facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Page translation
 

ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА И МЕТАФОРА «ЖИВОЙ ПОЛИКОДОВЫЙ ГИПЕРТЕКСТ»

ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА И МЕТАФОРА «ЖИВОЙ ПОЛИКОДОВЫЙ ГИПЕРТЕКСТ»ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА И МЕТАФОРА «ЖИВОЙ ПОЛИКОДОВЫЙ ГИПЕРТЕКСТ»ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА И МЕТАФОРА «ЖИВОЙ ПОЛИКОДОВЫЙ ГИПЕРТЕКСТ»
Zalevskaya Alexandra, doctor of philology, full professor

Tver State University, Russia

Championship participant: the National Research Analytics Championship - "Russia";

the Open European-Asian Research Analytics Championship;

УДК 81’23

Значение слова  в лексиконе человека идентифицируется посредством  включения во внутренний контекст живого поликодового гипертекста – мультимодального продукта переработки разноообразного опыта познания и общения, который формируется и функционирует как многоуровневая самоорганизующаяся динамическая функциональная система кодов и кодовых переходов.  Необходимость учёта (на разных уровнях осознаваемости) более или менее широкой сети эмоционально-оценочно маркированных выводных знаний и переживаний регулируется потребностями текущей ситуации  естественного семиозиса и реализуется по множеству признаков разных модальностей.

Ключевые слова: значение слова, лексикон индивида, внутренний контекст, поликодовый текст, гипертекст, естественный семиозис.

Word meaning in a mental lexicon is identified in a certain inner context and mediates assess  to a personal polycode hypertext as a multimodal product of information processing, a multilevel self-organizing functional dynamic system of codes and code switching activity. The current situation of natural semiosis regulates the necessity of activating (at different levels of consciousness) more or less wide ranges of inferential knowledge  which is evaluative-emotionally marked and evoked by multiple  links based on dimensions and features of various modality.

Keywords: word meaning, mental lexicon,   inner context,  polycode text,  hypertext, natural semiosis.

 

Вводные замечания

Известно, что идея гипертекста возникла в результате очередной попытки учёных «подсмотреть» у природы  оптимальный способ организации некоторого вида деятельности, а именно – попытаться имитировать принципы работы мозга человека для повышения эффективности обмена информацией в современных условиях, позволяющих использовать всё новые достижения техники. В то же время представляется важным наличие  теории, способной объяснить специфику ментального гипертекста и тем самым способствовать  дальнейшему совершенствованию новых информационных технологий. Поскольку возможная теория такого типа была ещё в 1970-е гг. разработана в целях выявления принципов организации внутреннего лексикона человека (см.: [Залевская 1977; 1982; 1988; 1990; 1992; 2005; 2007; 2011; 2012а; 2012б]), ниже рассматриваются основные особенности единой информационной базы индивида как самоорганизующейся функциональной динамической системы – продукта переработки опыта познания и общения в процессе адаптации индивида к естественной и социальной среде. Особое место при этом отводится роли идентификации слова через его включение во внутренний контекст и двойной жизни значения слова (в социуме и в ментальном лексиконе), поскольку именно через социально закреплённое за словом значение индивид выходит на образа мира, который в плане организации и принципов навигации может трактоваться как  живой поликодовый гипертекст, вне которого никакое понимание или взаимопонимание реализоваться не может.

Специфика живого поликодового гипертекста

Теория специфики индивидуального поликодового гипертекста фактически была сформулирована в публикации [Залевская 1977], где речь идёт о слове как средстве доступа к  единой информационной базе человека – системе «кодов и кодовых переходов» (термин Н.И. Жинкина). Особенности этой системы (включая специфику входящих в неё единиц и принципы их организации) выводились из анализа путей переработки человеком вербального и невербального опыта познания и общения, что в сочетании с анализом результатов многолетнего экспериментального исследования привело к заключению о слитости слова у индивида с эмоционально-оценочно маркированными продуктами перцептивных и когнитивных процессов. Была также разработана модель процесса речемыслительной деятельности, постулирующая функционирование разнокодовых единиц в зависимости от этапа обсуждаемого процесса (от единиц высшего уровня обобщения, маркирующих компрессию смысла при формировании образа результата речемыслительной деятельности, до признаков и признаков признаков, определяющих направление поиска при выборе слов и речевых моделей, а также на этапе речевой реализации). Тем самым рассматриваемая теория была с самого начала ориентирована на объединение в единую систему разнокодовых продуктов переработки индивидом его опыта взаимодействия с естественной и социальной средой. Обратим внимание на то, что такая трактовка хорошо согласуется с современными представлениями об архитектуре мозга и о специфике мозговой деятельности человека (см., например, [Голдберг 2003]).

Дальнейшее уточнение и развитие рассматриваемой теории шло по ряду направлений, из которых можно особо отметить следующие.

С опорой на работы И.М. Сеченова, Л.С. Выготского, Л.В. Щербы, Н.И. Жинкина  было показано, как через переработку  многообразного опыта при множестве глубинных переходов слово начинает играть роль, сходную с ролью лазерного луча при считывании голограммы. Известно, что голограмма характеризуется, в частности, объёмностью и тем, что по её части можно восстановить целое, повернуть это целое разными гранями, увидеть его в разных ракурсах. Подобно этому слово «высвечивает» в индивидуальном образе мира некоторый объект (действие и т.д.) при обязательной  включённости в некоторую ситуацию, при этом и объект, и ситуация могут обернуться любой гранью при изначально подразумеваемой (на разных уровнях осознаваемости) целостности и эмоционально-оценочной помеченности. Образ лазерного луча при считывании голограммы должен был акцентировать внимание на том, что для пользователя языком в естественных ситуациях (в отличие от условий лингвистического анализа) важно не слово само по себе, а именно то, что стоит за словом, т.е. хранится в памяти и может быть из неё извлечено во всём богатстве установленных сущностей, их многомерных связей и отношений между ними.

В работе [Залевская 1982] было сделано уточнение специфики слова в индивидуальном лексиконе как точки пересечения множества связей по различным основаниям (продуктам переработки перцептивного, когнитивного и эмоционально-оценочного опыта), в том числе не только по существенным признакам именуемых объектов (действий, состояний и т.д.), но по всем возможным видам признаков и, более того,  по признакам признаков, каждый из которых может оказаться важным (существенным, характерным, актуальным) для некоторой личности в определённой ситуации. В книге [Залевская 1990] был обобщён опыт экспериментальных и дальнейших теоретических изысканий в области лексикона человека, а в [Залевская 1988] описательным путем введена спиралевидная модель идентификации слова и понимания текста, призванная показать всё расширяющиеся круги связей, выводных знаний и сопровождающих их переживаний, которые обеспечивают взаимопонимание при общении благодаря «раскручиванию» гипотетической спирали в двух направлениях: в прошлый опыт и в прогнозирование  дальнейшего развёртывания ситуации по всем возможным линиям, из которых выбирается какая-то наиболее подходящая для текущего момента (по принципу «для меня – здесь – сейчас»). Соответствующий рисунок трёхмерного пространства (с пересечением осей «внешний контекст», «внутренний контекст» и «картина мира») был введён в книге [Залевская 1999: 246] с последующим указанием на то, что представленную на этом рисунке ось «картина мира» следует называть  «образ мира», чтобы избежать смешения понятий «индивидуальный образ мира» (т.е. психический феномен) и «языковая картина мира» (т.е. продукт научного описания того, что закреплено языковыми средствами и нашло отображение в текстах культуры) (см.: [Залевская 2007: 167]). 

К числу важных для уточнения понятия единой информационной базы человека относится книга «Индивидуальное знание: специфика и принципы функционирования» [Залевская 1992], в которой фактически произошел переход на другое наименование,  хотя по сути первоначальная трактовка того, что лежит за словом у носителя языка, не изменилась. Термин «индивидуальное знание», с одной стороны, продолжает акцентировать внимание на принадлежности знания (ранее – единой информационной базы) человеку как субъекту деятельности и личности, а с другой – противополагает индивидуальное знание знанию коллективному. Принципиально важным является подразделение коллективного знания на два подвида: «коллективное знание – 1»   и «коллективное знание – 2»; под первым понимается функционирующее в культуре коллективное знание-переживание, а под вторым – только зарегистрированная в артефактах часть такого знания (т.е. тем или иным образом материализованные продукты протекающих в культуре процессов получения знания и пользования им в различных сферах жизни общества). Было показано, что индивидуальное знание тесно связано с обоими подвидами коллективного знания, в то время как научный анализ, ориентированный исключительно на «коллективное знание – 2»  (в том числе – на тексты, грамматики и словари), неизбежно оказывается редукционистским. Была также сделана попытка осмыслить двойную жизнь значения слова, обращённого одной своей ипостасью к социуму, а другой – к личности,  с целью объяснения того, как названное в свое время единой информационной базой человека «работает» в процессах познания и общения, обеспечивая успешность или ошибочность референции на разных уровнях индивидуального сознания и подсознания. 

Фокусированию на двойной жизни значения  и на специфике значения слова как «живого знания» посвящены монографии [Залевская 2011; 2012а], где также рассматриваются вопросы методологии психолингвистического исследования лексики и приводятся некоторые примеры из моего обширного опыта экспериментальных исследований с применением внутриязыковых и межъязыковых / межкультурных сопоставлений.

Идентификации слова как включение во внутренний контекст

В лингвистических исследованиях контекст обычно трактуется как фрагмент текста, включающий избранную для анализа единицу, необходимый и достаточный для определения значения этой единицы. Такая дефиниция явно ориентирована на цели научного анализа, на работу с текстом как таковым. Иной акцент (не на тексте, а на сути именуемого) наблюдается в определении контекста как фона функционирования некоторой сущности, релевантного для её понимания [Васильева и др. 1995: 52]. Заметим, что в данном случае имеет место фактический выход за рамки лингвистики.

Если ставится задача через слово (и с учётом двойной жизни значения) выйти на то, что лежит ЗА СЛОВОМ в лексиконе как функциональной динамической системе, обеспечивающей принципиальную возможность доступа к образу мира индивида, то в качестве контекста выступит фон для идентификации некоторой сущности, а именно – некоторая проекция голограммы образа мира, которая увязывается со словом, имеющим смысл только при наличии такого фона.  Мало назвать такой фон «экстралингвистическим знанием», необходимо понять специфику такого знания/переживания – ЖИВОГО ЗНАНИЯ как достояния ЧЕЛОВЕКА, к тому же не просто HOMO LOQUENCE – «человека говорящего», но ИНДИВИДА (как представителя вида и как личности), познающего мир, чувствующего и эмоционально-оценочно  помечающего всё воспринятое, в том числе и связанное со словом – важнейшим инструментом познания, общения, адаптации к естественной и социальной среде. В такой ситуации для носителя языка слово сливается с именуемой им вещью (вспомним неоднократные высказывания Н.И. Жинкина о том, что слыша речь, мы думаем не о словах, а о действительности, см.: [Жинкин 1982]).

Иначе говоря, если для лингвистики как науки в центре внимания вполне естественно и закономерно находится ИМЯ вещи, то для обычного носителя языка не менее естественно и закономерно главным оказывается имя ВЕЩИ (в широком смысле, т.е. речь идёт о любом объекте, действии, ситуации, качестве и т.д.). Но любая ВЕЩЬ существует не сама по себе, она не только представляет собой определённую сущность, но и имеет специфические признаки, выполняет те или иные функции, включена в какие-то необходимые или возможные ситуации, предполагающие как предшествующие условия и импликации, так и последующие следствия и т.д., а главное – любая ВЕЩЬ имеет некоторый СМЫСЛ, ту или иную значимость для индивида как личности, что переживается в плане соответствующей маркированности (обратим внимание на то, что «ни хорошо, ни плохо» – тоже определённая и вполне значимая  метка). Как бы то ни было, но идентификация слова как имени ВЕЩИ требует обращения к образу мира, вне которого слово остаётся «пустым». То, в какой мере (до какого уровня «глубины») требуется актуализация лежащих за словом знаний и переживаний (т.е.  раскручивается постулируемая мною спираль идентификации слова и понимания текста), определяется конкретной ситуацией естественного семиозиса (это же, кстати, наблюдается и при использовании комплекса экспериментальных процедур, именуемого мною психолингвистическим портретированием лексики: в зависимости от требуемого заданием уровня метаязыковой активности испытуемых всплывают весьма различающиеся  глубинные контексты, см. подробнее: [Залевская 2011; 2012а]).

Иными словами, для индивида  в естественной обстановке изолированного слова не существует – даже услышанное без вербального и/или ситуативного контекста оно неизбежно актуализирует (на разных уровнях осознаваемости) некоторую ситуацию, представление об объекте и т.п. с расширяющимися кругами выводных знаний, которые наше подсознание услужливо готовит  к использованию в случае необходимости. При этом целостность человека (взаимодействие его тела и разума, невозможность отрыва продуктов перцептивных и когнитивных процессов от эмоционально-оценочных переживаний, постоянная опора на знание о том, как устроен мир, чего можно ожидать в той или иной ситуации, к чему могут привести те или иные действия и т.д.) и постоянная включённость индивида в те или иные естественные и социально-культурные «контексты» обеспечивают возможность удивительного  и загадочного феномена эмержентности, благодаря которому на пересечении трех фундаментальных осей: ИНДИВИД (ЛИЧНОСТЬ), ФИЗИЧЕСКИЙ МИР (ЕСТЕСТВЕННАЯ СРЕДА), СОЦИАЛЬНЫЙ МИР (КУЛЬТУРА)  возникает СМЫСЛ, не являющийся простой суммой значений  слов, посредством которых можно было бы описать некоторое событие. 

Иначе говоря, главное при исследовании процесса идентификации слова – не сам по себе факт наличия или отсутствия у предъявляемого слова некоторого вербального (т.е. «материализованного», «внешнего»)  контекста в его традиционной трактовке, а ориентация на выявление действий и операций, а также вербальных и невербальных опор, обеспечивающих выход индивида на глубинные связи и отношения, образы и обобщения, признаки и признаки признаков объектов, ситуаций и т.п., благодаря чему происходит идентификация слова как понимание/переживание смысла, на который указывает (или намекает) предъявленное в эксперименте слово.

Заключение

Итак, живой поликодовый  гипертекст формируется нейрофизиологическими и психическими механизмами переработки информации в естественном и социальном окружении человека при постоянно изменяющихся условиях взаимодействия комплекса внешних и внутренних факторов. Успешность такой переработки и соответствие получаемых продуктов потребностям текущей ситуации достигаются за счёт выхода (через посредство социально принятого  значения слова) на систему кодов и кодовых переходов, в своей совокупности обеспечивающих целостность образа мира при учёте (на разных уровнях осознаваемости) множественных выводных знаний и переживаний, увязываемых посредством опоры на эмоционально-оценочно маркированные признаки и признаки признаков тех или иных сущностей (объектов, действий, состояний, качеств и т.д.).  В тот или иной момент времени любая из таких опор может оказаться актуальной для личности, выступая в функции своеобразного «тэга» для актуализации определённого направления пути поиска в многомерной сети внутрикодовых и межкодовых связей. Именно такая возможность лежит в основе эвристического поиска, способствует формированию эффекта эмержентности через опору на  живой поликодовый гипертекст.

 

Литература:

  1. Васильева Н.В., Виноградов В.А., Шахнарович А.М. Краткий словарь лингвистических терминов. М., 1995. 175 с.
  2. Голдберг Э. Управляющий мозг: Лобные доли, лидерство и цивилизация / Пер. с англ. Москва, 2003. 335 с. / URL: http://the-fifth-way.narod.ru/ExecutiveBrain/index.htm
  3. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М., 1982. 157 с.
  4. Залевская А.А. Проблемы организации внутреннего лексикона человека. Калинин, 1977. 83 с.
  5. Залевская А.А. Психолингвистические проблемы семантики слова. Калинин, 1982. 80 с.
  6. Залевская А.А. Понимание текста: психолингвистический подход. Калинин, 1988. 95 с.
  7. Залевская А.А. Слово в лексиконе человека: Психолингвистическое исследование. Воронеж, 1990. 206 с.
  8. Залевская А.А. Индивидуальное знание: специфика и принципы функционирования.  Тверь, 1992. 134 с.
  9. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. М., 1999.  382 с.
  10. Залевская А.А. Психолингвистические исследования: Слово. Текст: Избранные труды.  Москва, 2005. 542 с.
  11. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. 2-е изд.  Москва, 2007. 560 с.
  12. Залевская А.А. Значение слова через призму эксперимента. Тверь, 2011. 240 с.
  13. Залевская А.А. Двойная жизнь значения слова. Теоретическое и экспериментальное исследование. Saarbr?cken: Palmarium Academic Publishing, 2012а. 278 с.
  14. Залевская А.А. Значение слова в индивидуальном лексиконе // Przegl?d Wschodnioeuropejski.  2012б.  Vol. III. S. 479–493.  
0
Your rating: None Average: 8.7 (14 votes)
Comments: 26

Mirzoyeva Leila Yurievna

Уважаемая Александра Александровна! Прочитала Вашу работу с огромным интересом, т.к. в ней нет устоявшегося противопоставления "когниция-эмоция", которое, на мой взгляд, выглядит порой излишне жестким и искусственным. И именно постулируемое в Вашей статье положение о триединстве перцептивного, когнитивного и эмоционально-оценочного опыта может стать ключом к разрешению многих проблем, связанных с категорией оценки и ее представлением в языке. Очень хотелось бы также увидеть предлагаемую Вами модель идентификации слова и понимания текста, потому что, на мой взгляд, она теснейшим образом связана с изучением сложных и многоаспектных процессов, имеющих место при обучении иностранному (второму) языку и переводу. С глубоким уважением, Лейла Мирзоева.

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Многоуважаемая лейла! Я очень рада узнать, что растет число сторонников мнения, согласно которому для живого человека вообще невозможно отграничить эмоционально-оценочный аспект от других аспектов речемыслительной деятельности и общения. Хотим мы этого или не хотим, мы переживаем всё воспринимаемое по принципу "для меня - здесь - сейчас"; Иначе говоря, человек существует как представитель вида и как личность, а личность, даже если она считает себя научно-объективной, всё равно не может избежать (хотя бы на подсознательном уровне) определённого ранжирования приоритетов. Это уже стали признавать учёные, занимающиеся вопросами методологии науки и научно-исследовательской деятельности. Не случайно, отбирая факты для исследования, мы чаще всего сразу замечаем то, что отвечает нашим теоретическим ожиданиям, но в упор не видим то, что им противоречит или в какой-то мере не согласуется с ними. Это вполне естественно, и требуется чёткое понимание ответственности исследователя на всех этапах работы - и при ознакомлении с публикациями по своей теме (когда мнения авторов различаются, и надо решать, кто прав? Хотя на самом деле каждый из них видит что-то своё!!!), и на этапе сбора материала (из которого надо не выбирать "удобное" для анализа, а выводить специфику выявляемых моделей отношений на базе полного корпуса данных), и особенно - на этапе интерпретации полученных результатов, когда безопаснее бывает спрятаться за какой-то повсеместно принятый постулат или термин (который, возможно, уже перешел в статус предрассудка или ушел в Plusquamperfekt науки...). Возвращаясь к содержанию Вашего комментария, сообщаю, что всё сказанное мною об упоминаемом Вами триединстве справедливо и для условий обучения языкам, об этом подробно говорится в моей книге ""Вопросы теории двуязычия": монография. - Тверь, 2009. Всего Вам наилучшего, Александра Александровна

Shilo Elena

Уважаемая Александра Александровна, прочитала Вашу статью, а затем постаралась вообще разобраться с гипертекстом как таковым. Например, литературная и компьютерная база данных - это тоже гипертекст. Можно изучать гипертекст как метод объединения документов, как текст, организованный по-особому, как механизм, позволяющий эти тексты организовать. Но Ваши исследования несколько иного плана. Нейрофизиологи и Вы находитесь на шаг впереди разработчиков новых информационных технологий, потому что Вы представляете мир как многомерную реальность, выраженную в языке. Мне, как биологу, понятна Ваша идея введения спиралевидной модели идентификации слова и понимания текста. Это не только отражает принцип строения ЦНС, но и её работы, когда в ответ на внешний вопрос, активизируется подкорка, кора, снова подкорка, и т.д., причем информация извлекается из разных зон. Мышление, восприятие, память - не разобщенные психические процессы, а только грани единого целого. А оно отражено в языке. Я просто обязана познакомиться с Вашими работами, которые, я уверена, позволят мне сделать еще один шаг в воссоздании реальной картины отечественной науки XVIII-XIX вв. С уважением - Елена Шило

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Добрый день, Елена! Конечно, гипертекст можно рассматривать с различных позиций, но главное в них всех - это принцип обширной сети, в которой всё связано со всем, при этом связываемое может иметь различную природу, а через гиперссылки имеется возможность выбрать из увязываемого множества сущностей именно ту или те, которые нужны, актуальны в текущий момент. На самом деле исследователи давно уже заметили, что существует так называемое "правило шести шагов" - самые, казалось бы, далёкие друг от друга вещи можно через ряд переходов (медиаторов) связать друг с другом. На это, например, ещё в 1960-е годы обратили внимание украинские учёные, проводившие ассоциативный эксперимент (подробно об этом говорится в моих публикациях 1978 и 1990 гг.). Я думаю, что само понятие гипертекста, ставшее таким популярным в эпоху постмодерна, просто является очередным "всплеском" в происходящем еще со времён древнегреческих философов обсуждении идеи "всё во всём" - всеобщей связи явлений, которая наблюдается на самых разных уровнях и в таком многообразии проявлений, что мы их просто не замечаем, принимаем как само собой разумеющееся. Именно поэтому имеет место тенденция объединения усилий представителей разных наук: только интегративный подход позволит сделать новый рывок, увидеть человека как целостность (в каком-то смысле вернуться к Гипокарту!!!). Для меня особую ценность имеет Ваше высказывание с позиций биолога! Наверное, Вам будет интересно познакомиться с биологическим подходом к языку, который реализуется, например, в работах: Златев (2009), Дашинимаева (2010), Hellevig (2010) и др. Еще раз спасибо за внимание к моему исследованию! Желаю всего самого-самого хорошего, Александра Александровна

Shilo Elena

Доброе утро Александра Александровна! Согласна с вами, что понятие "гипертекст" несет большую смысловую нагрузку и отражает принцип системности и иерархичности и вообще многогранность мира. Вы правы и в том, что, раз психолингвистика зацепила, то нужно читать и читать. Спасибо за наводку на авторов. Как биолог, посоветовала бы сама себе вначале обратиться к работам А.Р. Лурия, который изучал операционную сторону речевой деятельности. Но это дело будущего. К Вашей реплике только замечу, что многие люди думают образами, которые тоже составляют часть поликодового гипертекста. Интересно, как образы-понятия вписываются в него, как кодируются и воспроизводятся. Творческих Вам успехов!

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Привет! Спасибо за продолжение разговора. Конечно образы входят в состав живого гипертекста - потому я и говорю о поликодовом гипертексте, но не только целостные образы. Огромную роль играют признаки и их составляющие. Я уверена, что именно в результате такой дробности оснований для связей в памяти человека оказываются возможными открытия нового для самого себя и для науки: эвристический поиск может направляться таким признаком признака, какой трудно выявить посредством логико-рационального анализа хотя бы в следствие природы такого признака как продукта переработки перцептивного или эмоционально-оценочного опыта индивида, к тому же ещё и в некоторой ситуации, так или иначе актуальной или нет для человека как личности. Спасибо! Успехов!Александра Александровна

Plotnikowa Anna Alekseevna

Уважаемая Александра Александровна! Статья вызвала у меня необыкновенный интерес и огромное желание подробнейшим образом изучить Ваши работы! Метафора "живой поликодовый гипертекст" в отношении значения слова, на мой взгляд, вскрывает глубинную сущность феномена слова и речевой деятельности в целом. Статья навела меня на размышления. Меня как молодого исследователя волнует процесс "разворачивания" слова (его значения) в текст, который я наблюдаю в текстах миниатюрах интернет-коммуникации. Эти маленькие тексты часто представляют собой актуализацию определенного стереотипного фрагмента "гипертекста" ключевого слова, выносимого в заглавие. Особенно интересно распространение текстов в гипертекстовом медийном пространстве, в котором текст выступает как речевая единица. Если я правильно понимаю, то природа значения слова оказывается изоморфной природе текстов как единиц другого уровня языка, интернет-коммуникации. Продуктивной для лингвистических исследований видится метафора о голограмме, сходные мысли без столь удачного метафорического сравнения возникают при метаязыковых исследованиях и применении опросных методик. Мне очень нравится Ваша позиция по поводу модного слова "концепт", его сознательного устранения, но тем не менее, изложенные положения с другой точки зрения удачно раскрывают сущность именно этого понятия, только в более выигрышном аспекте, отражающем культурный, речевой, нейролингвистический "ген" природы слова. У меня возникает один не лингвистический, но философский вопрос: Если принцип гипертекста рождает значение слова, а вместе с тем все основы речи, то что может родиться при формирование интернет-коммуникации, в основе которого лежит этот принцип? или ничего не рождает, а лишь использует уже изначально существующий механизм коммуникации? Прошу прощения за отвлечение от темы. Желаю Вам дальнейших исследований, развития идей и теорий! С уважением, Анна Плотникова, Томск

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая Анна! Конечно, понимание, или идентификация слова как такового, представляет собой развертывание в текст! Именно поэтому я абсолютно убеждена, что для носителя языка понятие "изолированное слово" является весьма относительным: услышав даже отдельное слово или увидев первое слово нового сообщения, мы немедленно включаем его в контекст нашего предшествующего опыта. При этом внутренний контекст не является исключительно вербальным! Вы не отвлекаетесь от темы, а расширяете её границы. Действительно, принцип гипертекста реализуется на всех уровнях языка, и не только его. Я думаю, это один из универсальных принципов устройства мира. Он по своей значимости сходен с принципом струны, который стал весьма популярным в современной физике. Что новое может родиться, благодаря применению принципа гипертекста в интернет-коммуникации? Уже родилось многое, в том числе переход к философии на уровне WEB-3. К тому же новые возможности организации общения и исследовательской работы дали импульс для осмысления и учёта важности самого принципа связи, значимости различных оснований для связи, возможности применения разных подходов к одному и тому же объекту (о чём ранее некоторые могли не знать) и т.д. Подумайте:разработчики новых информационных технологий приняли на вооружение принцип работы мозга человека, а техническая реализация этого принципа через электронный гипертекст, в свою очередь, дает новый импульс для мобилизации творческих возможностей речемыслительной деятельности пользователей сети!!!!!!! Это здорово! И это снова проявление всеобщей взаимосвязи явлений, никуда от этого не деться. Желаю успеха в Ваших научных изысканиях! Александра Александровна

Balasanian Mariana

Прочитала с интересом Вашу статью. Спасибо!С уважением, Марианна Баласанян

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая коллега! Спасибо Вам за внимание к моей статье! Желаю Вам успехов во всех и всяческих начинаниях, Александра Александровна.

Kostova-Panayotova Magalena Petrova

Уважаемая коллега. Статья интересна. Интересна в данной статье точка зрения автора. С уважением!

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Спасибо большое! С пожеланием больших научных достижений, Александра Александровна

Marina Rostislavovna Zheltukhina

В век информатизации особенно важен учёт (на разных уровнях осознаваемости) более или менее широкой сети эмоционально-оценочно маркированных выводных знаний и переживаний. Сегодня очень актуальна Ваша трактовка специфики внутреннего контекста и его роли в идентификации слова. Это значимо не только в теоретическом плане, но и в практическом при осуществлении эффективного понимания в коммуникации, а также при проведении лингвистической (хотя я настаиваю, что вернее будет называть "психолингвистической"(вслед за моим научным консультантом Юрием Александровичем Сорокиным! Светлая ему память!!!!!) экспертизы звучащей или письменной речи, текста. Как сложно бороться с устоявшимся мнением о том, что достаточно опознать словарное значение того или иного слова, а контекст частично или полностью исключается. Абсолютно согласна с Вами, что через общепринятое значение слова человек выходит на полимодальный образ мира (формируемый с опорой на множество перцептивных, когнитивных и аффективных признаков) и на учёт множества выводных знаний, что отображает Ваша спиралевидная модель идентификации слова и понимания текста. Спасибо Вам за Ваши исследования и лингвистическую смелость!!! Рекомендую всем Ваши труды при рассмотрении проблем порождения и понимания текста! Дальнейших творческих успехов! Желтухина Марина Ростиславовна

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая Марина Ростиславовна! Полностью согласна с Вашим комментарием. Спасибо! Желаю успехов, Александра Александровна.

Asadov Zahir Vahid

Уважаемая Александра Залевская! Я не отрицаю, что сегодня понятие поликодовый текст, поликодовый гипертекст прочтно вошло в лингвистическую науку, даже в некоторые сферы нашей социально-общественной жизни. И это не случайно, как говорится в одном добром фильме, "когда космические корабли бороздят просторы Вселенной", когда новейшие мультимедийные и нетовские технологии "заглядывают" уже нам в окошко, когда идет, в принципе, компьютеризация и чатеризация человеческого общения исследование индивидуального знания в рамках единой информационной базы человека, а также различных связей естественного языка с другими семиотическими системами, в том числе на основе триады "личность - среда - культура", несомненно является акутальным и насущной потребностью современного этапа разивтия филологической мысли. Очень похвально, что, если я правильно понял, исходным для Вашего исследования является понимание поликодового гипертекста как целостного в функционально-структурном и коммуникативно-семантическом отношении знака, построенного на гармонии семиотически гетерогенных, планетарных составляющих - вешь / смысл / слово-названи! Однако хочу заметить, что я, как сторонник теории концепта, более склонен подобному пониманию указанной Вами триады, но высоко ценю развиваемая Вами с иных позиций связь языка и культуры. Для интереса, рекомендую Вам прочитать книгу О.Сулейменова "Язык письма" (с точки зрения диады "вещь - название вещи"). Удачи Вам и наибольших научно-исследовательских продвижений! Спасибо Вам, что исследуете такую важную проблему. С уважением, Захир Асадов!

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Многоуважаемый коллега! Спасибо большое за Ваш комментарий. Мне хорошо понятна Ваша реакция, поскольку я знакома со многими подходами к проблеме знака, значения и семиозиса. При этом я абсолютно уверена, что каждый из подходов имеет право на существование, так как он обеспечивает взгляд на объект с определённой точки зрения. Именно поэтому при оценке работ своих коллег я привыкла исходить из того, насколько убедительно, логично и последовательно выдерживается рассмотрение объекта в одной и той же системе координат, т.е. в едином категориальном поле (см. подробно о требованиях к методологии научного изыскания в мой книге "Значение слова через призму эксперимента", 2011, там приводятся примеры). Моя система координат отличается от вашей, но это не значит, что она неправильна, она просто другая. Это естественное положение вещей, без которого наука не могла бы развиваться (мы с Вами хорошо знаем такие ситуации, когда вообще ничего нельзя было сказать, если это не согласовалось на 100% с официально признанной точкой зрения). Сейчас другие времена. Вместо плоскостных моделей знака (треугольника, трапеции и др., см. обзор в моей книге "Введение в психолингвистику", 2007) стали предлагаться модели иного типа. Моя - объёмная, сетевая, многоуровневая, она представляет собой попытку как можно лучше приблизиться к тому, что лежит за словом у живого человека. При этом я также в большим уважением отношусь к достижениям науки на предшествующих этапах её развития. В частности, принимаю идею интерпретанты Готлоба Фреге, но не останавливаюсь на том пороге, за который он побоялся заглянуть: интерпретация языкового знака человеком "для самого себя" не ограничивается вербальными заменами: за вербальными заменами (о которых ранее говорил Фреге, а ныне пишет Умберто Эко) стоит ещё много перекодировок, без которых не может наступить переживание понятности воспринимаемого. Более того, каждый раз такой процесс поиска глубинной интерпретанты может несколько отличаться от предшествующего случая у одного и того же человека, ибо он уже пережил некоторый дополнительный опыт взаимодействия с естественной и социальной средой, в его памяти оказались активными иные следы и связи, признаки и признаки признаков. В этом и состоит подлинная диалектика функционирования всего живого, в том числе - значения слова. Если у Вас есть ещё какие-то вопросы и замечания, я на них с удовольствием отвечу: именно в споре рождается истина (точнее -наше приближение к ней). Надо только уметь слушать друг друга и делать попытку встать на позицию собеседника, стобы увидеть его исходную "систему координат". Всего Вам наилучшего, Залевская Александра Александровна

Popov Andrey Vladimirovich

Очевидно, что математической моделью слова является множество. Слово "город" обозначает некоторый один город из множества городов планеты. Математической моделью предложения является дерево синтаксических связей, связывающих слова. Тогда текст - это множество деревьев, или "лес". Будем считать , что лес предложений = гипертекст? Что такое "поликодовый гипертекст", какой математической модели он соответствует?

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Многоуважаемый коллега! Скорее всего, мы с Вами разговариваем на разных языках. Могу ответить только так: в процессе общения мы фактически решаем плохо сформулированные задачи с опорой на расплывчатые множества. У индивидов не имеется полных совпадений в том, что лежит за воспринимаемыми ими словами. Общепринятое значение выступает в роли своеобразного "аттрактора", активирующего в памяти множество связей с многообразными продуктами перцептивной, когнитивной и аффективной (эмоционально-оценочной) переработки опыта познания и общения. Иначе говоря, проблемы естественного семиозиса решаются в ходе общения с опорой на обширнейшую сеть разномодальных (разнокодовых) связей, позволяющую переживать воспринимаемое как понятое. При этом собеседникам важно найти уровень достаточного семиозиса, т.е. тот уровень обобщения, на котором они наиболее успешно могут понимать друг друга. К сожалению, я не смогла привести свою спиралевдную модель- она не является математической, но все же позволяет составить представление о том, как я понимаю двунаправленность процесса идентификации слова и понимания текста: раскручивание гипотетической спирали идёт в прошлый опыт и в прогнозирование дальнейшего развития ситуации. От уровня углубления в прошлый опыт зависит активизация более или менее широкого круга выводных знаний и переживаний, которые также оказывают влияние на предвосхищение того, куда выведет понимаемое. Конечно, для меня была бы очень полезной консультация специалиста в математике. Пока что я (как кустарь-одиночка-самоучка) до всего дохожу самостоятельно - как сумею... Большое спасибо Вам за Ваш комментарий, буду думать! Залевская Александра Александровна

Lee Valentin Sergeevich

Глубокоуважаемая Александра Александровна, с огромным интересом прочитал сейчас статью. Ваше понимание значения слова, действительно, способствует "формированию эффекта эмержентности"и дает не просто психолингвистическую интерпретацию этого феномена, но и открывает новые пути к его пониманию. Не будет преувеличением считать, что Вы работе и мыслите в духе тех идей, которые были намечены в 19 веке В. фон Гумбольдтом и А.А. Потебней, а в 20 в. Л.С. Выготским, Л,В, Щербой, Н.И. Жинкиным. И даже Ваше замечательное и точное обыгрывание образа лазерного луча при считывании голограммы напомнило мне прецедентное выражение "светлое поле сознания". Все положения Вашей статьи не требуют каких-либо комментариев и упрощенного пересказа. Они в Ваших многочисленных работах, и эти работы надо читать. В этой связи вспомнил раздраженную реплику Л. Толстого, который на вопрос "Какова идея романа "Анна Каренина" ответил:"Читайте роман". И здесь тоже хочется сказать: "Читайте работы Залевской". Что же касается оценки, то у меня нет никаких сомнений в том, что Вашей работе следует присвоить первенство (первое место по филологическим наукам). С искренними пожеланиями новых успехов Ваш Валентин Сергеевич Ли.

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Валентин Сергеевич, спасибо огромное!!!! Мне очень важно было это прочесть. Дело в том, что в связи с защитой моей докторской диссертации в ЛГУ в феврале 1981 года мне сказали, что мои представления о том, что лежит за словом, это ненаучная фантастика. Только теперь, через 30 лет, получают признание коннекционистские идеи распределенной переработки информации мозгом человека, а разработчики новых информационных технологий взяли на вооружение модель гипертекста, отвечающую принципам работы мозга. Значит, правильно я шла к разработке проблем значения слова от моделирования процесса речемыслительной деятельности и от учёта специфики той самой "совеобразной переработки речевого опыта", о которой в своё время говорил Лев Владимирович Щерба! Только я добавляю: переработки опыт познания и общения. Кстати, именно в этом я вижу реальный учёт "фактора человека", внимание к которому привлёк Борис Александрович Серебренников, пытавшийся повернуть лингвистику лицом к пользующемуся языком человеку. С низким поклоном и надеждой на дальнейшее сотрудничество тех, кто понимает своевременность изменения облика лингвистики в соответствии с необходимостью решения ею новых задач современности! Залевская Александра Александровна

Kosykh Elena

Уважаемая Александра Александровна! Сейчас очень популярен термин "концепт". Вы намеренно избегаете его употребления? Для Вас ИМЯ - свёрнутый текст (В.Н. Топоров, П.А. Флоренский)? И не есть ли слово в гипертексте - текст - в тексте? Спасибо. Елена Косых.

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая Елена! Я намеренно избегаю термина "концепт", поскольку он превратился в модное слово, которое может означать то, что приписывает ему то или иной автор. За последнее десятилетие защищено огромное количество диссертаций о разного рода концептах, но фактически рассматриваются либо лежащие за словами понятия, либо семы, на которое раскладывается значение слова, описываемое словарями. В обоих случаях анализ ограничивается прокрустовым ложем лингвистических постулатов, ориентированных на нормативность и системность значений в языке как системно-структурном образовании, функционирующем и развивающемся по своим собственным законам. В противовес этому я иду от живого человека - в традиции, заложенной российскими языковедами, в том числе Потебней, Бодуэном де Куртенэ, Крушевским, Щербой. Вспомните: Потебня учил разграничивать категории как продукт научного описания и как то, чем пользуется говорящий человек. По его мнению, надо различать живое слово и слово, описываемое в науке, подобно тому, как различаются живое растение и растение, засушенное в гербарии. В последнее время в мировой науке появляются аналогичные высказывания (см. работы Умберто Эко, Джин Эйчисон и др.). Для меня бесспорно одно- наука может строить только конструкты - модели того, что реально функционирует у человека. То, что сейчас называют концептами, это логико-рациональные построения, отображающие лишь часть того, что лежит за словом как продукт множества перцептивных и когнитивных процессов, сопровождаемых эмоционально-оценочными переживаниями. Обычно представляют себе, что у человека слово хранится стабильно в единстве его формы и значения, к тому же вместе со всеми возможными лексико-семантическими вариантами, формами и т.д., т.е. так, как оно описано в науке. Почти 50 лет экспериментальной работы с носителями разных языков убеждают меня в том, что это далеко не так - отсюда сложилась моя психолингвистическая теория слова, с которой Вы можете ознакомиться по моим книгам, названным в докладе. Если у Вас есть ещё вопросы, я на них отвечу. Спасибо за Ваш интерес к значению слова!!!!!!!!!!!!!

замужем

Социально значимые вербальные единицы возникают и закрепляются в языковом сознании людей в значительной мере под влиянием текстов как естественный итог постоянного существования человека не только в биосфере (мире вещей, физическом пространстве), но и в мире слов (лингвосфере). Изучение указанных сложных процессов позволит «пролить свет» на специфику идентификации значения слова в парадигме ЖИВОГО ЗНАНИЯ. Дорогая Александра Александровна успехов и победы Вам! Э.А.Салихова

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Сердечный привет прекрасной представительнице Башкортостана! Вы совершенно правы, но я добавлю: человек познаёт мир на пересечении не двух, а четырёх сфер, а именно: биосферы, психосферы, ноосферы и социосферы, каждая из них взаимодействует с остальными тремя. Но язык существует не сам ради себя, он только закрепляет те продукты процессов познания, которые необходимы для адаптации к естественной и социальной среде. Это хорошо прослеживается через лингвокультурные различия, закрепляемые в языке (текстах): один и тот же объект может восприниматься в разных ракурсах; те или иные признаки одного и того же объекта могут иметь весьма различающиеся уровни актуальности для разных лингвокультур, но единым остаётся следующий универсальный принцип: познание мира идет параллельно с овладением речью (а первоначально и опережает речь), и происходит это, с одной стороны, по законам психической деятельности, а с другой - под контролем выработанных в культуре способов категоризации и видения мира, социально выработанных норм и оценок. Желаю Вам успеха, сейчас посмотрю Ваш доклад, ещё его не читала. Всех благ, А.А.

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая коллега! Сердечное спасибо Вам за высокую оценку моей работы! К сожалению, у меня не было возможности более подробно остановиться на том, что я считаю чрезвычайно важным. В частности, это касается моей трактовки специфики внутреннего контекста и его роли в идентификации слова. В противовес общепринятому мнению о том, что достаточно опознать словарное значение того или иного слова, я настаиваю на том, что через общепринятое значение слова человек выходит на полимодальный образ мира (формируемый с опорой на множество перцептивных, когнитивных и аффективных признаков) и на учёт множества выводных знаний, что отображает моя спиралевидная модель идентификации слова и понимания текста. Рисунок этой модели я сейчас попытаюсь вставить (не уверена, что мне это удастся сделать, не могу найти кнопку "Choose a file", а просто вставить скопированный рисунок не получается, окно-подсказка не отвечает...). Поэтому на всякий случай прощаюсь и желаю Вам больших успехов в Ваших научных изысканиях.

Khalupo Olga Ivanovna

Поиск и анализ зависимости языка от мышления продолжается. В этой области важным направлением является определение механизмов переработки информации в естественном и социальном окружении человека при постоянно изменяющихся условиях и влияния определенных факторов. Интересной в данной работе является точка зрения автора, что для успешности переработки информации необходим выход на систему кодов и кодовых переходов, которые и обеспечивают целостность образа мира. Изучение и анализ этой единой информационной базы человека, полученной в результате рассмотрения путей переработки человеком вербального и невербального опыта познания и общения, позволит не только наметить новые пути изучения данной проблемы психолингвистики, но и использовать этот материал и для других смежных наук в этой области.
Comments: 26

Mirzoyeva Leila Yurievna

Уважаемая Александра Александровна! Прочитала Вашу работу с огромным интересом, т.к. в ней нет устоявшегося противопоставления "когниция-эмоция", которое, на мой взгляд, выглядит порой излишне жестким и искусственным. И именно постулируемое в Вашей статье положение о триединстве перцептивного, когнитивного и эмоционально-оценочного опыта может стать ключом к разрешению многих проблем, связанных с категорией оценки и ее представлением в языке. Очень хотелось бы также увидеть предлагаемую Вами модель идентификации слова и понимания текста, потому что, на мой взгляд, она теснейшим образом связана с изучением сложных и многоаспектных процессов, имеющих место при обучении иностранному (второму) языку и переводу. С глубоким уважением, Лейла Мирзоева.

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Многоуважаемая лейла! Я очень рада узнать, что растет число сторонников мнения, согласно которому для живого человека вообще невозможно отграничить эмоционально-оценочный аспект от других аспектов речемыслительной деятельности и общения. Хотим мы этого или не хотим, мы переживаем всё воспринимаемое по принципу "для меня - здесь - сейчас"; Иначе говоря, человек существует как представитель вида и как личность, а личность, даже если она считает себя научно-объективной, всё равно не может избежать (хотя бы на подсознательном уровне) определённого ранжирования приоритетов. Это уже стали признавать учёные, занимающиеся вопросами методологии науки и научно-исследовательской деятельности. Не случайно, отбирая факты для исследования, мы чаще всего сразу замечаем то, что отвечает нашим теоретическим ожиданиям, но в упор не видим то, что им противоречит или в какой-то мере не согласуется с ними. Это вполне естественно, и требуется чёткое понимание ответственности исследователя на всех этапах работы - и при ознакомлении с публикациями по своей теме (когда мнения авторов различаются, и надо решать, кто прав? Хотя на самом деле каждый из них видит что-то своё!!!), и на этапе сбора материала (из которого надо не выбирать "удобное" для анализа, а выводить специфику выявляемых моделей отношений на базе полного корпуса данных), и особенно - на этапе интерпретации полученных результатов, когда безопаснее бывает спрятаться за какой-то повсеместно принятый постулат или термин (который, возможно, уже перешел в статус предрассудка или ушел в Plusquamperfekt науки...). Возвращаясь к содержанию Вашего комментария, сообщаю, что всё сказанное мною об упоминаемом Вами триединстве справедливо и для условий обучения языкам, об этом подробно говорится в моей книге ""Вопросы теории двуязычия": монография. - Тверь, 2009. Всего Вам наилучшего, Александра Александровна

Shilo Elena

Уважаемая Александра Александровна, прочитала Вашу статью, а затем постаралась вообще разобраться с гипертекстом как таковым. Например, литературная и компьютерная база данных - это тоже гипертекст. Можно изучать гипертекст как метод объединения документов, как текст, организованный по-особому, как механизм, позволяющий эти тексты организовать. Но Ваши исследования несколько иного плана. Нейрофизиологи и Вы находитесь на шаг впереди разработчиков новых информационных технологий, потому что Вы представляете мир как многомерную реальность, выраженную в языке. Мне, как биологу, понятна Ваша идея введения спиралевидной модели идентификации слова и понимания текста. Это не только отражает принцип строения ЦНС, но и её работы, когда в ответ на внешний вопрос, активизируется подкорка, кора, снова подкорка, и т.д., причем информация извлекается из разных зон. Мышление, восприятие, память - не разобщенные психические процессы, а только грани единого целого. А оно отражено в языке. Я просто обязана познакомиться с Вашими работами, которые, я уверена, позволят мне сделать еще один шаг в воссоздании реальной картины отечественной науки XVIII-XIX вв. С уважением - Елена Шило

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Добрый день, Елена! Конечно, гипертекст можно рассматривать с различных позиций, но главное в них всех - это принцип обширной сети, в которой всё связано со всем, при этом связываемое может иметь различную природу, а через гиперссылки имеется возможность выбрать из увязываемого множества сущностей именно ту или те, которые нужны, актуальны в текущий момент. На самом деле исследователи давно уже заметили, что существует так называемое "правило шести шагов" - самые, казалось бы, далёкие друг от друга вещи можно через ряд переходов (медиаторов) связать друг с другом. На это, например, ещё в 1960-е годы обратили внимание украинские учёные, проводившие ассоциативный эксперимент (подробно об этом говорится в моих публикациях 1978 и 1990 гг.). Я думаю, что само понятие гипертекста, ставшее таким популярным в эпоху постмодерна, просто является очередным "всплеском" в происходящем еще со времён древнегреческих философов обсуждении идеи "всё во всём" - всеобщей связи явлений, которая наблюдается на самых разных уровнях и в таком многообразии проявлений, что мы их просто не замечаем, принимаем как само собой разумеющееся. Именно поэтому имеет место тенденция объединения усилий представителей разных наук: только интегративный подход позволит сделать новый рывок, увидеть человека как целостность (в каком-то смысле вернуться к Гипокарту!!!). Для меня особую ценность имеет Ваше высказывание с позиций биолога! Наверное, Вам будет интересно познакомиться с биологическим подходом к языку, который реализуется, например, в работах: Златев (2009), Дашинимаева (2010), Hellevig (2010) и др. Еще раз спасибо за внимание к моему исследованию! Желаю всего самого-самого хорошего, Александра Александровна

Shilo Elena

Доброе утро Александра Александровна! Согласна с вами, что понятие "гипертекст" несет большую смысловую нагрузку и отражает принцип системности и иерархичности и вообще многогранность мира. Вы правы и в том, что, раз психолингвистика зацепила, то нужно читать и читать. Спасибо за наводку на авторов. Как биолог, посоветовала бы сама себе вначале обратиться к работам А.Р. Лурия, который изучал операционную сторону речевой деятельности. Но это дело будущего. К Вашей реплике только замечу, что многие люди думают образами, которые тоже составляют часть поликодового гипертекста. Интересно, как образы-понятия вписываются в него, как кодируются и воспроизводятся. Творческих Вам успехов!

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Привет! Спасибо за продолжение разговора. Конечно образы входят в состав живого гипертекста - потому я и говорю о поликодовом гипертексте, но не только целостные образы. Огромную роль играют признаки и их составляющие. Я уверена, что именно в результате такой дробности оснований для связей в памяти человека оказываются возможными открытия нового для самого себя и для науки: эвристический поиск может направляться таким признаком признака, какой трудно выявить посредством логико-рационального анализа хотя бы в следствие природы такого признака как продукта переработки перцептивного или эмоционально-оценочного опыта индивида, к тому же ещё и в некоторой ситуации, так или иначе актуальной или нет для человека как личности. Спасибо! Успехов!Александра Александровна

Plotnikowa Anna Alekseevna

Уважаемая Александра Александровна! Статья вызвала у меня необыкновенный интерес и огромное желание подробнейшим образом изучить Ваши работы! Метафора "живой поликодовый гипертекст" в отношении значения слова, на мой взгляд, вскрывает глубинную сущность феномена слова и речевой деятельности в целом. Статья навела меня на размышления. Меня как молодого исследователя волнует процесс "разворачивания" слова (его значения) в текст, который я наблюдаю в текстах миниатюрах интернет-коммуникации. Эти маленькие тексты часто представляют собой актуализацию определенного стереотипного фрагмента "гипертекста" ключевого слова, выносимого в заглавие. Особенно интересно распространение текстов в гипертекстовом медийном пространстве, в котором текст выступает как речевая единица. Если я правильно понимаю, то природа значения слова оказывается изоморфной природе текстов как единиц другого уровня языка, интернет-коммуникации. Продуктивной для лингвистических исследований видится метафора о голограмме, сходные мысли без столь удачного метафорического сравнения возникают при метаязыковых исследованиях и применении опросных методик. Мне очень нравится Ваша позиция по поводу модного слова "концепт", его сознательного устранения, но тем не менее, изложенные положения с другой точки зрения удачно раскрывают сущность именно этого понятия, только в более выигрышном аспекте, отражающем культурный, речевой, нейролингвистический "ген" природы слова. У меня возникает один не лингвистический, но философский вопрос: Если принцип гипертекста рождает значение слова, а вместе с тем все основы речи, то что может родиться при формирование интернет-коммуникации, в основе которого лежит этот принцип? или ничего не рождает, а лишь использует уже изначально существующий механизм коммуникации? Прошу прощения за отвлечение от темы. Желаю Вам дальнейших исследований, развития идей и теорий! С уважением, Анна Плотникова, Томск

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая Анна! Конечно, понимание, или идентификация слова как такового, представляет собой развертывание в текст! Именно поэтому я абсолютно убеждена, что для носителя языка понятие "изолированное слово" является весьма относительным: услышав даже отдельное слово или увидев первое слово нового сообщения, мы немедленно включаем его в контекст нашего предшествующего опыта. При этом внутренний контекст не является исключительно вербальным! Вы не отвлекаетесь от темы, а расширяете её границы. Действительно, принцип гипертекста реализуется на всех уровнях языка, и не только его. Я думаю, это один из универсальных принципов устройства мира. Он по своей значимости сходен с принципом струны, который стал весьма популярным в современной физике. Что новое может родиться, благодаря применению принципа гипертекста в интернет-коммуникации? Уже родилось многое, в том числе переход к философии на уровне WEB-3. К тому же новые возможности организации общения и исследовательской работы дали импульс для осмысления и учёта важности самого принципа связи, значимости различных оснований для связи, возможности применения разных подходов к одному и тому же объекту (о чём ранее некоторые могли не знать) и т.д. Подумайте:разработчики новых информационных технологий приняли на вооружение принцип работы мозга человека, а техническая реализация этого принципа через электронный гипертекст, в свою очередь, дает новый импульс для мобилизации творческих возможностей речемыслительной деятельности пользователей сети!!!!!!! Это здорово! И это снова проявление всеобщей взаимосвязи явлений, никуда от этого не деться. Желаю успеха в Ваших научных изысканиях! Александра Александровна

Balasanian Mariana

Прочитала с интересом Вашу статью. Спасибо!С уважением, Марианна Баласанян

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая коллега! Спасибо Вам за внимание к моей статье! Желаю Вам успехов во всех и всяческих начинаниях, Александра Александровна.

Kostova-Panayotova Magalena Petrova

Уважаемая коллега. Статья интересна. Интересна в данной статье точка зрения автора. С уважением!

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Спасибо большое! С пожеланием больших научных достижений, Александра Александровна

Marina Rostislavovna Zheltukhina

В век информатизации особенно важен учёт (на разных уровнях осознаваемости) более или менее широкой сети эмоционально-оценочно маркированных выводных знаний и переживаний. Сегодня очень актуальна Ваша трактовка специфики внутреннего контекста и его роли в идентификации слова. Это значимо не только в теоретическом плане, но и в практическом при осуществлении эффективного понимания в коммуникации, а также при проведении лингвистической (хотя я настаиваю, что вернее будет называть "психолингвистической"(вслед за моим научным консультантом Юрием Александровичем Сорокиным! Светлая ему память!!!!!) экспертизы звучащей или письменной речи, текста. Как сложно бороться с устоявшимся мнением о том, что достаточно опознать словарное значение того или иного слова, а контекст частично или полностью исключается. Абсолютно согласна с Вами, что через общепринятое значение слова человек выходит на полимодальный образ мира (формируемый с опорой на множество перцептивных, когнитивных и аффективных признаков) и на учёт множества выводных знаний, что отображает Ваша спиралевидная модель идентификации слова и понимания текста. Спасибо Вам за Ваши исследования и лингвистическую смелость!!! Рекомендую всем Ваши труды при рассмотрении проблем порождения и понимания текста! Дальнейших творческих успехов! Желтухина Марина Ростиславовна

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая Марина Ростиславовна! Полностью согласна с Вашим комментарием. Спасибо! Желаю успехов, Александра Александровна.

Asadov Zahir Vahid

Уважаемая Александра Залевская! Я не отрицаю, что сегодня понятие поликодовый текст, поликодовый гипертекст прочтно вошло в лингвистическую науку, даже в некоторые сферы нашей социально-общественной жизни. И это не случайно, как говорится в одном добром фильме, "когда космические корабли бороздят просторы Вселенной", когда новейшие мультимедийные и нетовские технологии "заглядывают" уже нам в окошко, когда идет, в принципе, компьютеризация и чатеризация человеческого общения исследование индивидуального знания в рамках единой информационной базы человека, а также различных связей естественного языка с другими семиотическими системами, в том числе на основе триады "личность - среда - культура", несомненно является акутальным и насущной потребностью современного этапа разивтия филологической мысли. Очень похвально, что, если я правильно понял, исходным для Вашего исследования является понимание поликодового гипертекста как целостного в функционально-структурном и коммуникативно-семантическом отношении знака, построенного на гармонии семиотически гетерогенных, планетарных составляющих - вешь / смысл / слово-названи! Однако хочу заметить, что я, как сторонник теории концепта, более склонен подобному пониманию указанной Вами триады, но высоко ценю развиваемая Вами с иных позиций связь языка и культуры. Для интереса, рекомендую Вам прочитать книгу О.Сулейменова "Язык письма" (с точки зрения диады "вещь - название вещи"). Удачи Вам и наибольших научно-исследовательских продвижений! Спасибо Вам, что исследуете такую важную проблему. С уважением, Захир Асадов!

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Многоуважаемый коллега! Спасибо большое за Ваш комментарий. Мне хорошо понятна Ваша реакция, поскольку я знакома со многими подходами к проблеме знака, значения и семиозиса. При этом я абсолютно уверена, что каждый из подходов имеет право на существование, так как он обеспечивает взгляд на объект с определённой точки зрения. Именно поэтому при оценке работ своих коллег я привыкла исходить из того, насколько убедительно, логично и последовательно выдерживается рассмотрение объекта в одной и той же системе координат, т.е. в едином категориальном поле (см. подробно о требованиях к методологии научного изыскания в мой книге "Значение слова через призму эксперимента", 2011, там приводятся примеры). Моя система координат отличается от вашей, но это не значит, что она неправильна, она просто другая. Это естественное положение вещей, без которого наука не могла бы развиваться (мы с Вами хорошо знаем такие ситуации, когда вообще ничего нельзя было сказать, если это не согласовалось на 100% с официально признанной точкой зрения). Сейчас другие времена. Вместо плоскостных моделей знака (треугольника, трапеции и др., см. обзор в моей книге "Введение в психолингвистику", 2007) стали предлагаться модели иного типа. Моя - объёмная, сетевая, многоуровневая, она представляет собой попытку как можно лучше приблизиться к тому, что лежит за словом у живого человека. При этом я также в большим уважением отношусь к достижениям науки на предшествующих этапах её развития. В частности, принимаю идею интерпретанты Готлоба Фреге, но не останавливаюсь на том пороге, за который он побоялся заглянуть: интерпретация языкового знака человеком "для самого себя" не ограничивается вербальными заменами: за вербальными заменами (о которых ранее говорил Фреге, а ныне пишет Умберто Эко) стоит ещё много перекодировок, без которых не может наступить переживание понятности воспринимаемого. Более того, каждый раз такой процесс поиска глубинной интерпретанты может несколько отличаться от предшествующего случая у одного и того же человека, ибо он уже пережил некоторый дополнительный опыт взаимодействия с естественной и социальной средой, в его памяти оказались активными иные следы и связи, признаки и признаки признаков. В этом и состоит подлинная диалектика функционирования всего живого, в том числе - значения слова. Если у Вас есть ещё какие-то вопросы и замечания, я на них с удовольствием отвечу: именно в споре рождается истина (точнее -наше приближение к ней). Надо только уметь слушать друг друга и делать попытку встать на позицию собеседника, стобы увидеть его исходную "систему координат". Всего Вам наилучшего, Залевская Александра Александровна

Popov Andrey Vladimirovich

Очевидно, что математической моделью слова является множество. Слово "город" обозначает некоторый один город из множества городов планеты. Математической моделью предложения является дерево синтаксических связей, связывающих слова. Тогда текст - это множество деревьев, или "лес". Будем считать , что лес предложений = гипертекст? Что такое "поликодовый гипертекст", какой математической модели он соответствует?

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Многоуважаемый коллега! Скорее всего, мы с Вами разговариваем на разных языках. Могу ответить только так: в процессе общения мы фактически решаем плохо сформулированные задачи с опорой на расплывчатые множества. У индивидов не имеется полных совпадений в том, что лежит за воспринимаемыми ими словами. Общепринятое значение выступает в роли своеобразного "аттрактора", активирующего в памяти множество связей с многообразными продуктами перцептивной, когнитивной и аффективной (эмоционально-оценочной) переработки опыта познания и общения. Иначе говоря, проблемы естественного семиозиса решаются в ходе общения с опорой на обширнейшую сеть разномодальных (разнокодовых) связей, позволяющую переживать воспринимаемое как понятое. При этом собеседникам важно найти уровень достаточного семиозиса, т.е. тот уровень обобщения, на котором они наиболее успешно могут понимать друг друга. К сожалению, я не смогла привести свою спиралевдную модель- она не является математической, но все же позволяет составить представление о том, как я понимаю двунаправленность процесса идентификации слова и понимания текста: раскручивание гипотетической спирали идёт в прошлый опыт и в прогнозирование дальнейшего развития ситуации. От уровня углубления в прошлый опыт зависит активизация более или менее широкого круга выводных знаний и переживаний, которые также оказывают влияние на предвосхищение того, куда выведет понимаемое. Конечно, для меня была бы очень полезной консультация специалиста в математике. Пока что я (как кустарь-одиночка-самоучка) до всего дохожу самостоятельно - как сумею... Большое спасибо Вам за Ваш комментарий, буду думать! Залевская Александра Александровна

Lee Valentin Sergeevich

Глубокоуважаемая Александра Александровна, с огромным интересом прочитал сейчас статью. Ваше понимание значения слова, действительно, способствует "формированию эффекта эмержентности"и дает не просто психолингвистическую интерпретацию этого феномена, но и открывает новые пути к его пониманию. Не будет преувеличением считать, что Вы работе и мыслите в духе тех идей, которые были намечены в 19 веке В. фон Гумбольдтом и А.А. Потебней, а в 20 в. Л.С. Выготским, Л,В, Щербой, Н.И. Жинкиным. И даже Ваше замечательное и точное обыгрывание образа лазерного луча при считывании голограммы напомнило мне прецедентное выражение "светлое поле сознания". Все положения Вашей статьи не требуют каких-либо комментариев и упрощенного пересказа. Они в Ваших многочисленных работах, и эти работы надо читать. В этой связи вспомнил раздраженную реплику Л. Толстого, который на вопрос "Какова идея романа "Анна Каренина" ответил:"Читайте роман". И здесь тоже хочется сказать: "Читайте работы Залевской". Что же касается оценки, то у меня нет никаких сомнений в том, что Вашей работе следует присвоить первенство (первое место по филологическим наукам). С искренними пожеланиями новых успехов Ваш Валентин Сергеевич Ли.

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Валентин Сергеевич, спасибо огромное!!!! Мне очень важно было это прочесть. Дело в том, что в связи с защитой моей докторской диссертации в ЛГУ в феврале 1981 года мне сказали, что мои представления о том, что лежит за словом, это ненаучная фантастика. Только теперь, через 30 лет, получают признание коннекционистские идеи распределенной переработки информации мозгом человека, а разработчики новых информационных технологий взяли на вооружение модель гипертекста, отвечающую принципам работы мозга. Значит, правильно я шла к разработке проблем значения слова от моделирования процесса речемыслительной деятельности и от учёта специфики той самой "совеобразной переработки речевого опыта", о которой в своё время говорил Лев Владимирович Щерба! Только я добавляю: переработки опыт познания и общения. Кстати, именно в этом я вижу реальный учёт "фактора человека", внимание к которому привлёк Борис Александрович Серебренников, пытавшийся повернуть лингвистику лицом к пользующемуся языком человеку. С низким поклоном и надеждой на дальнейшее сотрудничество тех, кто понимает своевременность изменения облика лингвистики в соответствии с необходимостью решения ею новых задач современности! Залевская Александра Александровна

Kosykh Elena

Уважаемая Александра Александровна! Сейчас очень популярен термин "концепт". Вы намеренно избегаете его употребления? Для Вас ИМЯ - свёрнутый текст (В.Н. Топоров, П.А. Флоренский)? И не есть ли слово в гипертексте - текст - в тексте? Спасибо. Елена Косых.

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая Елена! Я намеренно избегаю термина "концепт", поскольку он превратился в модное слово, которое может означать то, что приписывает ему то или иной автор. За последнее десятилетие защищено огромное количество диссертаций о разного рода концептах, но фактически рассматриваются либо лежащие за словами понятия, либо семы, на которое раскладывается значение слова, описываемое словарями. В обоих случаях анализ ограничивается прокрустовым ложем лингвистических постулатов, ориентированных на нормативность и системность значений в языке как системно-структурном образовании, функционирующем и развивающемся по своим собственным законам. В противовес этому я иду от живого человека - в традиции, заложенной российскими языковедами, в том числе Потебней, Бодуэном де Куртенэ, Крушевским, Щербой. Вспомните: Потебня учил разграничивать категории как продукт научного описания и как то, чем пользуется говорящий человек. По его мнению, надо различать живое слово и слово, описываемое в науке, подобно тому, как различаются живое растение и растение, засушенное в гербарии. В последнее время в мировой науке появляются аналогичные высказывания (см. работы Умберто Эко, Джин Эйчисон и др.). Для меня бесспорно одно- наука может строить только конструкты - модели того, что реально функционирует у человека. То, что сейчас называют концептами, это логико-рациональные построения, отображающие лишь часть того, что лежит за словом как продукт множества перцептивных и когнитивных процессов, сопровождаемых эмоционально-оценочными переживаниями. Обычно представляют себе, что у человека слово хранится стабильно в единстве его формы и значения, к тому же вместе со всеми возможными лексико-семантическими вариантами, формами и т.д., т.е. так, как оно описано в науке. Почти 50 лет экспериментальной работы с носителями разных языков убеждают меня в том, что это далеко не так - отсюда сложилась моя психолингвистическая теория слова, с которой Вы можете ознакомиться по моим книгам, названным в докладе. Если у Вас есть ещё вопросы, я на них отвечу. Спасибо за Ваш интерес к значению слова!!!!!!!!!!!!!

замужем

Социально значимые вербальные единицы возникают и закрепляются в языковом сознании людей в значительной мере под влиянием текстов как естественный итог постоянного существования человека не только в биосфере (мире вещей, физическом пространстве), но и в мире слов (лингвосфере). Изучение указанных сложных процессов позволит «пролить свет» на специфику идентификации значения слова в парадигме ЖИВОГО ЗНАНИЯ. Дорогая Александра Александровна успехов и победы Вам! Э.А.Салихова

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Сердечный привет прекрасной представительнице Башкортостана! Вы совершенно правы, но я добавлю: человек познаёт мир на пересечении не двух, а четырёх сфер, а именно: биосферы, психосферы, ноосферы и социосферы, каждая из них взаимодействует с остальными тремя. Но язык существует не сам ради себя, он только закрепляет те продукты процессов познания, которые необходимы для адаптации к естественной и социальной среде. Это хорошо прослеживается через лингвокультурные различия, закрепляемые в языке (текстах): один и тот же объект может восприниматься в разных ракурсах; те или иные признаки одного и того же объекта могут иметь весьма различающиеся уровни актуальности для разных лингвокультур, но единым остаётся следующий универсальный принцип: познание мира идет параллельно с овладением речью (а первоначально и опережает речь), и происходит это, с одной стороны, по законам психической деятельности, а с другой - под контролем выработанных в культуре способов категоризации и видения мира, социально выработанных норм и оценок. Желаю Вам успеха, сейчас посмотрю Ваш доклад, ещё его не читала. Всех благ, А.А.

Zalevskaya Alexandra Alexandrovna

Уважаемая коллега! Сердечное спасибо Вам за высокую оценку моей работы! К сожалению, у меня не было возможности более подробно остановиться на том, что я считаю чрезвычайно важным. В частности, это касается моей трактовки специфики внутреннего контекста и его роли в идентификации слова. В противовес общепринятому мнению о том, что достаточно опознать словарное значение того или иного слова, я настаиваю на том, что через общепринятое значение слова человек выходит на полимодальный образ мира (формируемый с опорой на множество перцептивных, когнитивных и аффективных признаков) и на учёт множества выводных знаний, что отображает моя спиралевидная модель идентификации слова и понимания текста. Рисунок этой модели я сейчас попытаюсь вставить (не уверена, что мне это удастся сделать, не могу найти кнопку "Choose a file", а просто вставить скопированный рисунок не получается, окно-подсказка не отвечает...). Поэтому на всякий случай прощаюсь и желаю Вам больших успехов в Ваших научных изысканиях.

Khalupo Olga Ivanovna

Поиск и анализ зависимости языка от мышления продолжается. В этой области важным направлением является определение механизмов переработки информации в естественном и социальном окружении человека при постоянно изменяющихся условиях и влияния определенных факторов. Интересной в данной работе является точка зрения автора, что для успешности переработки информации необходим выход на систему кодов и кодовых переходов, которые и обеспечивают целостность образа мира. Изучение и анализ этой единой информационной базы человека, полученной в результате рассмотрения путей переработки человеком вербального и невербального опыта познания и общения, позволит не только наметить новые пути изучения данной проблемы психолингвистики, но и использовать этот материал и для других смежных наук в этой области.
PARTNERS
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.