facebook
twitter
vk
instagram
linkedin
google+
tumblr
akademia
youtube
skype
mendeley
Page translation
 

Системно-интегративная максима креативного действия

Системно-интегративная максима креативного действияСистемно-интегративная максима креативного действия
Starikov Pavel, associate professor, candidate of philosophy, associate professor

Siberian Federal University, Russia

Championship participant: the National Research Analytics Championship - "Russia";

the Open European-Asian Research Analytics Championship;

В статье обсуждается проблематика  креативности действия.  Предлагается рассматривать творческий акт (его современное понимание) в контексте взаимодействия  со сложными, уникальными, саморазвивающимися системами.   Определяется максима креативного действия.

Ключевые слова:креативность действия, сложность,  пиковые состояния, технологии, творчество 

The article deals with the problem of the creativity action.  It is proposed to consider the creativity action (its contemporary meaning) in the interaction with complicated, unique and self-developing systems. The author defines the Maxim of the creativity action.

Key words: creativity action, creativity, complexity, the peak statesof Consciousness, technologies.

Ускорение темпов перемен, становление информационного общества, трансформация и усложнение экономической, социальной, культурной сред обитания человека  определяют проблематику креативности как одну из  актуальнейших для  общественных наук. Серьезную попытку определить новый «статус» креативности в теоретической социологии в контексте проблематики социального действия в последнее время предпринял Ханс Йоанс. Опираясь на концепцию прагматизма, он обосновывает необходимость объединения различных версий социального действия (М. Вебер, Т. Парсонс, Ю. Хабермас) в рамках развиваемой им теории креативности действия [1]. Можно согласиться с автором  в его оценке значимости проблематики креативности для понимания модернизации общества, с его критикой классической теории рационального действия, предполагающего автономного актора,  максимизирующего свою прибыль. В то же время, практически устраняя из сферы своего анализа такие важные концепции творчества, как философию жизни, экзистенциализм, аналитическую психологию, эпистемологию Г. Бейтсона,  опыт современных психо- и социотехнологий автор существенно  ограничивает  понимание феномена творчества его функциональной связи с целостностью, комплексностью среды, развитием сложных систем.

Рационализация   творческого акта  как источника личностного и общественного развития, интеграции, формирования системного мышления уже сегодня позволяет выйти из относительно узких рамок отдельных концепций творчества  к «новым горизонтам» комплексной, системной методологии организации творческого процесса и развития творческих способностей (здесь  рациональность понимается, согласно Ю.Хабермасу, как «наличие желания (у способных говорить и действовать) приобрести недостающие знания и правильно использовать их» [2, с. 324], а основа рационализации – непрекращающийся дискурс в структурах современных жизненных миров).

Необходимо  осознавать, что в историческом  процессе  представления о смысле, значении творчества менялись существенным образом, диалектически проявляя все новые его грани. Современное, здесь и сейчас формирующееся понимание творчества, креативного акта отражает важнейшие особенности нашей эпохи. Среди них следует отметить несколько,  как представляется, наиболее важных: во-первых, формирование новой картины мира, нового мировоззрения на принципах системности, холизма, синергичности; во-вторых, актуализация значимости интегративных процессов в контексте нарастающей сложности, комплексности современного мира.

Так, в рамках разнообразных научных концепций рождается представление о фундаментальной целостности мироздания, обнаруживается, что мы не можем разложить мир на отдельные "строительные кирпичики", все связано со всем.  В  контексте формирующейся холистической парадигмы рождающиеся технологии творчества предполагают не просто «манипулирование» информацией с целью получения решения – они включают человека в многомерность космического креативного процесса, в котором преобразуется и сам субъект творчества. Универсальные паттерны креативного акта в равной степени могут быть действенными на всех уровнях организации жизни: биологическом, психическом, социальном, космическом. В силу этого пробуждение творческости  организует как внутреннюю, так и внешнюю жизнь индивида, позволяет решать задачи совершенствования физиологической, психической, социальной жизни человека.

Эту универсальность творчества, его универсумный, космический характер, отразили уже первые концепции творчества, сформировавшиеся в архаических культурах в форме космогонических мифов, повествующих о времени, когда первый порядок был сотворен усилиями Богов и Героев.  Бесчисленные ритуалы повторяли акт Творения, перенося архаического человека в мифическую эпоху начала мира, наделяя его через космогонический ритуал героическими и божественными силами.

Сегодня  взгляд на творчество как на универсумный, мифолого-героический, интегрирующий системы в целостность, совершенный модус человеческого бытия   развивается в рамках гуманистической, экзистенциальной, трансперсональной психологии. Так,   К. Роджерс (один из известных представителей гуманистической психологии) определяет творчество как «усиление себя» [3], приписывая ему следующие  свойства. Во-первых, каждый человек обладает потенцией к глубокому и конструктивному творчеству. Во-вторых, соприкосновение со своей творческой сущностью есть одновременно соприкосновение  с универсумом, с универсальным источником энергии.  В-третьих, К. Роджерс фиксирует  сущностный характер творчества как интегративный процесс,  который порождается всем нашим организмом, а не только интеллектом,  может приводить к созданию некоторого продукта, но может проявляться и в построении взаимоотношений между людьми,  результируется в усилении нас самих и в новом состоянии сознания себя и мира вокруг нас.

Близкую концепцию  творчества развивал А. Маслоу в контексте проблематики здоровья, зрелости и самореализации. Маслоу ставил знак тождества между творчеством и способностью интегрировать, соединять воедино разные,  противоположные элементы. Великий художник  образовывает единство из несочетающихся цветов и несовместимых форм. То же самое делает и великий теоретик, когда он соединяет непонятные и противоречивые факты, чтобы мы могли видеть, что они на самом деле  части одного целого. То же самое совершают великий государственный деятель, великий изобретатель, великий родитель. Все они  «интеграторы», способные соединять в целостность разные и даже противоположные элементы.

Понятие интеграции  имплицитно является ключевым конструктом концепции творчества Маслоу, давая возможность поставить проблему о взаимодействии между внутренней интеграцией  индивида и его способностью интегрировать то, что он делает в этом мире. Насколько творчество окажется синтезирующим, конструктивным, объединяющим, с точки зрения Маслоу,  зависит от внутренней интеграции личности. 

Здесь, в представлениях А. Маслоу, других авторов мы видим оформление   нового, адекватного для современной эпохи видения творческого процесса, в центре которого  взаимодействие со сложными, уникальными, саморазвивающимися системами, а ключевая функция творчества – акт системной интеграции.

В наибольшей степени эти особенности творческого акта у самоактуализированных людей раскрываются в пиковом переживании, как представляется –  идеальной модели человеческого креативного действия.  По А. Маслоу, пиковое переживание – «это эпизод или «прорыв», в котором все силы личности чрезвычайно эффективно сливаются воедино, доставляя интенсивное удовольствие, когда человек обретает единство, преодолевая разорванность, больше открыт ощущениям, отличается неповторимостью, экспрессией и спонтанностью, более полно функционирует, обладает большими творческими способностями и большим чувством юмора, способен подняться над эго, более независим от своих низших потребностей» [4, с. 132] .

Важно отметить, что выделяя признаки творческого акта, практически все исследователи творчества и сами творцы подчеркивают его бессознательность, спонтанность, неподконтрольность прямому воздействию воли и разума, тесную связь с измененными состояниями сознания, вдохновением. Значимый подход к пониманию  природы бессознательных процессов, лежащих в основе творческого акта, сформировался на основе выделения  двух стратегий обработки информации (неосознаваемой, холистической, правополушарной  и осознаваемой, аналитической, левополушарной).

Так, согласно модели В. Роттенберга, различие между стратегиями обработки информации полушарий человеческого мозга сводится к различным   способам организации контекстуальной связи между предметами и явлениями [5]. Словесно-логическое мышление (левое полушарие)  выделяет из всего обилия реальных связей между предметами и явлениями лишь немногие определенные и тем самым обеспечивает восприятие этих связей как однозначных, нормированных в процессе социальной коммуникации (на это обстоятельство обращает особое внимание и Н.Луман в своей теории аутопоэзиса систем). Для того чтобы отразить все многообразие связей между явлениями, нужен принципиально иной способ мышления. Этой задачей занято правополушарное мышление. Оно «схватывает» реальность во всем многообразии, богатстве, холистично и формирует многозначный контекст.

Близкие по смыслу концепции качественного различия стратегий при обработке информации: сознательного и бессознательного, вторичного и первичного процессов, левополушарной и правополушарной были созданы К. Юнгом, Г. Бейтсоном, другими авторами.

Как следствие,  среда, которая востребует, проявляет человеческую креативность, должна обладать высокой степенью неопределенности и богатством возможностей. Творческие люди, в свою очередь, сами ищут и создают такие среды. Верно и обратное утверждение – способность легко переносить неопределенность, любовь к приключениям, открытость для опыта, сильный самоконтроль, эмоциональная стабильность и готовность к риску являются качествами,  которые присущи творческим личностям. Исследователи отмечают у творческих людей беглость, порывистость, импульсивность, предпочтение асимметричных форм. Одаренные лица способны выдерживать неловкое и двусмысленное положение значительно дольше людей нетворческого склада.

С другой стороны, сложность, неопределенность, скрытые от сознания порядки – те условия, попадая в которые человек, лишенный поддержки бессознательного, первичных процессов, поликонтекстности правополушарных стратегий  испытывает тревожность. Затруднения в восприятии временного хаоса, неверие в спонтанные, упорядочивающие силы бессознательного и страх неведомого блокируют творческий процесс, провоцируют   стереотипизацию и унификацию человеческого поведения.

Жизнь всегда вызывает тревогу, констатируют философы-экзистенционалисты, поскольку почти все важные вещи, которые случаются с людьми, имеют неопределенный, неоднозначный и неясный исход. Рутинизация человеческого действия – естественная реакция на сложность и непредсказуемость, которая создает иллюзию психологической безопасности. Можно согласиться с  Кьеркегором, назвавшим такую реакцию на жизнь «замолкнувшей индивидуальностью».  Эрих Фромм определил это состояние как бегство от свободы, хотя  это состояние можно было бы определить и как бегство от сложности.

Парадоксально, но именно состояние творческой свободы дает человеку необходимые ресурсы для того, чтобы справляться с тревожностью, ориентироваться в сложном и непредсказуемом мире, осуществляя этот процесс системосозидательно. Ситуация сложности и неопределенности, как бы «блокирующая» естественное освобождение творческости человека предполагает разрешение данного противоречия в рамках  формирования культуры организации  творческого процесса – развития современных психо- и социотехнологий. Страх неизвестности определяет границу, с пересечения которой начинается  пробуждение творческости на основе  интеграции сознания и бессознательного, рождая особое состояние активности человека, сопряженное с подлинным ядром его личности и мотивации  - идеальные модели человеческого бытия и действия. Разные авторы определили это состояние как пиковое состояние (А. Маслоу), состояние потока (М. Чиксентмихали), Кайрос (П. Тиллих) и др.

Важно отметить, что  в этих состояниях  соединяются вместе универсальный творческий принцип или архетип творческой Самости  и  творческая личность, принцип удовольствия и принцип реальности, эрос   и логос, расширяя возможности Разума человека в целостном восприятии текущего момента со всеми присущими ему скрытыми взаимосвязями, возможностями, потенциями, смыслами.

В последнее столетие углубленная рефлексия над природой человека, общества, Вселенной в рамках различных психологических, социологических и философских концепций породила многообразие методов лечения «неврозов креативности».  Среди наиболее известных концепций: психодрама, различные направления арт-терапии. Особенность этих подходов – практическое отождествление процессов пробуждения креативности в страдающем человеке  и  его исцеления, восстановления и развития целостности системы человек-универсум во всем многообразии взаимосвязей.  Так, креативность виделась Морено как формирующая человеческую Самость «субстанция», отражающая креативный мировой процесс – причину и цель космического бытия. По мнению Морено, предпосылка нашего духовного кризиса, возможно, состоит в том, что веками формировались представления о «Боге в его обустроенной форме»,  при этом была упущена неисчерпаемая и непрекращающаяся креативность   Создателя. Общечеловеческий процесс преодоления тотального отчуждения, которое «охватило» все человечество,  есть феномен постепенного глобального пробуждения креативности.  В этом процессе  все больше людей трансцендируют свой эгоцентризм и делают  собственный центр доступным для креативного мирового процесса [6].

Наряду с психодрамой, все большее распространение во всем мире получает арт-терапия – метод лечения человека и общества посредством художественного творчества. Несомненную привлекательность арт-терапии как метода психологической и социальной терапии составляет то, что она использует  «язык» визуальной и пластической экспрессии. Это делает ее незаменимым инструментом для исследования и гармонизации внутреннего мира человека. С развитием арт-терапии связываются  надежды на создание такой синтетической методологии, которая в равной мере учитывала бы интеллект человека и его чувства, потребность в рефлексии и жажду действий, план телесный и духовный. Однако разнообразный опыт конструктивного, гармонизирующего воздействия на личность разных видов творческого самовыражения еще мало осмыслен в едином контексте психологических, культурологических, социологических  представлений.

Следует отметить особую игровую атмосферу арт-терапевтического пространства, которая обеспечивает иную систему координат, отличную от системы координат реальной жизни. В этой системе координат могут быть освоены и исследованы новые способы поведения, без тех последствий, с которыми связано их использование в реальной жизни. Арт-терапия позволяет встретиться в безопасном пространстве с реальностью имаго-мира, мира  воображения. Появляется уникальная возможность увидеть внутреннюю реальность с ее законами, сильно отличающимися от «линейной причинности» внешнего мира, и совершить собственное «путешествие героя», что является значимой частью процесса индивидуации. Как показывает опыт арт-терапии, символы внутреннего мира не могут быть однозначно истолкованы, поэтому более приемлема  системно-интегративная работа с заложенными в этих символах энергиями путем ее спонтанного, креативного  воплощения через образы.

Не менее важная  тенденция,  в рамках которой формируется современное понимание творчества, креативного акта –актуализация значимости интегративных процессов для решения глобальных организационных проблем, вставших перед человечеством. Особое значение здесь для понимания природы творчества  имеют работы русских философов космизма, всеединства, пророчески предугадавших проблемы, актуальные для современной цивилизации. Основа их вдохновляющего поиска  – идея социального христианства – спасение мира через социальное и культурное творчество, имеющее своей целью достоинство и свободу каждого человека, построение нравственного космоса, осуществление положительного всеединства. 

Так, глубинный смысл концепции В.С. Соловьева и его последователей заключался в определении онтологического статуса человека и человечества как призванных к реализации идеи положительного всеединства –"Царства Божия". Сама идея положительного всеединства предстает как идеал совершенной организации,  когда "единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всех… истинное единство сохраняет и усиливает свои элементы, осуществляясь в них как полнота бытия" [7, с. 94].   Идея положительного всеединства имманентна, то есть внутренне присуща человеку, и воспринимается, согласно В.С.Соловьеву, как проявления Истины, Добра и Красоты. Чувствительность к  этим ценностям связана с   творческой  интуицией, которая является  и вдохновляет человечество  созидать новое качество жизни.

Мир незавершен и в силу этого несовершенен, поэтому у человечества нет иного пути,  как через историю, через диалектику падений и взлетов его творческих усилий в духовной, социальной, материальной жизни. Через страдание  происходит  духовное очищение,  творческий подъем духа.  В человеческом творчестве же  и проявляется  божественная природа – положительное всеединство, выражается творческое существо Бога.

Как писал Н. Бердяев, творческий опыт есть нечто первичное, он – духовен в религиозном смысле слова. Творчество есть преодоление мира в евангельском смысле, преодоление иное, чем аскетизм, но равноценное ему. В творческом акте не устраивается «мир сей», а созидается мир иной, подлинный космос. «Творчество по существу своему есть расковывание, разрывание цепей. В творческом экстазе побеждается тяжесть мира, сгорает грех и просвечивает иная, высшая природа» [8, с. 146].

В целом, обсуждая проблему формирования современных взглядов на природу творчества, необходимо отметить сущностную связь концепции положительного всеединства и системно-интегративной направленности творчества. Традиционные способы принятия решений, основанные на механистической парадигме разделения сознания и материи, человека и мира,  не в состоянии справиться с лавинообразным потоком информации, увеличивающейся  комплексностью среды. Печальный опыт  катастрофического нарастания  проблем системного уровня, возникающих перед человечеством, показывает, что со старыми стратегиями мышления, организационными паттернами принятия решений невозможно жить в новую эпоху, когда сложность среды обитания человечества не только увеличилась количественно, но и трансформировалась качественно. Антитезой нарастающей  деструктивности может стать формирование  интегрального творческого  мышления  (задачу построения которого и ставили философы всеединства, их последователи),  основанного на синтезе логики, интуиции и эмоций, сочетании рациональных и иррациональных способностей человека: с одной стороны,  логики, основанной на стратегии левополушарного мышления,  с другой – эмоций и интуиции, основанных на правополушарной стратегии отражения мира.

Каждый из этих типов мышления выполняет свою функцию, имеет свои сильные и слабые стороны. Неразвитость одного из типов мышления в силу  доминирующего преобладания другого является дисфункцией, разрушает оптимальный баланс сил. Не случайно в аналитической психологии  центральный момент процесса индивидуации – развитие и интеграция отдельных типов мышления в целостную, интегральную систему. 

В то же время процесс индивидуации, формирование интегрального, синтетического мышления  невозможны вне эволюции и трансформации смыслов, ценностей, отношений человека к себе, обществу, вселенной. Кратко можно указать на одно из основных препятствий, которое приходится преодолевать на этом пути:  неэффективные стратегии взаимодействия с живыми, самоактивными силами внутреннего мира человека, живой Природы и Космоса. Печально, что эти  стратегии «впечатаны» в определенные уровни нашего бессознательного, в нормы и ценности социальных институтов, в силу чего Герберт Маркузе и многие другие вместе с ним назвали современное нам общество «репрессивным».

Таким образом, интегративное развитие интуиции, логики,  чувств, развитие способности принимать решения в диалоге с творческим бессознательным необходимо сопрягается с процессом нравственного и духовного развития индивида и общества в целом. Как считал Эрих Фромм, лекарством от человеческой деструктивности является восстановление способности к творчеству и любви. На уровне отдельной личности  этот процесс определяется как самоактуализация, индивидуация; на уровне общества – формирование «новой этики» – этики творчества,  нерепрессивной культуры, глубинной демократии.

Необходимой частью этого инновационного процесса  является осознание и рационализация универсальных паттернов  системотворчества, в рамках которых осуществляется процесс «движения навстречу» сознания и бессознательного,  устанавливаются индивидуальные и коллективные системы коммуникации с бессознательными процессами,  человекогенез сопрягается с  социо- и космогенезом.  Сегодня данная системно-интегративная максима креативного действия  все в большей степени определяет тенденции формирования современной культуры творчества  в контексте развития психо- и социотехнологий (управляемое воображение  в аналитической психологии,  метод глубинной демократии А. Минделла, социосистемные технологии               Р. Акоффа,  П. Чекленда, У. Черчмена и др.).

Литература:

  1. Йоанс, Ханс Креативность действия /Ханс Йоанс.  – СПб: Алетейа, 2005. – 320 с.
  2. Хабермас,  Ю. Философский дискурс о модерне /Ю. Хабермас. – М., 2003. –  416 с.
  3. Роджерс, К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека / К.Р. Роджерс. – М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994. – 480 с.
  4. Маслоу, А. Психология бытия / А. Маслоу. –  М., 1997. – 300 с.
  5. Ротенберг, В. Сновидения, гипноз и деятельность мозга / В. Роттенберг. –  М.: ООО «Центр гуманитарной культуры «Рон», 2001 – 256 с.
  6. Лейтц, Г. Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама Я.Л.Морено / Г. Лейтц. –  М., 1994. – 352 с.
  7. Рашковский, Е.Б. Современное мирознание и философская традиция России: о сегодняшнем прочтении трудов Вл. Соловьева  // Вопросы философии. – 1997. –  №6. – с. 92-105.
  8. Бердяев, Н.А. Опыт парадоксальной этики / Н.А. Бердяев. – М.: «Издательство АСТ», 2003. – 701с.
0
Your rating: None Average: 6.9 (7 votes)
Comments: 8

Soldatenko Iryna

Представляя современный взгляд на природу творчества, автор предпринял междисциплинарный анализ креативности. Соединение психологического, социологического и философского взгляда на акт креативности позволяют автору предложить инновационный подход в развитии как самого человека, так и общества в целом

Tatyanin Dmitry Vladimirovich

Статья выполнена на высоком научном уровне. Единственный небольшой минус – несколько сложна для восприятия, но это уже последствия использования большого количества специализированных терминов из разных наук. Автор несомненно проделал большую работу и глубоко проработал тему полностью раскрыв её. Мои поздравления в связи с хорошо проделанной работой.

Aleksey Konovalov

Надо приветствовать стремление осмыслить проявление креативности в современных социальных отношениях. Творчество как доминанта в выборе оптимального варианта действия, это интересно. Хотелось бы узнать видение автора прикладной части творчества и рациональности в нынешних, "усложненных", условиях социального бытия. Не известен также контекст связи творчества с мотивацией, целью его проявления.

Starikov Pavel

Благодарю за интерес к моему докладу. Я не идеалист в обыденном смысле этого значения. Когда чему-то придается излишнее значение, то скорее всего мы имеем дело с утопией. Проблематика творчества видится мне в неразрывной связи с практикой развития возможностей человека и общества. Сегодня, как мне представляется наиболее перспективное направление - интеграция сознательных и бессознательных ресурсов систем. По всей видимости, творчество - это и средство, и итог этой интеграции. В качестве прикладных аспектов мне бы хотелось выделить актуальные для моей работы целевые установки, найденные мной в системе Станиславского: до конца рационализировать можно только создание условий, позволяющие проявиться бессознательному процессу; каждому начинающему актеру нужно дать возможность хотя бы раз испытать блаженство вдохновения. С большим уважением, Стариков П.А.

Vykhodets Aleksander Mihaylovich

ценность статьи заключается в том. что она посвящена вопросам креативности в теоретической социологии. Автор предлагаент инновационный подход для ускорения развития личности. Однако, между развитием личности и развыитием социума ставить знак равенства можно только при определенных условиях, а о них автор ничего не говорит. А.Выходец

Vykhodets Aleksander Mihaylovich

ценность статьи заключается в том. что она посвящена вопросам креативности в теоретической социологии. Автор предлагаент инновационный подход для ускорения развития личности. Однако, между развитием личности и развыитием социума ставить знак равенства можно только при определенных условиях, а о них автор ничего не говорит. А.Выходец

Starikov Pavel

Благодарю за проявленное внимание к докладу. Ваш вопрос составляет центр той дискуссии, которая, по моему мнению, должна серьезно вестись в современной социологии. С моей точки зрения, проблематика творчества, его роль в социальном развитии, модернизации общества, даже несмотря на появление революционных работ Флориды, Лэмбри, других авторов, остается вне целостного контекста. По всей видимости, этот контекст одним из первых попытался выявить Г.С.Батищев в своей работе "Диалектика творчества". Там он вводит понятия социал-органических связей и социал-атомистических связей, показывая как смысл и значение творчества кардинально трансформируется в контексте этих связей. Хотя я бы отметил, что не определяя творчество как таковое, первым гениально определил основные подходы к этой теме Эмиль Дюркгейм в концепции органической и механической социальной солидарности. Сегодня, от глубины понимания природы творчества зависит в практическом смысле направленность и становление эффективных гуманитарных технологий (для России - это вопрос изменение парадигм управления от приоритета экономического к ориентации на развитие человеческих отношений, социального капитала, человеческого капитала), создание общей методологии творчества, включающей социологические, психотерапевтические, педагогические, управленческие подходы. Высокие технологии требуют высокой гуманитарной культуры. Мне представляется возможным создание такой методологии на основе анализа, прежде всего, системно-интегративных аспектов творчества. Решение этой задачи, имеет практические перспективы для развития педагогики творчества (современные технологии формирования творческой компетентности), технологий управления (развитие социосистемности). В то же время, диалектика взаимосвязи социального и личностного развития без всякого сомнения острый и полемичный вопрос. По результатам проводимых мной анкетных опросов по проблематике творчества, многолетнего опыта работы в области педагогики творчества, можно установить существование комплекса установок, представлений, способностей и навыков, органично связанных с творчеством. В данной работе обсуждаются важные, с моей точки зрения, составляющие этого комплекса. С большим уважением, Стариков П.А.

Представляя современный взгляд на природу творчества, автор предпринял междисциплинарный анализ креативности. Соединение психологического, социологического и философского взгляда на акт креативности позволяют автору предложить инновационный подход в развитии как самого человека, так и общества в целом.
Comments: 8

Soldatenko Iryna

Представляя современный взгляд на природу творчества, автор предпринял междисциплинарный анализ креативности. Соединение психологического, социологического и философского взгляда на акт креативности позволяют автору предложить инновационный подход в развитии как самого человека, так и общества в целом

Tatyanin Dmitry Vladimirovich

Статья выполнена на высоком научном уровне. Единственный небольшой минус – несколько сложна для восприятия, но это уже последствия использования большого количества специализированных терминов из разных наук. Автор несомненно проделал большую работу и глубоко проработал тему полностью раскрыв её. Мои поздравления в связи с хорошо проделанной работой.

Aleksey Konovalov

Надо приветствовать стремление осмыслить проявление креативности в современных социальных отношениях. Творчество как доминанта в выборе оптимального варианта действия, это интересно. Хотелось бы узнать видение автора прикладной части творчества и рациональности в нынешних, "усложненных", условиях социального бытия. Не известен также контекст связи творчества с мотивацией, целью его проявления.

Starikov Pavel

Благодарю за интерес к моему докладу. Я не идеалист в обыденном смысле этого значения. Когда чему-то придается излишнее значение, то скорее всего мы имеем дело с утопией. Проблематика творчества видится мне в неразрывной связи с практикой развития возможностей человека и общества. Сегодня, как мне представляется наиболее перспективное направление - интеграция сознательных и бессознательных ресурсов систем. По всей видимости, творчество - это и средство, и итог этой интеграции. В качестве прикладных аспектов мне бы хотелось выделить актуальные для моей работы целевые установки, найденные мной в системе Станиславского: до конца рационализировать можно только создание условий, позволяющие проявиться бессознательному процессу; каждому начинающему актеру нужно дать возможность хотя бы раз испытать блаженство вдохновения. С большим уважением, Стариков П.А.

Vykhodets Aleksander Mihaylovich

ценность статьи заключается в том. что она посвящена вопросам креативности в теоретической социологии. Автор предлагаент инновационный подход для ускорения развития личности. Однако, между развитием личности и развыитием социума ставить знак равенства можно только при определенных условиях, а о них автор ничего не говорит. А.Выходец

Vykhodets Aleksander Mihaylovich

ценность статьи заключается в том. что она посвящена вопросам креативности в теоретической социологии. Автор предлагаент инновационный подход для ускорения развития личности. Однако, между развитием личности и развыитием социума ставить знак равенства можно только при определенных условиях, а о них автор ничего не говорит. А.Выходец

Starikov Pavel

Благодарю за проявленное внимание к докладу. Ваш вопрос составляет центр той дискуссии, которая, по моему мнению, должна серьезно вестись в современной социологии. С моей точки зрения, проблематика творчества, его роль в социальном развитии, модернизации общества, даже несмотря на появление революционных работ Флориды, Лэмбри, других авторов, остается вне целостного контекста. По всей видимости, этот контекст одним из первых попытался выявить Г.С.Батищев в своей работе "Диалектика творчества". Там он вводит понятия социал-органических связей и социал-атомистических связей, показывая как смысл и значение творчества кардинально трансформируется в контексте этих связей. Хотя я бы отметил, что не определяя творчество как таковое, первым гениально определил основные подходы к этой теме Эмиль Дюркгейм в концепции органической и механической социальной солидарности. Сегодня, от глубины понимания природы творчества зависит в практическом смысле направленность и становление эффективных гуманитарных технологий (для России - это вопрос изменение парадигм управления от приоритета экономического к ориентации на развитие человеческих отношений, социального капитала, человеческого капитала), создание общей методологии творчества, включающей социологические, психотерапевтические, педагогические, управленческие подходы. Высокие технологии требуют высокой гуманитарной культуры. Мне представляется возможным создание такой методологии на основе анализа, прежде всего, системно-интегративных аспектов творчества. Решение этой задачи, имеет практические перспективы для развития педагогики творчества (современные технологии формирования творческой компетентности), технологий управления (развитие социосистемности). В то же время, диалектика взаимосвязи социального и личностного развития без всякого сомнения острый и полемичный вопрос. По результатам проводимых мной анкетных опросов по проблематике творчества, многолетнего опыта работы в области педагогики творчества, можно установить существование комплекса установок, представлений, способностей и навыков, органично связанных с творчеством. В данной работе обсуждаются важные, с моей точки зрения, составляющие этого комплекса. С большим уважением, Стариков П.А.

Представляя современный взгляд на природу творчества, автор предпринял междисциплинарный анализ креативности. Соединение психологического, социологического и философского взгляда на акт креативности позволяют автору предложить инновационный подход в развитии как самого человека, так и общества в целом.
PARTNERS
 
 
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
image
Would you like to know all the news about GISAP project and be up to date of all news from GISAP? Register for free news right now and you will be receiving them on your e-mail right away as soon as they are published on GISAP portal.