facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Wiki
Page translation
 

Ментальное пространство в лирике И. Бродского / MENTAL SPACE IN LYRICS OF J. BRODSKY

Ментальное пространство в лирике И. Бродского / MENTAL SPACE IN  LYRICS OF J. BRODSKY
Pykhtina Iuliana, head of a chair, doctor of philology, associate professor

Orenburg State University, Russia

Championship participant: the National Research Analytics Championship - "Russia";

the Open European-Asian Research Analytics Championship;

УДК 82.09:821.161.1

 

В работе описываются способы моделирования в художественном тексте особого внутреннего мира лирического героя (ментального пространства), создаваемого лексикой с пространственным значением. Предложена классификация ментального пространства как субъективного пространства отражения действительности, раскрывающего специфику индивидуальной картины мира автора. Материалом исследования послужила лирика И. Бродского, в которой  как пространственно-подобные рассматриваются интеллектуальный и духовный мир лирического героя, а также чувственные образы.

Ключевые слова: ментальное пространство, внутренний мир, пространственные образы, художественное пространство, И. Бродский.

The work describes the ways of modeling a special inner world of the lyrical hero (mental space) in a literary text, created with the help of vocabulary with the spatial meaning. The classification of mental space as a subjective space of the reflection the reality is proposed in the work, revealing the peculiarity of the author’s individual picture of the world. The work is based on the lyrics of Joseph Brodsky, in which the intellectual and spiritual world of the lyrical hero is considered as space-like, as well as sensory images.

Keywords: mental space, inner world, space images, art space, J. Brodsky.

 

Занимаясь исследованием типов и видов пространства, отраженного в художественных текстах [5;6], мы заметили, что помимо воспроизведения характеристик реального места свершения событий, авторы описывают как некий локус мысли, чувства, душевные переживания персонажа и т.п., используя для этого лексику с пространственным значением. Подобный способ моделирования внутреннего пространства мы будем называть ментальным пространством, имея в виду пространство не только в физическом смысле, но и в психологическом.

В своем исследовании мы акцентируем внимание именно на взаимосвязи пространства внешнего (реального) и внутреннего, описываемого одними и теми же языковыми средствами, обладающего физическими параметрами – глубиной, шириной, верхом, низом, сторонами света – и локализующегося в художественном тексте в конкретных «точках»: мозге, сердце, душе, глазах и т.п. 

Изучение ментального пространства как субъективного пространства отражения действительности является, на наш взгляд, весьма актуальным, поскольку позволяет исследователям обратить внимание не только на специфику индивидуальной картины мира того или писателя, но и выявить характерные черты национальной ментальности, нашедшей реализацию в текстах в конкретных пространственных образах и моделях.  

Исходя из сказанного, основной целью нашей работы является выявление магистральных пространственных образов, отражающих индивидуальное сознание и духовно-нравственные установки  автора (лирического героя) и построение на этом материале классификации ментальных локусов. 

В литературоведении ментальное пространство как особый вид художественного пространства пока еще не имеет должного теоретического описания, поэтому в своем исследовании мы, используя междисциплинарный подход, опираемся на труды из области психологии и когнитивной лингвистики. 

В работах психологов термин ментальное пространство рассматривается как динамическая форма ментального опыта, которая актуализуется в условиях познавательного взаимодействия субъекта с миром [9, с. 96]. 

Примечательно, что в структуру ментального опыта включаются мышление, восприятие, а также эмоции и речь; и те и другие рассматриваются  как пространственные [3]. 

По мнению академика В.Д. Шадрикова, вообще все психические процессы пространственно-подобны, причем разворачиваются они во внутреннем мире одновременно на двух уровнях – сознательном и бессознательном [10, с. 20].

С сознательным уровнем художественного отражения реальности могут быть связаны  следующие виды ментального пространства:

- интеллектуальное пространство (пространство человеческой мысли, в котором формируются и живут идеи, представления, образы);

- духовное пространство (внутренний психический мир человека: его переживания, настроения, чувства и т.д.);

- чувственные образы (зрительные, слуховые, осязательные);

- пространство воображения (создание образов, представлений, идей и манипуляция ими).

Кроме того, в литературе весьма часто описывается и мир бессознательного,  он представлен:

- пространством сновидений (сновидение дает человеку пред­ставление о каких-то иных, недоступных в пределах днев­ного опыта, видах пространства, постижение которых состав­ляет одну из важных особенностей психологической жизни персонажа);

- пространством грез (полусон, мечта, создание воображения);

- пространством ассоциаций (речь идет о возникающих подсознательно ассоциативных пространственных связях, к примеру, когда описывается, что персонаж видит предмет, подсознание его анализирует, а воображение синтезирует нечто подобное, встречавшееся ранее, или в похожей ситуации).

- пространством воспоминаний (образы и сюжеты прошлого, всплывающие в памяти, чаще всего помимо сознательных намерений человека).  

Безусловно, предложенная классификация является весьма условной, так же как условно деление на сознательное и бессознательное в психологии (например, воспоминание может быть вызвано напряженной мыслительной деятельностью, а может «всплыть» помимо сознательных намерений человека).

Следует заметить, что названные виды ментального пространства не могут быть представлены все и в полном объеме в конкретном художественном произведении. Каждый отдельный текст уникален, мир, созданный автором, обусловлен его намерениями и установками, его творческим замыслом, мировоззрением, концептуальными основами литературно-художественного произведения, ценностными и другими ориентирами.

Рассмотрим особенности моделирования ментального пространства в литературе на материале лирики И. Бродского, поскольку, как утверждают исследователи его творчества, время и пространство являются главными координатами художественного мира поэта [4; 7; 8].

Характеризуя пространственно-временную картину мира И. Бродского, отечественные литературоведы отмечают, что поэт представляет пространство лишь как среду обитания вещей и даже отождествляет пространство с вещью (Ю. Лотман); теснейшим образом связывает пространство и время с вопросами жизни и смерти; сакрализует пространство (Р. Измайлов); сужает его и вытесняет пустотой, временем, небытием (Е. Ваншенкина) и т.п. Однако названные особенности касаются, прежде всего, внешнего, физического пространства, хотя и раскрывающего мироощущение автора. В то же время анализ конкретных текстов позволил нам констатировать, что в лирике И. Бродского происходит также «опространствливание» внутреннего мира, поскольку  внепространственное существование  для поэта становится «всецело духовным, бытием в мысли, в слове…» [2, с. 37]. 

Интеллектуальное пространство в лирике И. Бродского, локализатором которого является прежде всего мозг, имеет все признаки пространства физического: Бился льдинкой в стакане / мой мозг в забытьи. [И. А. Бродский. «Ночной полет» (1962)]; Леса кружит, / и гнется жердь, как тонкий мост / – вернее: леса кружит, /и вот мой мозг дрожит: / втянуть сюда иль кануть вслед за нею? [И. А. Бродский. «Пришла зима, и все, кто мог лететь...» (1964)]; «И мозг, сжимаясь, гонит по лицу / гримасу боли– впрямь по образцу / секундной стрелки. [И. А. Бродский. «Мужчина, засыпающий один...» (1965)]; Вот так во мне трепещет мозг, / покуда дождь шумит. [И. А. Бродский. «Сбегают капли по стеклу...» (1965)]. Мозг сжимается, бьется, трепещет, дрожит, – все эти характеристики отражают внутренне дисгармоничное состояние лирического героя и в целом трагическое мироощущение самого автора, вызванное совершенно разными реальными жизненными ситуациями – попыткой к бегству из страны («Ночной полет»), разлукой с любимой женщиной («Мужчина, засыпающий один...»), ссылкой  («Сбегают капли по стеклу...») и т.п.

Атрибутами внешнего пространства («материальностью», габаритами и т.п.) наделяется поэтом и душа, представляемая тоже как локус: Я вижу свою душу в зеркала, / душа моя неслыханно  мала, / не более бумажного листа, – / душа моя неслыханно чиста, прекрасная душа моя, Господь, / прелестная не менее, / чем далее, тем более для грез / до девочки ты душу превознес,– / прекраснаядуша/ ты также велика, – / как девочке присущий оптимизм, / души моей глухой инфантилизм / всегда со мной в полуночной тиши <…> Душа моя безмолвствует внутри, / безмолвствует смятение в умах, / душа моя безмолвствует впотьмах… [И. А. Бродский. «В Сочельник я был зван на пироги...» [Зофья, 2] (1962)].

В целом ряде стихотворений душа изображается подвижной, она свободно перемещается во времени и пространстве (плывет, летит, возвращается в «родное гнездо»…): Каких ты птиц себе изобретаешь, / кому их даришь или продаешь, / и в современных гнездах обитаешь, / и современным голосом поешь?/ Вернись, душа, и перышко мне вынь! / Пускай о славе радио споет нам <…> Скажи, душа, как выглядела жизнь, / как выглядела с птичьего полета? [И. А. Бродский. «Теперь все чаще чувствую усталость...» (1960)]; Его душа плывет по темным водам, / шуршат кусты и гаснут облака, / вдали невнятно плачет Андромаха. [И. А. Бродский. Сонет (1962)]; И душа, неустанно / поспешая во тьму, промелькнет над мостами / в петроградском дыму, / и апрельская морось, / под затылком снежок, / и услышу я голос: / – До свиданья, дружок. [И. А. Бродский. Стансы (1962)]. Интересно, что «крылатость» души у Бродского вовсе не связывается с мыслью о свободе (ср., например: Если душа родилась крылатой – Что ей хоромы и что ей хаты! М. Цветаева). Это движение во тьму, к смерти, тягостное размышление о неизбежной конечности человеческой жизни, что подтверждается и выбором образов, символизирующих холод: «тёмно-синий», «тьма», «морось», «снежок», и отчаянным отрицанием «не хочу» и «не найду» («Стансы»).

Отражая как в зеркале весь внешний мир, пространство души всегда заполнено, вещно: В худую пору взялся я / расписываться в чувстве чистом, / полна сейчас душа моя  / каким-то сором ненавистнымСостояние душевного смятения, неспособность логически объяснить нахлынувшую ненависть, злобу, «но больше – грусть» (Рассудок мой что решето, / а не сосуд с водой небесной) поэт усиливает метафорой «душа – хлев» (Простите, что разверз сей хлев / пред Вами, Господи, простите. / Как будто, ног не отерев, / я в дом влезал... [И. А. Бродский. «Не то Вам говорю, не то» (1962)].

С помощью пространственной метафоры описывается и перемещение внешнего мира во внутренний. Своеобразным «входом» внутрь лирического субъекта становятся глаза: Вот я стою в распахнутом пальто, / и мир течет в глаза сквозь решето... [И. А. Бродский. «Новые стансы к Августе» (1964)]. Именно поэтому особую значимость в лирике Бродского приобретают зрительные образы – лирический герой как бы поглощает  все окружающее, которое становится частью внутреннего Я: Замри и смотри в небеса / до поры, когда облачным пряжам / нужно вдруг превращаться в леса, / становиться оврагами, скажем, / набегая кустом на глаза, / обращаясь к сознанью пейзажем. [И. А. Бродский. Полевая эклога (1963)]; И птицы унеслись на юг / и голоса их в Грузии слышны; / одни вороны северу верны, /  и в парках, и в бульварах городских / теперь мы замечаем только их, /  и снова отражается в глазах / их каркающий крестик в небесах, / и снежный город холоден и чист, / как флейты Крысолова свист. [И. А. Бродский. «Вот шествие по улице идет...» [Шествие, 42] (1961)]; Плывет в глазах холодный вечер, / дрожат снежинки на вагоне, / морозный ветер, бледный ветер / обтянет красные ладони, / и льется мед огней вечерних, / и пахнет сладкою халвою;/ ночной пирог несет сочельник / над головою. [И. А. Бродский. Рождественский романс (1961)].

Еще одним спациализированным образом в лирике И.А. Бродского является сердце, которое представляется, как и душа, подвижным, однако это движение в замкнутом пространстве, что усиливает трагедийность звучания многих стихов: Лишь сердце вдруг забьется отыскав, / что где-то я пропорот: холод / трясет его, мне в грудь попав. [И. А. Бродский. Новые стансы к Августе (1964)]. Перемещается сердце чаще всего в вертикальном направлении – вверх или вниз: Но сердце, как инструктор в Шамони, / усиленно карабкается вверх. [И. А. Бродский. Чаша со змейкой (1964)]; И сердце пусть из пурпурных глубин / на помощь воспаленному рассудку / ― артерии пожарные враскрутку! [И. А. Бродский. Неоконченный отрывок (1964)] или изображается как сосуд, вмещающий в себя всю гамму чувств и переживаний: Пусть же в сердце твоем, / как рыба, бьется живьем / и трепещет обрывок / нашей жизни вдвоем. [И. А. Бродский. Ломтик медового месяца (1964)]; Уму грозящим страхом полн, / беги под крепкий кров, / наполни сердце шумом волн, / как лунку, до краев. [И. А. Бродский. Прилив (1963)]. Кроме того, оно имеет способность трансформироваться, например, распадаться на части: Ничего нет страшней, чем развалины в сердце, / ничего нет страшнее развалин, / на которые падает дождь и мимо которых / проносятся новые автомобили, / по которым, как призраки, бродят / люди с разбитым сердцем и дети в беретах, / ничего нет страшнее развалин, / которые перестают казаться метафорой / становятся тем, чем они были когда-то: / домами. [И. А. Бродский. Современная песня (1961)].

Процесс опространствливания  охватывает и сферу бессознательного, прежде всего память, которая способна преодолеть и пространство и время: Через гордый язык, / хоронясь от законности с тщанием, / от сердечных музык / пробираются память с молчанием  / в мой последний пенат – / то ль слезинка, то ль веточка вербная, - / и тебе не понять, да и мне не расслышать, наверное / то ли вправду звенит тишина, / как на Стиксе уключина. / То ли песня навзрыд сложена /  и посмертно заучена. [И. А. Бродский. «Как тюремный засов...» (1964)]. Как справедливо отметил Р.Р. Измайлов, «Поэт, выполняя волю языка, облекает мир в языковое тело и тем самым избавляет его от оков пространства и смертельного действия времени» [4]. Действительно, смирившись с невозможностью справиться с беспощадным бегом времени и осознав иллюзорность преодоления пространства, И. Бродский замыкает то и другое внутри собственного Я –необъятной, все вмещающей Вселенной.

Таким образом, художественное пространство в лирике И. Бродского представляется  одним из главных элементов субъективной картины мира поэта, отражающих реальность через призму психо-ментальных особенностей его восприятия. «Внутренняя вселенная» лирического героя  является одновременно и микрокосмом, олицетворяющим его разум, душу, сердце, память и т.п., и макрокосмом, наполненным событиями внешней жизни и моделируемым по законам физического мира.  

 

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и Правительства Оренбургской области в рамках научного проекта № 17-14-56001

 

Литература:

  • 1. Бродский,  И.А. Стихотворения и поэмы. В 2 томах. – СПб.:  Лениздат; Книжная лаборатория, 2017. – 1408 с.

  • 2. Ваншенкина, Е. Острие: пространство и время в лирике И. Бродского / Е. Ваншенкина // Литературное обозрение.  – М., 1996.  – № 3. – С. 35-41.

  • 3. Веккер, Л. М. Психика и реальность. Единая теория психических процессов / Л.М. Веккер. – М.: Смысл, 1998. – 685 с.

  • 4. Измайлов, Р.Р. Время и пространство в поэзии И.Бродского: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук / Р.Р.Измайлов; [Сарат. гос. ун-т им.Н.Г.Чернышевского]. – Саратов, 2004. – 19 с.

  • 5. Пыхтина, Ю.Г. К проблеме классификации пространственных образов и моделей в литературе // GISAP: Philological Sciences. – 2014. – № 3. – С. 62-66.

  • 6. Пыхтина, Ю.Г. Типология базовых пространственных моделей в художественной литературе // GISAP: Philological Sciences. – 2015. – № 3. – С. 59-63.

  • 7. Смирнова, А.Ю. Художественная картина мира в поэзии И.А. Бродского и ее трансформация в англоязычных переводах: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук: (10.01.01) / А.Ю. Смирнова; [Сарат. гос. ун-т им.Н.Г.Чернышевского]. – Саратов, 2013. – 21 с.

  • 8. Халимбекова, М.С. Образы времени и пространства в поэтическом сборнике Иосифа Бродского «Остановка в пустыне»: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук: (10.01.01) / М.С.Халимбекова; [Дагест. гос. ун-т].  – Махачкала, 2004.  – 26 с.

  • 9. Холодная, М.А. Психология интеллекта: Парадоксы исследования. – СПб: Питер, 2002. – 272 с.

  • 10. Шадриков, В. Д. Мир внутренней жизни человека / В.Д. Шадриков. – М.: Университетская книга. Логос, 2006. – 392 с.

0
Your rating: None Average: 7.7 (9 votes)
Comments: 13

Olena Ovsianko

Уважаемая Юлиана Григорьевна! Ваш доклад интересен использованием способов моделирования внутреннего мира лирического героя в творчестве И. Бродского. Желаю Вам дальнейших творческих успехов. С уважением Елена Овсянко.

Galina Kontsevaya

Уважаемая Юлиана Григорьевна! Спасибо за интересный доклад. Вами предложена классификация ментального пространства, которая, без сомнения, станет основой для других исследователей. Выделенные особенности моделирования ментального пространства в лирике И. Бродского убедительны. Дальнейших научных открытий!

Kosykh Elena

Уважаемая Юлиана Григорьевна! Ваш доклад информативен, интересен большим количеством цитат удивительного поэта-автопереводчика. Ваши выводы не вызывают сомнений, они вписаны в общую парадигму исследований И. Бродского. Не совсем согласна с названием пространства. Всё-таки примеров именно ментального, на мой дилетантский взгляд, недостаточно. Спасибо! Успехов Вам!

Olena Nazarenko

Уважаемая Юлиана, Ваш доклад поражает четкостью изложения и глубиной анализа заданной проблемы. Представленная информация является крайне интересной и перспективной для дальнейших исследований. Желаю творческого и научного вдохновения! С уважением, Елена Назаренко.

Balasanian Mariana

В работе описываются способы моделирования в художественном тексте особого внутреннего мира лирического героя, Предложена классификация ментального пространства как субъективного пространства отражения действительности, материалом исследования послужила лирика И. Бродского. Статья выполнена на высоком научном уровне, содержит ряд выводов, представляющих практический интерес. удачи в дальнейшей работе. Сердечно, Марианна Б.

Pykhtina Iuliana

Уважаемые коллеги, большое спасибо за положительные отзывы о моей работе. Желаю всем вам здоровья, удачи и творческого вдохновения!!!

Kinshchak Oleksandr

Високошанована колего. У доповіді вичерпно розкрито особливості внутрішнього світу ліричного героя, враховуючи ментальний компонент філософської категорії простору. Спасибі за цікавий виклад матеріалу.

Ponomarenko Vitalij

Шановна пані Юліано. У Вашому виступі репрезентується інтровертивний універсуум ліричного героя в контексті ментального простору, що є актуальним в подальших дослідженнях внутрішнього світу поетичної особистості. Вдячний за грунтовні розвідку. З повагою П.В.

Hamze Dimitrina

Дорогая Юлиана! Огромное Вам спасибо за насыщенный и вдохновляющий доклад! Внутреннее пространство является удивительным синергетическим единством ментальных, эмоциональных, фантазно-изобразительных и соматических составляющих, как будто кульминирующих пространственной метафорой как дейктическим фокусом („эпицентром”) в пространственной панораме лирического субъекта. Желаю от всего сердца дальнейших замечательных исследований и всего самого доброго! С уважением и теплотой! Ваша Димитрина

Atamanchuk Petro

+ + +

Olga Sharagyna

Шановна пані Юліано. Ваша доповідь зацікавила науковим осмислення ментального простору, що, як виявилось на прикладі творчості І.Бродського, є особливо актуальним в комплексному дослідженні внутрішнього світу ліричного героя. Щиро вдячна за цікаву наукову інформацію. З повагою Шарагіна О.В.

Kobyakova Iryna

Уважаемая Юлиана, спасибо за современное понимание филологии! Ваша статья заставляет переосмыслить уже известное и вдохновляет на дальнейшую работу. С глубоким уважением и пожеланиями здоровья, вдохновения, интереснейших научных трудов, Ирина Кобякова.

Atamanchuk Victoria

Уважаемая Юлиана Григорьевна! Умение моделировать, в художественном тексте, контуры внутреннего мира индивида , способность ориентировать интеллектуальные и духовные притязания субъекта, вкупе со свойственными ему чувственными образами, – это путь к писательскому Олимпу. Поэтому, Вы обречены подумать о том, чтобы восславился Ваш край не только известной песней «Оренбургский пуховый платок», но и другими эвристиками. Легкого Вам пера и всяческих удач. С уважением, Петр Атаманчук Виктория Атамнчук.
Comments: 13

Olena Ovsianko

Уважаемая Юлиана Григорьевна! Ваш доклад интересен использованием способов моделирования внутреннего мира лирического героя в творчестве И. Бродского. Желаю Вам дальнейших творческих успехов. С уважением Елена Овсянко.

Galina Kontsevaya

Уважаемая Юлиана Григорьевна! Спасибо за интересный доклад. Вами предложена классификация ментального пространства, которая, без сомнения, станет основой для других исследователей. Выделенные особенности моделирования ментального пространства в лирике И. Бродского убедительны. Дальнейших научных открытий!

Kosykh Elena

Уважаемая Юлиана Григорьевна! Ваш доклад информативен, интересен большим количеством цитат удивительного поэта-автопереводчика. Ваши выводы не вызывают сомнений, они вписаны в общую парадигму исследований И. Бродского. Не совсем согласна с названием пространства. Всё-таки примеров именно ментального, на мой дилетантский взгляд, недостаточно. Спасибо! Успехов Вам!

Olena Nazarenko

Уважаемая Юлиана, Ваш доклад поражает четкостью изложения и глубиной анализа заданной проблемы. Представленная информация является крайне интересной и перспективной для дальнейших исследований. Желаю творческого и научного вдохновения! С уважением, Елена Назаренко.

Balasanian Mariana

В работе описываются способы моделирования в художественном тексте особого внутреннего мира лирического героя, Предложена классификация ментального пространства как субъективного пространства отражения действительности, материалом исследования послужила лирика И. Бродского. Статья выполнена на высоком научном уровне, содержит ряд выводов, представляющих практический интерес. удачи в дальнейшей работе. Сердечно, Марианна Б.

Pykhtina Iuliana

Уважаемые коллеги, большое спасибо за положительные отзывы о моей работе. Желаю всем вам здоровья, удачи и творческого вдохновения!!!

Kinshchak Oleksandr

Високошанована колего. У доповіді вичерпно розкрито особливості внутрішнього світу ліричного героя, враховуючи ментальний компонент філософської категорії простору. Спасибі за цікавий виклад матеріалу.

Ponomarenko Vitalij

Шановна пані Юліано. У Вашому виступі репрезентується інтровертивний універсуум ліричного героя в контексті ментального простору, що є актуальним в подальших дослідженнях внутрішнього світу поетичної особистості. Вдячний за грунтовні розвідку. З повагою П.В.

Hamze Dimitrina

Дорогая Юлиана! Огромное Вам спасибо за насыщенный и вдохновляющий доклад! Внутреннее пространство является удивительным синергетическим единством ментальных, эмоциональных, фантазно-изобразительных и соматических составляющих, как будто кульминирующих пространственной метафорой как дейктическим фокусом („эпицентром”) в пространственной панораме лирического субъекта. Желаю от всего сердца дальнейших замечательных исследований и всего самого доброго! С уважением и теплотой! Ваша Димитрина

Atamanchuk Petro

+ + +

Olga Sharagyna

Шановна пані Юліано. Ваша доповідь зацікавила науковим осмислення ментального простору, що, як виявилось на прикладі творчості І.Бродського, є особливо актуальним в комплексному дослідженні внутрішнього світу ліричного героя. Щиро вдячна за цікаву наукову інформацію. З повагою Шарагіна О.В.

Kobyakova Iryna

Уважаемая Юлиана, спасибо за современное понимание филологии! Ваша статья заставляет переосмыслить уже известное и вдохновляет на дальнейшую работу. С глубоким уважением и пожеланиями здоровья, вдохновения, интереснейших научных трудов, Ирина Кобякова.

Atamanchuk Victoria

Уважаемая Юлиана Григорьевна! Умение моделировать, в художественном тексте, контуры внутреннего мира индивида , способность ориентировать интеллектуальные и духовные притязания субъекта, вкупе со свойственными ему чувственными образами, – это путь к писательскому Олимпу. Поэтому, Вы обречены подумать о том, чтобы восславился Ваш край не только известной песней «Оренбургский пуховый платок», но и другими эвристиками. Легкого Вам пера и всяческих удач. С уважением, Петр Атаманчук Виктория Атамнчук.
PARTNERS
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.