facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Page translation
 

ЯЗЫКОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ МАНИПУЛИРОВАНИЯ (на примере английских и русских информационных текстов)

ЯЗЫКОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ   МАНИПУЛИРОВАНИЯ  (на примере английских и русских информационных текстов)ЯЗЫКОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ   МАНИПУЛИРОВАНИЯ  (на примере английских и русских информационных текстов)ЯЗЫКОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ   МАНИПУЛИРОВАНИЯ  (на примере английских и русских информационных текстов)ЯЗЫКОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ   МАНИПУЛИРОВАНИЯ  (на примере английских и русских информационных текстов)
Ponomarenko Elena, lecturer, candidate of philology

Peoples’ Friendship University of Russia, Russia

Championship participant: the National Research Analytics Championship - "Russia";

the Open European-Asian Research Analytics Championship;

В статье рассматриваются некоторые языковые механизмы воздействия на аудиторию путем  формирования стереотипов массового сознания в отношении тех или иных стран, событий, явлений общественной и политической жизни, а также отдельных личностей, используемые в британских, американских  и российских средствах массовой информации,   главным образом, в текстах информационных сообщений.

Ключевые слова:языковое манипулирование, манипулятивное воздействие, общественное сознание, идеологема, эмоциональная оценка, эвфемизация.

The paper touches upon some implicit language mechanisms used  by British, American and Russian mass media, particular in news texts, to influence  public opinion  by forming  some specific stereotypes in the minds of the masses while relating to political and social events as well as countries and public figures.

Keywords: language manipulation, manipulative influence, public opinion, emotional evaluation, euphemism.

Основной  функцией информационного жанра является передача информации, однако эта передача редко бывает полностью нейтральной, т.е. абсолютно свободной от элементов воздействия на аудиторию.  Как и все публицистические тексты, тексты информационного жанра  также выполняют функцию воздействия, нацелены на создание у аудитории определенного отношения к передаваемой информации и часто отражают позицию редакции или информационного агентства. При анализе текстов СМИ исследователи пытаются не только понять, как освещаются события, какие лексические средства используются для этого, но и в чьих интересах и как язык влияет на общество  [Beder2004:210; Matheson2005:12].  И это не случайно, поскольку они создаются «в соответствии с определенной идеологической системой и опираются на систему определенных идеологических ценностей» [Попова 2006: 129].  

Как полагают исследователи, в текстах СМИ представлена система «стереотипов массового (общественного) сознания, включенных в круг привычных ассоциаций, достаточно устойчивых независимо от характера интерпретируемого события» [Чернышова 2007: 231]. К таким стереотипам применяется также термин «ключевые слова идеологической системы», или «идеологемы» [Трофимова, Кузнецова 2010: 180]. Н.И. Клушина называет идеологему базовым понятием публицистического дискурса, уточняя, что в основе идеологемы лежит мировоззренчески насыщенное обобщающее слово, чаще всего образное слово, метафора: железный занавес, империя зла, ось зла, холодная война и пр. [Клушина 2008: 93–95].

Языковое воздействие на общественное сознание может проявляться в открытой и скрытой формах. В последние десятилетия все большее значение и актуальность приобретают скрытые формы воздействия. Наиболее распространенным и эффективным видом скрытого воздействия на общественное сознание выступает языковое манипулирование. Ряд исследователей [Михальская 2001; Данилова 2009] считают манипулятивное воздействие одной из важнейших функций СМИ наряду с информационной, образовательной и рекламной. Под языковым манипулированием они понимают «скрытое языковое воздействие на адресата, намеренно вводящее его в заблуждение относительно замысла или содержания речи, осуществленное на трех уровнях: индивидуальном, групповом и массовом» [Данилова 2009: 12].

В процессе создания текста авторы манипуляционного дискурса часто выбирают из семантического поля наиболее нейтральное слово, однако даже нейтральное слово в определенном контексте может выполнять воздействующую роль, так как по контрасту со словом с ярко выраженной отрицательной коннотацией оно в скрытой форме передает позитивную оценку данного издания, отражая позицию всей идеологической системы, и наоборот, при описании событий, осуждаемых данной системой, выбираются эмоционально окрашенные слова с отрицательными коннотациями. Ср.: миротворческий контингент карательные (оккупационные) войска, peacemakersaggressors. Это наиболее ярко проявляется в словосочетаниях с политико-оценочными коннотациями в текстах, освещающих столкновения интересов политических партий, различные военные конфликты, террористические акты и т. д.

В качестве иллюстрации приведем результаты анализа информационных материалов о взрывах в метро в июле 2005 года в Лондоне и в марте 2010 года в Москве, размещенных на сайте BBC News (www.bbc.co.uk/news). Хотя данные события были так ужасающе похожи(оба взрыва произошли утром на нескольких станциях двух столиц, врезультате были десятки погибших и раненых), тональность этих сообщенийи расстановка акцентов существенно различаются. Отношение к взрывам в Лондоне и к их исполнителям однозначное – это был террористический акт, исполнителей которого ждет суровое наказание. Тот факт, что в Лондоне имел место именно террористический акт, заявлен уже в самом заголовке – London rocked by terror attack. В тексте информационного сообщения слова terrorist, terror повторяются несколько раз: приводятся слова премьер-министра Тони Блэра, заявившего, что совершенно ясно, что имел место ряд террористических актов: “Itwas“ reasonably clearthere had been series of  terrorist attacks, также он сказал: «Мы не пойдем на уступки террористам, мы их найдем, и они предстанут перед судом» (“We will not yield to these terrorists, we will find them, we will bring them to justice”). Цитируются слова президента Джорджа Буша, который заявил, что война с террором продолжается (the war on terror goes on).  В сообщении дается явная эмоциональная оценка данному событию, для чего используется слово barbaric (дикий, варварский, первобытный) и подчеркивается, что «особенно дико» (particularly barbaric), что это зверство было запланировано на время проведения саммита «Большой восьмерки», которая собралась, чтобы попытаться помочь решить вопросы бедности в Африке (“It’s particularly barbaric that this has happened on a day when people are meeting to try to help the problems of poverty in Africa”). Таким образом, здесь имплицитно противопоставляются варвары и цивилизованный мир, который несет добро.

В сообщении о взрывах в московском метро слов terroristterror нет ни в заголовке, ни в самом тексте. Вместо них встречаем suicide bombings, suicide bomb attacks, suicide bombers, militant groups. Сообщается, что российские службы безопасности связывают подорвавшихся в метро с военизированными группировками (militant groupsна Северном Кавказе и отмечается, что предыдущие взрывы смертников в столице были осуществлены исламистскими повстанцами (Islamist rebels), которые борются за независимость Чечни от России (fighting for independence from Russiain Chechnya). И даже это утверждение, очевидно, представляется автору этих строк слишком категоричным, так как после глагола «совершили» он добавляет «или на них была возложена вина» (Past suicide bombings in thе сapital have been  carried out by or blamed on  Islamist rebels fighting for  independence from  Russiain Chechnya).  Итак, если взрывы в лондонском метро однозначно совершили варвары-террористы, которые бросают вызов всему цивилизованному миру и с которыми ведется война, то в Москве это были «борцы за независимость», действия которых могут вызвать у читателей неоднозначное отношение – как осуждение, так и сочувствие.

Аналогичное наблюдение сделал писатель Ник Перумов, живущий в США, который сообщил интернет-телеканалу Russia.ru, какой была реакция американских и английских СМИ на взрывы, прогремевшие в московском метро: «В США, в стране, которая сама пережила тяжелый террористический акт, случившееся вызвало плохо скрываемое злорадство. Достаточно открыть редакционную статью газеты The New York Times, чтобы прочитать все тот же клишированный набор фраз о “чеченских борцах за свободу”, которых никогда не называют террористами – только rebels – повстанцы, восставшие, партизаны, которые, таким образом, вводятся в благородный контекст» (www.vz.ru/news/2010/4/5/389947.html).

Примеры подобного манипулирования общественным мнением не единичны. В информационном сообщении, опубликованном в газете The New York Times 1 апреля 2010 года, главарь террористической группировки Дока Умаров, взявший на себя ответственность за взрывы в московском метро, описывается как сhechen rebel warlord (чеченский полевой командир), warlord (верховный глава армии, полководец, военачальник), a militarleader (военный командир), self-styledemir (самопровозглашенный эмир), president of the unrecognized independent Chechen Republic of Ichkeria (президент непризнанной независимой республики Ичкерии), warrior (воин), key leader (ключевая фигура). Все эти определения даются с положительно-оценочной коннотацией. Рассмотрим на примере:  A Chechen rebel warlord and “self-styled” emir of Russia’s seething North Caucasus region has claimed responsibility for the Moscow metro bombings, which killed3 9 people Monday. He warned of more attacks to come. Doku Umarov – whose own violent path has traced a transition from nationalist rebel and president of the unrecognized independent Chechen Republic of Ichkeria to Islamist warrior who aspires to lead all Muslims of the region away from Russian rule – is emerging from the shadows as the key leader of a loose confederation of Islamist groups who are fighting against Moscow and its local proxies across Russia's turbulent and mainly-Muslim southern flank known as the North Caucasus (The New York Times, 1.04.2010)

То же видим в информационных сообщениях о террористическом акте в аэропорту Домодедово, произошедшем в январе 2011 года: Лидер северокавказских боевиков Доку Умаров взял на себя ответственность  за теракт в московском аэропорту «Домодедово» (www.lenta.ru/news / 08.02.2011); Chechen warlord Doku Umarov has claimed responsibility for last month’s suicide bombing at a Moscow airport; Doku Umarov is the Chechen separatist warlord most closely linked to recent deadly attacks on Russia (www.bbc.co.uk/news/30.03.2011).

На сайте BBC в тексте, в котором перечисляются зверства, совершенные Умаровым, и называется число жертв (в том числе во время захвата школы в Беслане, где погибло более 300 человек), встречаем многократное Mr Umarov, что представляется кощунственным при всем уважении к английскому этикету. Например: Mr Umarovis also said to have ordered the November 2009 bombing of a train from Moscow to St Petersburg that claimed 26 lives (www.bbc.co.uk/.../world / 08.02.2011). Таким образом, несмотря на то что англоязычные СМИ информируют аудиторию обо всех преступлениях Умарова, они имплицитно формируют вполне нейтральное к нему отношение, в то время как российские СМИ, как правило, через эмоционально-оценочные средства прямо выражают свое резко отрицательное отношение.[Ларина, Озюменко, Пономаренко 2011:  44]:

Языковые средства воздействия широко используются для того, чтобы формировать у аудитории не только отношение к отдельным деятелям, но и к целым странам, а также проводимой ими политике. Так, факт отделения Абхазиии Северной Осетии от Грузии фиксируется в регулярном использовании в СМИ прилагательного breakaway (отколовшиеся), в результате чего breakaway regions, а затем и breakaway republics стали штампами: Russia signs treaties with Georgia’s breakaway regions (www.voanews.com/english/news); Venezuela today recognized the independence of Georgia’s two breakaway republics of South Ossetia and Abkhazia, in an unexpected move that delighted Russia but provoked a vituperative response from Georgia (The Guardian, 09.10.2009).

С 1990-х годов во время президентства Билла Клинтона для обозначения стран, враждебно настроенных к США и не находящихся в фарватере американской политики (Иран, Ирак, Северная Корея, Афганистан, Ливия, Югославия), администрация США стала употреблять словосочетания rogue states и rogue countries, быстро подхваченные средствами массовой информации. В конце президентского срока Билла Клинтона его администрация стала использовать более мягкий термин states of concern (страны, вызывающие озабоченность), однако во времена администрации Джорджа Буша понятие rogue countries было возрождено, а затем заменено на еще более сильное – axis of evil (ось зла).

Несмотря на то что выражения roguestatesи аxis of evil подвергаются резкой критике со стороны ряда политических, общественных деятелей и ученых, которые называют их шовинистическими, в англоязычных средствах массовой информации они широко используются и стали политическими штампами: US to take North Korea off rogue states list and lift sanctions (The Guardian, 26.07.2008); Of all the countries on the US list of so-called rogue states”, the case is the weakest for Cuba 
(http://news.bbc.co.uk/ 20.12.2003);

Говоря о средствах скрытого языкового воздействия на массовое сознание, используемых СМИ, нельзя не упомянуть также эвфемизмы – эмоционально нейтральные слова или выражения, употребляемые вместо синонимичных слов или выражений, представляющихся говорящему нежелательными, не вполне вежливыми, неприличными. Эвфемизмы представляют собой способ непрямого и смягченного обозначения предмета, свойства, действия или явления. Таким образом, эвфемизация – понятие не столько языковое, сколько социальное, а когда речь идет о публицистическом или политическом дискурсах – идеологическое. Эвфемизация, по наблюдению исследователей, выполняет две основные функции – используется как средство смягчения, понижения грубости и как средство сокрытия истины [Земская 2004: 529]. В качестве манипулятивного средства в текстах СМИ эвфемизмы выполняют, как правило, вторую функцию.

В русских информационных текстах многие понятия заменены эвфемизмами, которые уже стали неотъемлемой частью новостной лексики. Вместо зловещего слова война, как мы уже отмечали, используются нейтральные конфликт, операция, а также спецоперация, миротворческая операция илинаведение конституционного порядка. В армии расследуются не факты издевательств старослужащих над новобранцами, а неуставные отношения, боевиков не убивают, а ликвидируют и т. д.

В английских СМИ эвфемизация также широко распространенное явление. Как и в русском языке, вместо to kill (убить) употребляется to eliminate (ликвидировать, устранить), вместо killing neutralisation, neutralization (нейтрализация), что означает «устранение угрозы путем убийства или разрушения, особенно в тайных или военных операциях» (the removal of threat by killing or destroying it especially in covert operation or military operation [Merrian Webster Dictionary]). Вместо regime overthrow (свержение режима), в случае, если этот факт получает официальное одобрение, употребляется нейтральное regime change (смена режима), вместо deserting (дезертир) появился эвфемизм un-volunteering (букв. «недоброволец»), вместо refugee (беженец) – internally displaced person (временно перемещенное лицо).

Во время войны во Вьетнаме получило распространение эвфемическое выражение collateral damage(букв. «побочный ущерб»), которое используется в отношении мирных жителей, погибших во время войны или военных операций, например: The bombs were aimed at military targets but there was some  collateral damage to civilian areas. Данное выражение широко осуждается общественностью за его циничный скрытый смысл и приводится в качестве примера двойных стандартов, когда убийство, названное другим словом, якобы перестает быть убийством.  Примером двойных стандартов в отношении  России со  стороны западного сообщества,  как заявил директор Фонда исследования проблем демократии М. Григорьев, является  довольно невысокий ажиотаж в мире вокруг ареста  продюсера скандального фильма «Невиновность мусульман», особенно в сравнении с тем резонансом, который вызвал процесс  над  PussyRiot. Комментируя  этидвасобытия, встатье U.S. Government supports Pussy Riot (but not ‘Innocence of Muslims’) от 16 сентября 2012, американский профессор политических наук М.Философ пишет: «I noticed an interesting contradiction between the way the U.S. government reacted to the jail sentences handed down to Russian punk activists "Pussy Riot" and the way it responded to the YouTube video "Innocence of Muslims"…».  Далее он цитирует заявление Государственного департамента США в  ответ  наприговор, вынесенный группе Pussy Riot: ‘The United States is concerned about both the verdict and the disproportionate sentences handed down by a Moscow court in the case against the members of the band Pussy Riot and the negative impact on freedom of expression in Russia. We urge Russian authorities to review this case and ensure that the right to freedom of expression is upheld.’Напротив,  Госсекретарь США, продолжает автор,  говоря о видео "Innocence ofMuslims", пел совсем другую песню «sang a very different tune»: ‘The United States government absolutely rejects the content and message [of the video]… to us, to me personally, this video is disgusting and reprehensible’ (www.american.thinker.com 16.09.2012). Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин заявил, что «в случае с Pussy Riot Соединенные Штаты явно показали, что являются не объективными наблюдателями, а  “заинтересованными и весьма ангажированными участниками процесса”» (www.ria.news. 28.09.2012).

В данной статье  рассмотрены  некоторые  способы скрытого воздействия на общественное мнение, используемые в СМИ, ограничившись в основном текстами информационных сообщений. Языковое  манипулирование  представляет собой мощнейший коммуникативный ресурс. Проблема интерпретации событий  представляется довольно важной, поскольку именно под воздействием СМИ в сознании  аудитории «могут совершаться различные медиаморфозы, внушающие ложные представления о жизненных явлениях и процессах» [Землянова 2004:202]. В связи с усилением функции воздействия, наблюдаемого в современных средствах массовой информации, журналисты ищут новые приемы, привлекают новые языковые средства с целью привлечения внимания к тем или иным фактам действительности и формирования определенного к ним отношения. 

Литература:

  • 1. Данилова А.А.  Манипулирование  словом в средствах массовой информации. – М.: «Добросвет», «Издательство» “   КДУ”», 2009 – 234 с.
  • 2. Земская  Е.А.Язык как деятельность. Морфема. Слово. Речь. М.: Языки славянской культуры,  2004.
  • 3. Землянова Л.Д. Коммуникативистика и средства информации: Англо-русский толковы        
  • словарь концепций и терминов. – М.: Изд-во Моск. ун-та,  2004. - 416 с.
  • 4. Клушина Н.И.Стилистика публицистического текста. М., 2008.
  • 5.Михальская А.К. Язык российских СМИ как манипулирующая   система // Язык СМИ как объект междисциплинарного        исследования. Тезисы докладов международной научной конференции. - М.: Добросвет, 2001- 216 с.
  • 6. Попова Т.И.Жанровая дифференциация, отбор языковых средств в публицистике: Речевая агрессия  и речевая манипуляция в СМИ // Русский язык и культура речи: Учебник для технических вузов / Под ред. В.И. Максимова и А.В. Голубевой. М., 2006.
  • 7. Трофимова О.В., Кузнецова Н.В.Публицистический текст: Лингвистический анализ: Уч. пособие. – М.: Флинта, Наука, 2010.
  • 8. Чернышова Т.В.Тексты СМИ в ментально-языковом пространстве современной России. –  М.: ЛКИ, 2007.
  • 9. Matheson D. Media Discourses  - England: Open University Press, 2005. – 206 p.
  • 10. Beder S. Moulding and Manipulating the News, in Controversies in Environmental Sociology - Cambridge University Press, Melbourne, 2004, pp. 204-220.
  • 11.  Merriam-Webster Dictionary http://www.merriam-webster.com/dictionary.
0
Your rating: None Average: 7.3 (9 votes)
Comments: 22

Evstafyeva Anna

Dear Elena Borisovna, let me express my sincere gratitude for a challenging and essential report. The subject of manipulation practices in the media is closely related to the area of my scientific interests. As a researcher of hate speech in the mass media I cannot help but approach your report censoriously. It’s not because I’m mean at heart, but because 1) I do care, 2) I’ve read it thoroughly, not browsed. On the word «terrorist».This is way too direct nomination. Way too much. I’ve once published an article with references to journalistic texts, where the word «terrorist» appeared – the security service promptly made these pages to exist no more in the Internet… The words «terrorist», «terrorism» having been published in the media may play havoc. Don’t be confused with a masterly use of euphemisms and dysphemisms by the foreign mass media. The Russians have it too: our man is an «разведчик» / «intelligence man», their man is a «шпион» / «spy»; we are «уступаем сопернику» / «inferior to the rival», and they «терпят поражение» / «suffer a defeat»…. The key point here is a culturological “friend-or-foe” opposition. This is where to start from… I have several questions to you: 1. Where is the actual description of linguistic manipulation toolsin your report? It’s not there… There are only paragraphs about euphemisms… You’ve got a top-notch illustrative material, but not a word said about tools of influence, manipulation techniques, and methods of zombification… Excuse me for being blunt, but the subject of your research has not been considered from the scientific point of view. 2. I don’t quite understand why would you quote an opinion of Nick Perumov, a little-known writer? If Nick Perumov had undertaken a specific monitoring of the media resulting in statistical data available, please give me a reference to those. Let me renew my apologies for having been harsh.

Ponomarenko Elena Borisovna

Dear Ann, I would like to thank you for your comment and try to answer some questions. In my search work I conducted a comparative research of English and Russian news texts, which revealed some changes in language of English and Russian news text observed at the present stage, their structural, semantic, stylistic and functional characteristics. It shows some implicit language mechanisms used by British, American and Russian mass media to influence public opinion. That why, at the beginning of my report I emphasize that despite the fact that the main function of informational messages - informative, both in English and in Russian means are used to manipulate public consciousness. So it wasn’t my purpose to describe the impact of the tools and methods of manipulation techniques in my work zombie. I think it is a topic of another research in feature . As to the word ‘terrorist’, it is known that the leadership of the BBC banned their employees to use the word ‘terrorist’, but the mass media stories shows us a different picture. This report was publish in 16 August 1998 for BBC employees ‘THE USE OF LANGUAGE WHEN REPORTING TERRORISM’ «The value judgements frequently implicit in the use of the words "terrorist" or "terrorist group" can create inconsistency in their use or, to audiences, raise doubts about our impartiality. For example, the bombing of a bus in London was carried out by "terrorists", but the bombing of a bus in Israel was perpetrated by a "suicide bomber". Or again, "terrorists" in London bombed a tube train, but "insurgents" in Iraq have "assassinated" the Egyptian ambassador. The use of the words can imply judgement where there is no clear consensus about the legitimacy of militant political groups. Have we assessed the merits of the different perpetrators' cause, the acts of the different Governments against the perpetrators, or even the value of civilian lives further from home? We must be careful not to give the impression that we have come to some kind of implicit -and unwarranted - value judgement. Some will argue that certain events are so evidently acts of terror (and, therefore, perpetrated by "terrorists") that those descriptions are reasonable, and non-judgemental. However, the language we choose to use in reporting one incident cannot be considered in isolation from our reporting of other stories. So to use the word in incidents which we may consider obvious creates difficulties for less clear-cut incidents.As David Spaull, then-Editor of World Service News wrote in 1988: "Accepting that there are some actions which most people would recognise as a terrorist act- the hand grenade thrown into a cr?che, the airport queue machine-gunned - we should still avoid the word. In the first place, our audience is as perceptive as we are, and can make up their own minds without being provided with labels. In the second place, there are actions which are not quite so clearly terrorism and we should not be forced into the position of having to make value judgements on each event". (From "Newsroom Policy on Neutral Language and Terrorism”, David Spaull, (former) Editor, World Service News 1988) The Western press is largely avoiding the term “terrorist” when speaking of the blond, blue-eyed, Christian attacker, Anders Behring Breivik, who is now in custody after being picked up by the police. The term “terrorist attack” is also absent from the headlines of our country’s major media outlets. (See the lead articles on The Washington Post, the New York Times, and the Wall Street Journal.) Does anyone have a shred of doubt that these attacks — politically-motivated acts of violence against unarmed civilians — would be trumpeted as an “act of terrorism,” and its perpetrator as a “terrorist”. The last example the article ‘Obama Considers Libya Assault A ‘Terrorist Attack,’ White House Says’ ( 09.26.2012) White House Press Secretary Jay Carney confirmed today that the president believes the deadly assault on the U.S. consulate in Benghazi was a “terrorist attack,” a term Obama has not yet used in his characterization of the violence. “It is our view as an administration, the president’s view, that it was a terrorist attack,” Carney told reporters. Thanks a lot for you questions. My best wishes. Ponomarenko Elena Borisovna

Evstafyeva Anna

Thank you very much for such exhaustive information and with the citations yet! You’ve got a challenging and topical vector of research. From now on I consider you a twin soul due to the mutual passion for monitoring related to a search for words. I’ve got your point now. You write about extralinguistic impact on texts in the western media, while the caption of the article as it was formulated, evoke my expectations of finding precisely linguistic tools for speech manipulation, results of work with the use of capabilities of the comparative linguistics and quotes from the media not only in English, but also in Russian. Probably, the issue is about my stereotyped concept of texts containing the analysis of speech manipulations, and in my whim to find only what I’m looking for ignoring what is actually in front of my eyes. It was a pleasure having this conversation with you!

Plotnikowa Anna Alekseevna

Здравствуйте, Елена Борисовна! Спасибо за интересный и очень показательный материал на острую, актуальную тему - языкового манипулирования в СМИ. Она вызывает несомненный интерес. Выделены и наглядно продемонстрированы способы манипулятивного воздействия на адресата, особенно ценно то, что обозначены типы объектов, о которых формируется определенное мнение в массовом сознании - событие, личность, государство. Актуальным процессом в современной массовой коммуникации является стереотипизация текстов (которая входит в сферу моих научных интересов только на материале беллитристического дискурса Интернета), в статье демонстрируется, как она используется в новостных сообщениях. Мне очень понравилось, как Вы описали механизм изменения коннатотивного значения в негативном и позитивном контекстах. Хотелось бы уточнить пару вопросов, в основном, терминологического характера: 1) в чем принципиальное отличие лексического эвфемизма от "выбора из семантического поля нейтрального слова", например, в случае "свержение режима" - "смена режима"? 2) имеется ли специальный термин для обозначения тактики выбора нейтральной лексики в негативном контексте, в результате которой нейтральное обозначение явления приобретает положительную коннотацию.

Ponomarenko Elena Borisovna

Уважаемая Анна Алексеевна! Спасибо за интересные вопросы. Постараюсь ответить. Известно, что языковая оценка может быть трех видов: мелиоративной (положительной), нейтральной (нулевой) и пейоративной (отрицательной). Поскольку задачей скрытого языкового воздействия служит формирование определенного отношения аудитории к тому или иному социальному или политическому явлению, то воздействие основано на привнесении в лексическую единицу новых смыслов, коннотаций или на выборе семантически близкого по смыслу слова, содержащего, в зависимости от цели автора, либо пейоративный, либо мейоративный эмоционально-оценочный компонент. Выбор нужной языковой единицы обеспечивается наличием развернутого синонимического ряда. Синонимы часто являются стилистически маркированными, различаются эмоционально-экспрессивной окраской, оценочными характеристиками. Так, семантическое поле английского слова war (война) включает следующие существительные: war, warfare, fighting, civil war, conflict, battle, skirmish, action, engagement, brush и т.д. (война, столкновение, сражение, гражданская война, вооруженный конфликт, битва, ) Употребляя слова war (война) и конфликт для наименования одних и тех же событий, журналисты по-разному расставляют смысловые акценты в тексте, формируют у своих читателей (слушателей) определенное к ним отношение. К семантическим процессам в лексике относится и процесс деполитизации и деидеологизации некоторых групп слов. Происходит освобождение семантики слов от политических и идеологических установок. Например, слова коммерсант, эмигрант лишились отрицательной окраски. Современную английскую лексику отличают многозначность и полисемия, развивающаяся в новом контексте, когда давно известное и распространенное слово (лексема) приобретает совсем другое, новое значение (одно или несколько), способное преобладать над старым смыслом или даже вытеснить его. Однако употребление многозначных слов во многом зависит от социального и профессионального менталитета говорящего, от уровня его образования, этнического происхождения и возраста, а на появление полисемии влияет целый ряд факторов, и не только лингвистических, но и социальных, культурных, этнических и психологических. Например, ставшее широко известным после аварии на атомной электростанции в Японии слово meltdown (расплавление) в другом контексте приобретает значение «кризис»: The United States and Russia are trying to avoid the spy row from escalating into a diplomatic meltdown («дипломатический кризис») . После размещения секретной информации на сайте WikiLeaks стали использовать выражение foreign policy meltdown («кризис во внешней политике»). В сообщениях на экономическую тематику встречаем global economic meltdown («глобальный экономический кризис»). Что касается эвфемизмов, считается это более мягкое слово, заменяющее более грубое. А синоним, как известно, это слово, аналогичное по смыслу, но другое по звучанию. Однако, ряд исследователей рассматривают эвфемизмы как стилистические синонимы, наделенные экспрессивной оценочной коннотацией, пологая, что эвфемизмы все же должны обладать положительной коннотацией, а синонимы можно расположить в порядке убывания. Словосочетания regime overthrow (свержение режима) подразумевает свержение режима насильственным путем, часто заменяется на более мягкое regime change (смена режима) в американских СМИ. С уважением Пономаренко Елена Борисовна.

Marina Rostislavovna Zheltukhina

Уважаемая Елена Борисовна! Ваша статья посвящена очень актуальной проблеме совеременного общества - проблеме информатизации. СМИ особенно в нескончаемом информационном потоке чувствуют себя уверенно, реализуя цели определенных общественно-политических и экономических групп. Тем самым манипуляция становится мощным рычагом воздействия на сознание адресата. Проблеме медиавоздействия на сознания адресата посвящены многие мои исследования (Желтухина М.Р. Тропологическая суггестивность массмедиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ: монография. М.: Ин-т языкоз. РАН; Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2003. 656 с. Желтухина М.Р. Роль информации в медиадискурсе // Вестник ЦМО МГУ. 2010. № 3. С. 12–18.; Желтухина М.Р. Вербальное медиавоздействие на политическое сознание в кризисной ситуации // Вестник ЦМО МГУ. 2011. № 3. С. 7–12.; Желтухина М.Р. Маркеры суггестивного влияния на адресата в современном медиадискурсе. Волгоград: ШАМ АО, 2011). Ваша статья характеризуется новизной,теоретической значимостью и практической ценностью. Все тезисы подкреплены яркими примерами с достаточными комментариями. Работа очень перспективна. Хотелось бы уточнить, какой еще материал ВЫ рассматриваете в сопоставительном англо-русском аспекте? Какими средствами пользуются СМИ для манипулирования сознанием адресата? Какую роль играет метафора? Спасибо за сообщение! Успехов и удачи!

Ponomarenko Elena Borisovna

Уважаемая Марина Ростиславовна! Огромное спасибо за Ваш комментарий и высокую оценку мой работы. Я знаю Ваши работы и мне говорили о них на конференции в МГУ в ноябре месяце. Я с вами полностью согласна, что «сегодня особенно актуально проблема экологичности медиадискурса» [Желтухина 2011]. В мой работе я провела комплексный сопоставительный анализ современных английских и русских информационных текстов: сопоставила их структурные, семантико-стилистические и функциональные особенности, семантику и функции заголовков, сравнила жанровую классификацию как английских, так и русских текстов, средства стандартизации и экспрессии, выявила скрытые механизмы манипуляции общественным мнением в английских и русских информационных текстах. Языковое манипулирование реализуется при помощи различных языковых средств. Наиболее важны среди них слова с эмоционально-оценочным компонентом, идиомы, метафоры и эвфемизмы, многочисленные заимствования. Идиоматические и метафорические выражения являются не только средством речевой выразительности и обладают мощным приемом убеждения и используются с целью манипуляции. Поскольку задачей скрытого языкового воздействия служит формирование определенного отношения аудитории к тому или иному социальному или политическому явлению, событию, факту, политическому или общественному деятелю, то воздействие основано на привнесении в лексическую единицу новых смыслов, коннотаций или на выборе семантически близкого по смыслу слова, содержащего, в зависимости от цели автора, либо пейоративный, либо мейоративный эмоционально-оценочный компонент. Выбор нужной языковой единицы обеспечивается наличием развернутого синонимического ряда. Синонимы часто являются стилистически маркированными, различаются эмоционально-экспрессивной окраской, оценочными характеристиками. Спасибо Вам. С уважением Пономаренко Елена Борисовна

Marina Rostislavovna Zheltukhina

Уважаемая Елена Борисовна! Спасибо за обстоятельный ответ! Мы с Вами друг друга очень хорошо понимаем, поскольку проблема эффективного воздействия на адресата особенно через СМИ волнует нас обеих. Желаю Вам успехов и удачи! Буду рада сотрудничеству! Ваша Марина Ростиславовна

Marina Rostislavovna Zheltukhina

Уважаемая Елена Борисовна! Ваша статья посвящена очень актуальной проблеме совеременного общества - проблеме информатизации. СМИ особенно в нескончаемом информационном потоке чувствуют себя уверенно, реализуя цели определенных общественно-политических и экономических групп. Тем самым манипуляция становится мощным рычагом воздействия на сознание адресата. Проблеме медиавоздействия на сознания адресата посвящены многие мои исследования (Желтухина М.Р. Тропологическая суггестивность массмедиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ: монография. М.: Ин-т языкоз. РАН; Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2003. 656 с. Желтухина М.Р. Роль информации в медиадискурсе // Вестник ЦМО МГУ. 2010. № 3. С. 12–18.; Желтухина М.Р. Вербальное медиавоздействие на политическое сознание в кризисной ситуации // Вестник ЦМО МГУ. 2011. № 3. С. 7–12.; Желтухина М.Р. Маркеры суггестивного влияния на адресата в современном медиадискурсе. Волгоград: ШАМ АО, 2011). Ваша статья характеризуется новизной,теоретической значимостью и практической ценностью. Все тезисы подкреплены яркими примерами с достаточными комментариями. Работа очень перспективна. Хотелось бы уточнить, какой еще материал ВЫ рассматриваете в сопоставительном англо-русском аспекте? Какими средствами пользуются СМИ для манипулирования сознанием адресата. Какую роль играет метафора? Спасибо за сообщение! Успехов и удачи!

Galina Kontsevaya

Статья актуальна, так как языковое манипулирование в современных СМИ "представляет собой мощнейший коммуникативный ресурс". Автором рассмотрены некоторые средства скрытого языкового воздействия на общественное сознание. Данная работа интересна не только для лингвистов, но и для рядовых читателей, так как в ней очень доступно показаны способы вербального воздействия на в текстах информационных сообщений. Благодарна Вам за интересный доклад. Поле для исследования избранной Вами темы широкое. Успехов!!!!

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Елена Борисовна, с большим интересом прочитал Ваш доклад. Он еще раз подтверждает знаменитое положение Мартина Хайдеггера о том, что "язык - дом Бытия". Человек, действительно, живет в этом Доме, и часто этот дом создает кто-то другой. В этом проявляется миротворящая сила языка. Современные СМИ научились прекрасно манипулировать общественным сознанием. Вы это хорошо продемонстрировали на интересном фактическом материале. Вы правы, что порой все зависит от той идеологемы, которой следует то или иное издание. Ведь мы сначала выбирает то или иное слово (концепт) и лишь потом истолковываем определенное событие или явление, т.е. "в начале было слово". И в конце опять слово. Вспомнил слова Маршака в его переводе английского поэта Харингтона "Мятеж не может кончиться удачей. В противном случае назовут его иначе". Ваш материал убедительно подтверждает положение о ведущей роли коммуникативной стратегии, выбираемой тем или иным СМИ. А коммуникативные (речевые) тактики Вы прекрасно описали. Хотелось бы видеть в Вашей работе материал о языковом манипулировании в российских оппозиционных СМИ. Спасибо за интересный доклад. С пожеланием успехов в Вашей научной работе Валентин Ли.

Ponomarenko Elena Borisovna

Уважаемый Валентин Сергеевич! Спасибо огромное за Ваш комментарий. В своей работе я рассматривала тексты английских и русских информационных сообщений на материале качественных изданий. Что касается материала о языковом манипулировании в российских оппозиционных СМИ, тема очень интересная и актуальная особенно в наши дни, так как комплекс стратегий, тактик и методов манипуляции массовым читателем непрерывно развивается и совершенствуется. Я думаю, что это тема нового исследования. Спасибо за совет. Вы привели замечательное положение Мартина Хайдеггера о том, что "язык - дом Бытия". В ответ, привожу отрывок нашего современника Сергея Маркуса. Он пишет о бережном отношении к языку, что так не хватает современным СМИ. С уважением Пономаренко Елена Борисовна Тропою слов ведёт нас всех язык В мир будущий сквозь опыт поколений. Его нельзя забыть, предать, продать - Иначе это будет преступленьем Пред миллионом наших праотцов, Которые по звукам собирали В картину мира россыпи из слов – И тайну эту внукам передали. Любой язык бесценен и красив, В нём новое природы отраженье. Владеющий умело им – счастлив: Дом бытия распахнут в удивление Тому, кто с материнским молоком Впитал всю мудрость, музыку народа. Ему открыто Небо, как букварь. Как сына, его примет Мать-природа.

Evstafyeva Anna

… The Russian media have written enough about tampering with language. The theses have been defended and monographs published... In particular, in my defended thesis I have also paid a great deal of attention to this matter by introducing my own classification of linguistic manipulation for hate speech.Furthermore, the oldest source I came across was a book named “The Art of Polemics” by S. I. Povarnin. Consider this – the book has been reissued many times since the end of the 19th century! So, the advice by Valentin Sergeyevich Lee to write an article on the practices of linguistic manipulation specifically in the Russian media is irrelevant. Even if it is relevant, it may only be meant as an advice to establish a well-knit (!) classification of these practices. However, no one has succeeded in that since Povarnin...

Plotnikowa Anna Alekseevna

Очень интересные цитаты в комментариях! Получаю истинное удовольствие от них! Присоединяюсь к реплике Валентина Сергеевича, любопытно, будет ли отличаться системе языковых приемов манипулирования в российской оппозиционной прессе или она универсальна? Вопрос не требует сиюминутного ответа, Вы справедливо отмечаете, что это тема отдельного и специального изучения.

Hamze Dimitrina

Интересная и очень актуальная проблематика. Я бы порекомендовала в дальнейшем расширение диапазона языковых средств манипулирования к роли иронии, метафоры, сравнения, паремии в рассматриванном контексте. Все таки, мне кажется, что неутральный тон в публицистике не совсем неуместный и неконечно свидетельствует об интенции говорящего (продуцента) оказать определенное (демагогичное) воздействие на аудиторию, потому что экспресивный дискурс всегда можно интерпретировать как манипуляцию, несмотря на характер и „окрашенность” политических и идеологических взглядов. Комментарии разного (даже противоположного) типа одного и тоже события одинаково воспринимаемые как идеологическую манипуляцию сознанием в зависимости от политических и духовных убеждений рецепиента. Каждая „императивная” ингеренция (вмешательство) избыточного пафоса в интелектуальную и эмоциональную (психо-интелектуальную) зону адресата – манипуляция, отнимание права мышления и собственной оценки. Неутральность высказывания надо становится одной из номиналий (репрезантемой) публицистичного стилья (не учитывая памфлет, сатиру, фельетон, ...), признанием права самостоятельной оценки. Проблема истины – очень сложная, многомерная. Мое скромное мнение что нет универсальной, однозначной и закрепленной истины. Истина динамична, интерактивна, пораждается в креативном диалоге, не устанавливается, ей добивается... Мне очень приятно, что Ваш доклад с его проблематикой является комплементарным исследованием по отношению к докладу нашей уважаемой коллеги с прежней конференции „Глобальный кризис современности...” Елены Агаповой „Манипуляция сознанием в современном обществе как форма цензуры”. Приведу цитату из доклада (с. 1): „Произошла настоящая революция в способах социального и политического управления, основная направленность эволюции технологий власти и цель их изменений и совершенствования заключаются в том, чтобы, используя наименьшие затраты средств получить максимальный эффект воздействия на людей обеспечив их добровольную подчиняемость. Э. Тоффлер, отмечает, что высшее качество и наибольшую эффективность современной власти придают знания, позволяющие «достичь искомых целей, минимально расходуя ресурсы власти; убедить людей в их личной заинтересованности в этих целях; превратить противников в союзников» (Toffler Al. Powershift: Knowledge, Wealth, and Violence at the Edge of the 21-st Centure. - New York; London, 1990. P. 114.)”; далее (с. 3): „Таким образом, СМИ прежде всего формируют из общества массу людей – толпу, которая бы шла в заданном руководством направлении, т.е. происходит стандартизация образа мысли и отпадает прямая необходимость в цензурных запретах, информационные технологии выхолащивают возможность анализа и индивидуального мышления”. Наш коллега Павел Стариков в своем докладе „Философия всеединства как методологическая основа анализа современного творческого мировоззрения” (тоже с прежней конференции) предлагает нам путь противодействия манипуляции – Это путь креативности действия. Коллега приводит слова Эриха Фромма, что лекарством от человеческой деструктивности является восстановление способности к творчеству и любви. Далее автор констатирует: „Чтобы изменить свое поведение, человек должен перейти на вышестоящий уровень - на уровни идентичности и духовности”. Благодарю за интересный доклад. Сердечно и с уважением! Димитрина

Ponomarenko Elena Borisovna

Уважаемая Дмитрина! Огромное спасибо за комментарий и советы. В своей работе я проводила сопоставительный анализ английских и русских информационных сообщений. Рассматривала структурные и семантико-стилистические особенности текстов. Использование экспрессивных средств в английских и русских текстов, рассматривала пласт разговорной лексики, фразеологизмы, метафоры , синонимы и эвфемизмы и проводила сравнительный анализ Несмотря на то, что основная функция информационных сообщений - информативная, как в английских, так и в русских используются средства манипуляции общественным сознанием, К сожалению , материал не показал использования иронии и других стилистических средств, но после Вашего доклада обязательно расширю диапазон исследования. Спасибо. Успехов. С уважением Елена Борисовна Пономаренко.

Hamze Dimitrina

Уважаемая Елена, я искренне взволнована и тронута Вашим вниманием! Благодарю Вас! Желаю Вас дальнейших завоеваний на научном поприще! Сердечно! С уважением: Димитрина

Plotnikowa Anna Alekseevna

Хочу поблагодарить Димитрину за интересное сопоставление докладов с прошлой конференции и настоящего доклада, особенно за мысль о преодолении манипулятивных тактик СМИ через развитие индивидуального мышления. В данном комментарии актуализируется аспект адресата, который может быть интересным дополнением для настоящего исследования. Думается, перспективой работы может быть изучение степени воздействия тех или иных манипулятивных тактик русскоязычных и англоязычных СМИ на читателя. Действительно ли они "работают" и в какой степени? Елена Борисовна приводит любопытное свидетельство о негативных реакциях адресатов на приемы манипуляции в тексте (высказывание Перумова, отношение к эвфимизмам типа "collateral damage"), которые свидетельствуют о том, что коммуниканты способны выделять манипулятивные яз. единицы и осуждать их использование, но в том случае, если у адресата есть достаточная коммуникативная компетентность - индивидуальное мышление, определенный уровень духовности.

Hamze Dimitrina

Уважаемая Анна, большое спасибо за то, что мое сопоставление привлекло Ваше внимание! Сердечно поздравляю! С уважением: Ваша Димитрина

Starikov Pavel

Доклад посвящен актуальной теме развития современных СМИ - идеологической манипуляции языковыми средствами. Стоит заметить, что автор верно отмечает нарастание объема и увеличение изощренности способов манипуляции в современной массовой коммуникации. С другой сторон, важно отметить, что такова вообще специфика современной политической, экономической организации общества. С уважением, Стариков.

Gallyamova Maria Sergeevna

Уважаемая Елена Борисовна, Ваше исследование представляет не только академический интерес. Его результаты позволят читателям адекватно оценивать работу СМИ, эффективно анализировать политические стратегии различных институтов. Ведь очень многое зависит и от самого адресата, воспринимающего информационный текст. Спасибо за интересную и познавательную статью. С уважением, Мария Галлямова.

Balasanian Mariana

Доклад посвящен исследованию особенностей манипулятивного воздействия в текстах современных СМИ, а также анализу вербальных и невербальных средств реализации стратегий и тактик манипуляции на страницах газет.Актуальность данной работы обусловлена необходимостью выявления особенностей манипуляции в СМИ. Специфика манипулятивного воздействия в масс-медиа рассматривается как одна из характеристик современной речевой деятельности, изучение которой находится в центре внимания лингвистов. значимость работы заключается в изучении манипуляции с точки зрения ее многоуровневости и многослойности. В процессе выявления манипулятивных стратегий учитывался комплекс факторов, что позволило представить нежесткую классификацию, отражающую особенности речевой деятельности журналистов. Большое спасибо за столь интересный доклад. Удачи в дальнейших исследованиях.
Comments: 22

Evstafyeva Anna

Dear Elena Borisovna, let me express my sincere gratitude for a challenging and essential report. The subject of manipulation practices in the media is closely related to the area of my scientific interests. As a researcher of hate speech in the mass media I cannot help but approach your report censoriously. It’s not because I’m mean at heart, but because 1) I do care, 2) I’ve read it thoroughly, not browsed. On the word «terrorist».This is way too direct nomination. Way too much. I’ve once published an article with references to journalistic texts, where the word «terrorist» appeared – the security service promptly made these pages to exist no more in the Internet… The words «terrorist», «terrorism» having been published in the media may play havoc. Don’t be confused with a masterly use of euphemisms and dysphemisms by the foreign mass media. The Russians have it too: our man is an «разведчик» / «intelligence man», their man is a «шпион» / «spy»; we are «уступаем сопернику» / «inferior to the rival», and they «терпят поражение» / «suffer a defeat»…. The key point here is a culturological “friend-or-foe” opposition. This is where to start from… I have several questions to you: 1. Where is the actual description of linguistic manipulation toolsin your report? It’s not there… There are only paragraphs about euphemisms… You’ve got a top-notch illustrative material, but not a word said about tools of influence, manipulation techniques, and methods of zombification… Excuse me for being blunt, but the subject of your research has not been considered from the scientific point of view. 2. I don’t quite understand why would you quote an opinion of Nick Perumov, a little-known writer? If Nick Perumov had undertaken a specific monitoring of the media resulting in statistical data available, please give me a reference to those. Let me renew my apologies for having been harsh.

Ponomarenko Elena Borisovna

Dear Ann, I would like to thank you for your comment and try to answer some questions. In my search work I conducted a comparative research of English and Russian news texts, which revealed some changes in language of English and Russian news text observed at the present stage, their structural, semantic, stylistic and functional characteristics. It shows some implicit language mechanisms used by British, American and Russian mass media to influence public opinion. That why, at the beginning of my report I emphasize that despite the fact that the main function of informational messages - informative, both in English and in Russian means are used to manipulate public consciousness. So it wasn’t my purpose to describe the impact of the tools and methods of manipulation techniques in my work zombie. I think it is a topic of another research in feature . As to the word ‘terrorist’, it is known that the leadership of the BBC banned their employees to use the word ‘terrorist’, but the mass media stories shows us a different picture. This report was publish in 16 August 1998 for BBC employees ‘THE USE OF LANGUAGE WHEN REPORTING TERRORISM’ «The value judgements frequently implicit in the use of the words "terrorist" or "terrorist group" can create inconsistency in their use or, to audiences, raise doubts about our impartiality. For example, the bombing of a bus in London was carried out by "terrorists", but the bombing of a bus in Israel was perpetrated by a "suicide bomber". Or again, "terrorists" in London bombed a tube train, but "insurgents" in Iraq have "assassinated" the Egyptian ambassador. The use of the words can imply judgement where there is no clear consensus about the legitimacy of militant political groups. Have we assessed the merits of the different perpetrators' cause, the acts of the different Governments against the perpetrators, or even the value of civilian lives further from home? We must be careful not to give the impression that we have come to some kind of implicit -and unwarranted - value judgement. Some will argue that certain events are so evidently acts of terror (and, therefore, perpetrated by "terrorists") that those descriptions are reasonable, and non-judgemental. However, the language we choose to use in reporting one incident cannot be considered in isolation from our reporting of other stories. So to use the word in incidents which we may consider obvious creates difficulties for less clear-cut incidents.As David Spaull, then-Editor of World Service News wrote in 1988: "Accepting that there are some actions which most people would recognise as a terrorist act- the hand grenade thrown into a cr?che, the airport queue machine-gunned - we should still avoid the word. In the first place, our audience is as perceptive as we are, and can make up their own minds without being provided with labels. In the second place, there are actions which are not quite so clearly terrorism and we should not be forced into the position of having to make value judgements on each event". (From "Newsroom Policy on Neutral Language and Terrorism”, David Spaull, (former) Editor, World Service News 1988) The Western press is largely avoiding the term “terrorist” when speaking of the blond, blue-eyed, Christian attacker, Anders Behring Breivik, who is now in custody after being picked up by the police. The term “terrorist attack” is also absent from the headlines of our country’s major media outlets. (See the lead articles on The Washington Post, the New York Times, and the Wall Street Journal.) Does anyone have a shred of doubt that these attacks — politically-motivated acts of violence against unarmed civilians — would be trumpeted as an “act of terrorism,” and its perpetrator as a “terrorist”. The last example the article ‘Obama Considers Libya Assault A ‘Terrorist Attack,’ White House Says’ ( 09.26.2012) White House Press Secretary Jay Carney confirmed today that the president believes the deadly assault on the U.S. consulate in Benghazi was a “terrorist attack,” a term Obama has not yet used in his characterization of the violence. “It is our view as an administration, the president’s view, that it was a terrorist attack,” Carney told reporters. Thanks a lot for you questions. My best wishes. Ponomarenko Elena Borisovna

Evstafyeva Anna

Thank you very much for such exhaustive information and with the citations yet! You’ve got a challenging and topical vector of research. From now on I consider you a twin soul due to the mutual passion for monitoring related to a search for words. I’ve got your point now. You write about extralinguistic impact on texts in the western media, while the caption of the article as it was formulated, evoke my expectations of finding precisely linguistic tools for speech manipulation, results of work with the use of capabilities of the comparative linguistics and quotes from the media not only in English, but also in Russian. Probably, the issue is about my stereotyped concept of texts containing the analysis of speech manipulations, and in my whim to find only what I’m looking for ignoring what is actually in front of my eyes. It was a pleasure having this conversation with you!

Plotnikowa Anna Alekseevna

Здравствуйте, Елена Борисовна! Спасибо за интересный и очень показательный материал на острую, актуальную тему - языкового манипулирования в СМИ. Она вызывает несомненный интерес. Выделены и наглядно продемонстрированы способы манипулятивного воздействия на адресата, особенно ценно то, что обозначены типы объектов, о которых формируется определенное мнение в массовом сознании - событие, личность, государство. Актуальным процессом в современной массовой коммуникации является стереотипизация текстов (которая входит в сферу моих научных интересов только на материале беллитристического дискурса Интернета), в статье демонстрируется, как она используется в новостных сообщениях. Мне очень понравилось, как Вы описали механизм изменения коннатотивного значения в негативном и позитивном контекстах. Хотелось бы уточнить пару вопросов, в основном, терминологического характера: 1) в чем принципиальное отличие лексического эвфемизма от "выбора из семантического поля нейтрального слова", например, в случае "свержение режима" - "смена режима"? 2) имеется ли специальный термин для обозначения тактики выбора нейтральной лексики в негативном контексте, в результате которой нейтральное обозначение явления приобретает положительную коннотацию.

Ponomarenko Elena Borisovna

Уважаемая Анна Алексеевна! Спасибо за интересные вопросы. Постараюсь ответить. Известно, что языковая оценка может быть трех видов: мелиоративной (положительной), нейтральной (нулевой) и пейоративной (отрицательной). Поскольку задачей скрытого языкового воздействия служит формирование определенного отношения аудитории к тому или иному социальному или политическому явлению, то воздействие основано на привнесении в лексическую единицу новых смыслов, коннотаций или на выборе семантически близкого по смыслу слова, содержащего, в зависимости от цели автора, либо пейоративный, либо мейоративный эмоционально-оценочный компонент. Выбор нужной языковой единицы обеспечивается наличием развернутого синонимического ряда. Синонимы часто являются стилистически маркированными, различаются эмоционально-экспрессивной окраской, оценочными характеристиками. Так, семантическое поле английского слова war (война) включает следующие существительные: war, warfare, fighting, civil war, conflict, battle, skirmish, action, engagement, brush и т.д. (война, столкновение, сражение, гражданская война, вооруженный конфликт, битва, ) Употребляя слова war (война) и конфликт для наименования одних и тех же событий, журналисты по-разному расставляют смысловые акценты в тексте, формируют у своих читателей (слушателей) определенное к ним отношение. К семантическим процессам в лексике относится и процесс деполитизации и деидеологизации некоторых групп слов. Происходит освобождение семантики слов от политических и идеологических установок. Например, слова коммерсант, эмигрант лишились отрицательной окраски. Современную английскую лексику отличают многозначность и полисемия, развивающаяся в новом контексте, когда давно известное и распространенное слово (лексема) приобретает совсем другое, новое значение (одно или несколько), способное преобладать над старым смыслом или даже вытеснить его. Однако употребление многозначных слов во многом зависит от социального и профессионального менталитета говорящего, от уровня его образования, этнического происхождения и возраста, а на появление полисемии влияет целый ряд факторов, и не только лингвистических, но и социальных, культурных, этнических и психологических. Например, ставшее широко известным после аварии на атомной электростанции в Японии слово meltdown (расплавление) в другом контексте приобретает значение «кризис»: The United States and Russia are trying to avoid the spy row from escalating into a diplomatic meltdown («дипломатический кризис») . После размещения секретной информации на сайте WikiLeaks стали использовать выражение foreign policy meltdown («кризис во внешней политике»). В сообщениях на экономическую тематику встречаем global economic meltdown («глобальный экономический кризис»). Что касается эвфемизмов, считается это более мягкое слово, заменяющее более грубое. А синоним, как известно, это слово, аналогичное по смыслу, но другое по звучанию. Однако, ряд исследователей рассматривают эвфемизмы как стилистические синонимы, наделенные экспрессивной оценочной коннотацией, пологая, что эвфемизмы все же должны обладать положительной коннотацией, а синонимы можно расположить в порядке убывания. Словосочетания regime overthrow (свержение режима) подразумевает свержение режима насильственным путем, часто заменяется на более мягкое regime change (смена режима) в американских СМИ. С уважением Пономаренко Елена Борисовна.

Marina Rostislavovna Zheltukhina

Уважаемая Елена Борисовна! Ваша статья посвящена очень актуальной проблеме совеременного общества - проблеме информатизации. СМИ особенно в нескончаемом информационном потоке чувствуют себя уверенно, реализуя цели определенных общественно-политических и экономических групп. Тем самым манипуляция становится мощным рычагом воздействия на сознание адресата. Проблеме медиавоздействия на сознания адресата посвящены многие мои исследования (Желтухина М.Р. Тропологическая суггестивность массмедиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ: монография. М.: Ин-т языкоз. РАН; Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2003. 656 с. Желтухина М.Р. Роль информации в медиадискурсе // Вестник ЦМО МГУ. 2010. № 3. С. 12–18.; Желтухина М.Р. Вербальное медиавоздействие на политическое сознание в кризисной ситуации // Вестник ЦМО МГУ. 2011. № 3. С. 7–12.; Желтухина М.Р. Маркеры суггестивного влияния на адресата в современном медиадискурсе. Волгоград: ШАМ АО, 2011). Ваша статья характеризуется новизной,теоретической значимостью и практической ценностью. Все тезисы подкреплены яркими примерами с достаточными комментариями. Работа очень перспективна. Хотелось бы уточнить, какой еще материал ВЫ рассматриваете в сопоставительном англо-русском аспекте? Какими средствами пользуются СМИ для манипулирования сознанием адресата? Какую роль играет метафора? Спасибо за сообщение! Успехов и удачи!

Ponomarenko Elena Borisovna

Уважаемая Марина Ростиславовна! Огромное спасибо за Ваш комментарий и высокую оценку мой работы. Я знаю Ваши работы и мне говорили о них на конференции в МГУ в ноябре месяце. Я с вами полностью согласна, что «сегодня особенно актуально проблема экологичности медиадискурса» [Желтухина 2011]. В мой работе я провела комплексный сопоставительный анализ современных английских и русских информационных текстов: сопоставила их структурные, семантико-стилистические и функциональные особенности, семантику и функции заголовков, сравнила жанровую классификацию как английских, так и русских текстов, средства стандартизации и экспрессии, выявила скрытые механизмы манипуляции общественным мнением в английских и русских информационных текстах. Языковое манипулирование реализуется при помощи различных языковых средств. Наиболее важны среди них слова с эмоционально-оценочным компонентом, идиомы, метафоры и эвфемизмы, многочисленные заимствования. Идиоматические и метафорические выражения являются не только средством речевой выразительности и обладают мощным приемом убеждения и используются с целью манипуляции. Поскольку задачей скрытого языкового воздействия служит формирование определенного отношения аудитории к тому или иному социальному или политическому явлению, событию, факту, политическому или общественному деятелю, то воздействие основано на привнесении в лексическую единицу новых смыслов, коннотаций или на выборе семантически близкого по смыслу слова, содержащего, в зависимости от цели автора, либо пейоративный, либо мейоративный эмоционально-оценочный компонент. Выбор нужной языковой единицы обеспечивается наличием развернутого синонимического ряда. Синонимы часто являются стилистически маркированными, различаются эмоционально-экспрессивной окраской, оценочными характеристиками. Спасибо Вам. С уважением Пономаренко Елена Борисовна

Marina Rostislavovna Zheltukhina

Уважаемая Елена Борисовна! Спасибо за обстоятельный ответ! Мы с Вами друг друга очень хорошо понимаем, поскольку проблема эффективного воздействия на адресата особенно через СМИ волнует нас обеих. Желаю Вам успехов и удачи! Буду рада сотрудничеству! Ваша Марина Ростиславовна

Marina Rostislavovna Zheltukhina

Уважаемая Елена Борисовна! Ваша статья посвящена очень актуальной проблеме совеременного общества - проблеме информатизации. СМИ особенно в нескончаемом информационном потоке чувствуют себя уверенно, реализуя цели определенных общественно-политических и экономических групп. Тем самым манипуляция становится мощным рычагом воздействия на сознание адресата. Проблеме медиавоздействия на сознания адресата посвящены многие мои исследования (Желтухина М.Р. Тропологическая суггестивность массмедиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ: монография. М.: Ин-т языкоз. РАН; Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2003. 656 с. Желтухина М.Р. Роль информации в медиадискурсе // Вестник ЦМО МГУ. 2010. № 3. С. 12–18.; Желтухина М.Р. Вербальное медиавоздействие на политическое сознание в кризисной ситуации // Вестник ЦМО МГУ. 2011. № 3. С. 7–12.; Желтухина М.Р. Маркеры суггестивного влияния на адресата в современном медиадискурсе. Волгоград: ШАМ АО, 2011). Ваша статья характеризуется новизной,теоретической значимостью и практической ценностью. Все тезисы подкреплены яркими примерами с достаточными комментариями. Работа очень перспективна. Хотелось бы уточнить, какой еще материал ВЫ рассматриваете в сопоставительном англо-русском аспекте? Какими средствами пользуются СМИ для манипулирования сознанием адресата. Какую роль играет метафора? Спасибо за сообщение! Успехов и удачи!

Galina Kontsevaya

Статья актуальна, так как языковое манипулирование в современных СМИ "представляет собой мощнейший коммуникативный ресурс". Автором рассмотрены некоторые средства скрытого языкового воздействия на общественное сознание. Данная работа интересна не только для лингвистов, но и для рядовых читателей, так как в ней очень доступно показаны способы вербального воздействия на в текстах информационных сообщений. Благодарна Вам за интересный доклад. Поле для исследования избранной Вами темы широкое. Успехов!!!!

Lee Valentin Sergeevich

Уважаемая Елена Борисовна, с большим интересом прочитал Ваш доклад. Он еще раз подтверждает знаменитое положение Мартина Хайдеггера о том, что "язык - дом Бытия". Человек, действительно, живет в этом Доме, и часто этот дом создает кто-то другой. В этом проявляется миротворящая сила языка. Современные СМИ научились прекрасно манипулировать общественным сознанием. Вы это хорошо продемонстрировали на интересном фактическом материале. Вы правы, что порой все зависит от той идеологемы, которой следует то или иное издание. Ведь мы сначала выбирает то или иное слово (концепт) и лишь потом истолковываем определенное событие или явление, т.е. "в начале было слово". И в конце опять слово. Вспомнил слова Маршака в его переводе английского поэта Харингтона "Мятеж не может кончиться удачей. В противном случае назовут его иначе". Ваш материал убедительно подтверждает положение о ведущей роли коммуникативной стратегии, выбираемой тем или иным СМИ. А коммуникативные (речевые) тактики Вы прекрасно описали. Хотелось бы видеть в Вашей работе материал о языковом манипулировании в российских оппозиционных СМИ. Спасибо за интересный доклад. С пожеланием успехов в Вашей научной работе Валентин Ли.

Ponomarenko Elena Borisovna

Уважаемый Валентин Сергеевич! Спасибо огромное за Ваш комментарий. В своей работе я рассматривала тексты английских и русских информационных сообщений на материале качественных изданий. Что касается материала о языковом манипулировании в российских оппозиционных СМИ, тема очень интересная и актуальная особенно в наши дни, так как комплекс стратегий, тактик и методов манипуляции массовым читателем непрерывно развивается и совершенствуется. Я думаю, что это тема нового исследования. Спасибо за совет. Вы привели замечательное положение Мартина Хайдеггера о том, что "язык - дом Бытия". В ответ, привожу отрывок нашего современника Сергея Маркуса. Он пишет о бережном отношении к языку, что так не хватает современным СМИ. С уважением Пономаренко Елена Борисовна Тропою слов ведёт нас всех язык В мир будущий сквозь опыт поколений. Его нельзя забыть, предать, продать - Иначе это будет преступленьем Пред миллионом наших праотцов, Которые по звукам собирали В картину мира россыпи из слов – И тайну эту внукам передали. Любой язык бесценен и красив, В нём новое природы отраженье. Владеющий умело им – счастлив: Дом бытия распахнут в удивление Тому, кто с материнским молоком Впитал всю мудрость, музыку народа. Ему открыто Небо, как букварь. Как сына, его примет Мать-природа.

Evstafyeva Anna

… The Russian media have written enough about tampering with language. The theses have been defended and monographs published... In particular, in my defended thesis I have also paid a great deal of attention to this matter by introducing my own classification of linguistic manipulation for hate speech.Furthermore, the oldest source I came across was a book named “The Art of Polemics” by S. I. Povarnin. Consider this – the book has been reissued many times since the end of the 19th century! So, the advice by Valentin Sergeyevich Lee to write an article on the practices of linguistic manipulation specifically in the Russian media is irrelevant. Even if it is relevant, it may only be meant as an advice to establish a well-knit (!) classification of these practices. However, no one has succeeded in that since Povarnin...

Plotnikowa Anna Alekseevna

Очень интересные цитаты в комментариях! Получаю истинное удовольствие от них! Присоединяюсь к реплике Валентина Сергеевича, любопытно, будет ли отличаться системе языковых приемов манипулирования в российской оппозиционной прессе или она универсальна? Вопрос не требует сиюминутного ответа, Вы справедливо отмечаете, что это тема отдельного и специального изучения.

Hamze Dimitrina

Интересная и очень актуальная проблематика. Я бы порекомендовала в дальнейшем расширение диапазона языковых средств манипулирования к роли иронии, метафоры, сравнения, паремии в рассматриванном контексте. Все таки, мне кажется, что неутральный тон в публицистике не совсем неуместный и неконечно свидетельствует об интенции говорящего (продуцента) оказать определенное (демагогичное) воздействие на аудиторию, потому что экспресивный дискурс всегда можно интерпретировать как манипуляцию, несмотря на характер и „окрашенность” политических и идеологических взглядов. Комментарии разного (даже противоположного) типа одного и тоже события одинаково воспринимаемые как идеологическую манипуляцию сознанием в зависимости от политических и духовных убеждений рецепиента. Каждая „императивная” ингеренция (вмешательство) избыточного пафоса в интелектуальную и эмоциональную (психо-интелектуальную) зону адресата – манипуляция, отнимание права мышления и собственной оценки. Неутральность высказывания надо становится одной из номиналий (репрезантемой) публицистичного стилья (не учитывая памфлет, сатиру, фельетон, ...), признанием права самостоятельной оценки. Проблема истины – очень сложная, многомерная. Мое скромное мнение что нет универсальной, однозначной и закрепленной истины. Истина динамична, интерактивна, пораждается в креативном диалоге, не устанавливается, ей добивается... Мне очень приятно, что Ваш доклад с его проблематикой является комплементарным исследованием по отношению к докладу нашей уважаемой коллеги с прежней конференции „Глобальный кризис современности...” Елены Агаповой „Манипуляция сознанием в современном обществе как форма цензуры”. Приведу цитату из доклада (с. 1): „Произошла настоящая революция в способах социального и политического управления, основная направленность эволюции технологий власти и цель их изменений и совершенствования заключаются в том, чтобы, используя наименьшие затраты средств получить максимальный эффект воздействия на людей обеспечив их добровольную подчиняемость. Э. Тоффлер, отмечает, что высшее качество и наибольшую эффективность современной власти придают знания, позволяющие «достичь искомых целей, минимально расходуя ресурсы власти; убедить людей в их личной заинтересованности в этих целях; превратить противников в союзников» (Toffler Al. Powershift: Knowledge, Wealth, and Violence at the Edge of the 21-st Centure. - New York; London, 1990. P. 114.)”; далее (с. 3): „Таким образом, СМИ прежде всего формируют из общества массу людей – толпу, которая бы шла в заданном руководством направлении, т.е. происходит стандартизация образа мысли и отпадает прямая необходимость в цензурных запретах, информационные технологии выхолащивают возможность анализа и индивидуального мышления”. Наш коллега Павел Стариков в своем докладе „Философия всеединства как методологическая основа анализа современного творческого мировоззрения” (тоже с прежней конференции) предлагает нам путь противодействия манипуляции – Это путь креативности действия. Коллега приводит слова Эриха Фромма, что лекарством от человеческой деструктивности является восстановление способности к творчеству и любви. Далее автор констатирует: „Чтобы изменить свое поведение, человек должен перейти на вышестоящий уровень - на уровни идентичности и духовности”. Благодарю за интересный доклад. Сердечно и с уважением! Димитрина

Ponomarenko Elena Borisovna

Уважаемая Дмитрина! Огромное спасибо за комментарий и советы. В своей работе я проводила сопоставительный анализ английских и русских информационных сообщений. Рассматривала структурные и семантико-стилистические особенности текстов. Использование экспрессивных средств в английских и русских текстов, рассматривала пласт разговорной лексики, фразеологизмы, метафоры , синонимы и эвфемизмы и проводила сравнительный анализ Несмотря на то, что основная функция информационных сообщений - информативная, как в английских, так и в русских используются средства манипуляции общественным сознанием, К сожалению , материал не показал использования иронии и других стилистических средств, но после Вашего доклада обязательно расширю диапазон исследования. Спасибо. Успехов. С уважением Елена Борисовна Пономаренко.

Hamze Dimitrina

Уважаемая Елена, я искренне взволнована и тронута Вашим вниманием! Благодарю Вас! Желаю Вас дальнейших завоеваний на научном поприще! Сердечно! С уважением: Димитрина

Plotnikowa Anna Alekseevna

Хочу поблагодарить Димитрину за интересное сопоставление докладов с прошлой конференции и настоящего доклада, особенно за мысль о преодолении манипулятивных тактик СМИ через развитие индивидуального мышления. В данном комментарии актуализируется аспект адресата, который может быть интересным дополнением для настоящего исследования. Думается, перспективой работы может быть изучение степени воздействия тех или иных манипулятивных тактик русскоязычных и англоязычных СМИ на читателя. Действительно ли они "работают" и в какой степени? Елена Борисовна приводит любопытное свидетельство о негативных реакциях адресатов на приемы манипуляции в тексте (высказывание Перумова, отношение к эвфимизмам типа "collateral damage"), которые свидетельствуют о том, что коммуниканты способны выделять манипулятивные яз. единицы и осуждать их использование, но в том случае, если у адресата есть достаточная коммуникативная компетентность - индивидуальное мышление, определенный уровень духовности.

Hamze Dimitrina

Уважаемая Анна, большое спасибо за то, что мое сопоставление привлекло Ваше внимание! Сердечно поздравляю! С уважением: Ваша Димитрина

Starikov Pavel

Доклад посвящен актуальной теме развития современных СМИ - идеологической манипуляции языковыми средствами. Стоит заметить, что автор верно отмечает нарастание объема и увеличение изощренности способов манипуляции в современной массовой коммуникации. С другой сторон, важно отметить, что такова вообще специфика современной политической, экономической организации общества. С уважением, Стариков.

Gallyamova Maria Sergeevna

Уважаемая Елена Борисовна, Ваше исследование представляет не только академический интерес. Его результаты позволят читателям адекватно оценивать работу СМИ, эффективно анализировать политические стратегии различных институтов. Ведь очень многое зависит и от самого адресата, воспринимающего информационный текст. Спасибо за интересную и познавательную статью. С уважением, Мария Галлямова.

Balasanian Mariana

Доклад посвящен исследованию особенностей манипулятивного воздействия в текстах современных СМИ, а также анализу вербальных и невербальных средств реализации стратегий и тактик манипуляции на страницах газет.Актуальность данной работы обусловлена необходимостью выявления особенностей манипуляции в СМИ. Специфика манипулятивного воздействия в масс-медиа рассматривается как одна из характеристик современной речевой деятельности, изучение которой находится в центре внимания лингвистов. значимость работы заключается в изучении манипуляции с точки зрения ее многоуровневости и многослойности. В процессе выявления манипулятивных стратегий учитывался комплекс факторов, что позволило представить нежесткую классификацию, отражающую особенности речевой деятельности журналистов. Большое спасибо за столь интересный доклад. Удачи в дальнейших исследованиях.
PARTNERS
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.