Украина) и О.В. Резник (Симферополь, Украина). Большое Вам спасибо. С уважением, Светлана Афанасьева

Jdanova Liubov

исследование, представленное автором, посвящено философскому обоснованию концепции фатализм - время (будущее) - человек в одной из самых загадочных трагедий Шекспира "Макбет" автору удалось раскрыть тему и сделать заявку на дальнейшее исследование.
PARTNERS
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.